Офис открытого типа, в котором бок о бок трудятся десятки человек, многим кажется удобным и современным решением для размещения сотрудников компании. Особенно часто в опенспейсах оказываются люди, занятые в креативной сфере. Считается, что им так легче обмениваться идеями и решать рабочие задачи, не покидая своего места. При этом у опенспейса есть и свои недостатки. В таких офисах люди часто отвлекаются из-за шума, чувствуют себя незащищенными и теряют мотивацию. Также в открытом офисе проще заболеть, подхватив вирус от соседа или простудившись из-за открытой кем-то форточки. Мы нашли несколько человек, которые рассказали, как они пытались поработать в опенспейсе под разговоры коллег, но в итоге все же не выдержали.

Мила

ушла из офиса с токсичным руководством и открытой форточкой


Публичное унижение

Еще во время учебы в Высшей школе экономики я попала в свой первый опенспейс, устроившись на работу-стажировку в компанию, которая занималась недвижимостью. Конечно, это был не самый лучший опыт, но в том помещении, где сидела я, постоянно находилось не так много людей, и потому работать там было достаточно комфортно. Проблемы начались, когда я перешла в другую компанию, которая занималась гастролями артистов — российских за рубежом и иностранных у нас. Там все сотрудники сидели в опенспейсе, и его минусы стали очевидны сразу. Тогда я только набираясь опыта и постоянно чувствовала смущение, если нужно было позвонить по поводу информационного сотрудничества. Я понимала, что это слышат коллеги и думала: «Вдруг я что-то не так скажу! Про меня подумают, что я некомпетентный сотрудник, это дойдет до руководства!»

Руководители, будучи достаточно эмоциональными людьми, могли выйти из своего кабинета и начать кричать на кого-то из сотрудников

Даже когда я приобрела необходимый опыт, работать проще не стало. Главный минус опенспейса — все вокруг кричат. Руководители, будучи достаточно эмоциональными людьми, могли выйти из своего кабинета (они в опенспейсе все же не сидели) и начать кричать на кого-то из сотрудников. Иногда они громко звали кого-то зайти к себе, и было понятно, что человек отправляется «на ковер» получать выговор. Все остальные это видели и слышали, а сотрудник, ставший жертвой, чувствовал себя униженным. Из-за этого атмосфера в офисе постоянно была напряженной.

Кому-то душно

Шум исходил не только от руководства, но и от остальных коллег. Кто-то постоянно переговаривался вокруг на совершенно разные темы, а мне надо было написать правильно построенное и лаконичное письмо. Из-за того что все вокруг меня отвлекали, сосредоточиться было очень сложно, написание письма растягивалось на целый час, хотя сделать это можно было и за 20 минут. К тому же работа в опенспейсе порождала сплетни. Кто-то случайно услышал чужой разговор, передал другим, причем зачастую в искаженном виде — и так появлялись взаимные обиды.

Иногда в коллективе случались конфликты из-за проветривания

Еще у нас был коллега, который очень любил пошутить, переслать остальным что-то веселое в фейсбуке, но зачастую это переходило все возможные границы и шутка перерастала в балаган. Иногда в коллективе случались конфликты, в основном из-за проветривания. Весной погода была коварная: казалось, что на улице тепло, но стоило открыть форточку — и кого-то моментально продувало. Я сама как-то заболела из-за этого. К счастью, никто не приносил с собой обеды и не ел в опенспейсе. Офис находился в центре, и проблем с выбором кафе рядом не было.

Еще оказалось, что я очень сильно устаю от людей вокруг. Когда я выходила с работы, у меня было ощущение, что я выжата как лимон. Хотелось быстрее добежать до квартиры, ни с кем не разговаривать, посидеть в одиночестве и погладить своих котов. Опенспейс выжимал из меня все силы, и это сказывалось на отношениях с близкими, особенно с молодым человеком. В конечном итоге я поняла, что не смогу так работать, даже несмотря на интересные задачи. Я ушла из этой компании, стала вести проекты на аутсорсе и со временем создала собственное PR-агентство. Сейчас у нас все сотрудники работают удаленно, мы общаемся в чатах. Я считаю, что мы точно не менее эффективны, чем те PR-агентства, сотрудники которых сидят в офисе, тем более в опенспейсе.

Виталий

защищал рабочее пространство с помощью книжных стопок


Мало места, много шума

Некоторое время я работал в культурной институции, где вся команда сидела вместе. Когда я только пришел устраиваться, конкретное рабочее место мне не показывали, сотрудник просто обвел рукой весь кабинет со словами: «Мы сидим здесь», — и я еще не знал, что меня ждет. Оказалось, что пространство офиса было рассчитано на меньшее количество людей, чем там работало по факту. Поэтому все сидели довольно плотно, особенно те, кто приходили в команду последними, как я. Буквально локтем к локтю, как школьники за партами. Место за общим рабочим столом я отвоевывал хитростью — обкладывался с двух сторон стопками книг, выстраивал подобие временной стенки.

Мои коллеги бесконечно смотрели в мой монитор со всех сторон

Разумеется, ни о какой приватности в офисе речи не шло. Мои коллеги бесконечно смотрели в мой монитор со всех сторон, а еще невыносимым оказался шум. Моя работа связана с текстами, поэтому иногда нужно было сосредоточиться и поймать мысль в тишине, но в опенспейсе эта задача стала почти непосильной. И дело даже не в том, что коллеги хотят с тобой пообщаться, просто кто-то рядом говорит по телефону, а кто-то обсуждает предстоящий обед — и так получается шумовая завеса.

Шумные люди

Слева от меня сидел ассистент главного менеджера, справа — начальница моего отдела. С ней у нас были замечательные отношения. Мы старались не шуметь или хотя бы шуметь синхронно, чем, наверное, тоже кого-то бесили, а кого-то веселили. Иногда коллега слева мешала, потому что ее работа была сильно завязана на телефонные разговоры. Вообще больше всего звуков издавали сотрудники, которым нужно было взаимодействовать с кем-то за пределами нашего офиса — отделы маркетинга и логистики, а самыми тихими были айтишники.

Начальница приходила на работу со своим совсем маленьким ребенком — это был ад!

Даже тех, кто много шумел, мы не могли никуда отсадить, потому что офис маленький, а старички очень держались за свои места. Были люди, которые уходили работать в кафе или говорить по телефону в коридоры. Меня спасали герметичные наушники, вообще так делали многие, а одна коллега использовала беруши. Но люди в целом не возмущались, и текучки кадров из-за плохого оснащения рабочего места точно не было.

Еще у нас бывало, что начальница приходила на работу со своим совсем маленьким ребенком. Я понимаю, что работающие мамы — это очень круто и что ребенок никак, кроме крика, пока не умеет общаться, но это был ад! Шум от коллег вокруг, кричит ребенок — никакие наушники не помогут. При мне такое происходило всего пару раз, так как я уже был в процессе смены работы. Сначала я подумал, что это станет хорошей тренировкой и я научусь абстрагироваться, но не сложилось. Хватило меня почти на год, за который я понял, что больше никогда не соглашусь на такие условия. Сейчас я перешел в другое место, где у нас отдельные кабинеты по отделам. Я сижу в небольшой комнате с окном, дверью и одной коллегой напротив.

Алена

вынужденно сменила кабинет на опенспейс — и не выдержала


Вон из кабинетов

Я достаточно долго работала в редакции газеты, но у нее сменился владелец, и мы переехали в новый офис. Пока мы сидели по старому адресу, все было нормально, у нашего отдела был свой кабинет, где нормально уживались, сначала три, а потом два сотрудника. Но когда мы переехали, начался ужас. Кабинетов там не было в принципе — редакции нескольких изданий сидели в опенспейсе. Мне еще не повезло: я оказалась рядом с группой женщин-корректоров, которые постоянно обсуждали все подряд. Я приходила утром и к обеду уже знала, кто чем позавтракал, у кого ребенок не пошел в сад, кто кого бросил, кто купил новые туфли.

У многих до этого были кабинеты с секретарями, но на новом месте единственный бонус, который они получили, — это место с краю

Девушки из рекламного отдела очень страдали. Они привыкли общаться с клиентами в приватной обстановке, хотя бы потому, что озвучивали денежные суммы. А на новом месте им приходилось всех перекрикивать: «Двести тысяч это будет стоить! Говорю, двести тысяч!» Раньше вся команда верстальщиков сидела вместе в отдельном кабинете. На новом месте они тоже оказались рядом в опенспейсе и так же продолжили постоянно болтать, просто вокруг них теперь не было стен и их разговоры слышали окружающие.

Редакторы и журналисты привыкли, что у них есть отдельные кабинеты, куда можно прийти и поработать спокойно. Многим находиться в новых условиях оказалось сложно. Особенно тяжело пришлось руководителям отделов, шеф-редакторам, выпускающим редакторам. Они работали по 20–30 лет и были в шоке от того, что оказались в опенспейсе. У многих до этого были кабинеты с секретарями, но на новом месте единственный бонус, который они получили, — это место с краю, а не в самом центре рабочего пространства. Только одной женщине удалось выбить себе «аквариум».

Жесткие условия

Конфликты так или иначе случались. Одному было холодно и он кутался в кофту, а другому рядом жарко и он хотел открыть форточку. У одного бликовал экран от света из окна, и он просил закрыть жалюзи, а другому, наоборот, было слишком темно и неудобно печатать. Одна сотрудница вообще приносила на работу обед и хранила его в верхнем ящике рабочего стола. Контейнер, видимо, был абсолютно негерметичным, потому что запах распространялся по опенспейсу и всем становилось известно, что она сегодня будет есть. Ее много раз просили так не делать, но это было бесполезно.

Если коллектив дружный и все с самого начала работают в опенспейсе, это нормальная ситуация. Но в нашем случае в огромную комнату просто посадили всех подряд — начались проблемы. Я считаю, что тут компания должна помочь человеку адаптироваться к изменившимся условиям, но у нас же было наоборот. Когда мы переехали, очень ужесточились правила пользования интернетом на рабочем месте. Сайты с музыкой и соцсети, где у многих были свои плейлисты, оказались заблокированы. Так что нельзя было просто надеть наушники, включить свою подборку и отгородиться от окружающего мира.

На новом месте получалось к вечеру вымучить только одну статью. За счет этого снижалась гонорарная часть дохода

Кроме того, у нашего руководителя была привычка: каждое утро он вставал по середине опенспейса, медленно поворачивался вокруг своей оси и кричал, что он всеми недоволен, что все сидят у него на шее, а он зря платит зарплату. Это был своего рода ритуал. Так что обсуждать с начальником проблемы опенспейса было бессмысленно. Разговор у него был короткий: всем, кому что-то не нравится, он предлагал увольняться.

Нельзя сказать, что снизилось качество работы, но что-то делать стало сложнее. Если раньше журналисты могли вернуться с пресс-конференции, написать текст и в дополнение к нему выпустить еще обзорную статью, то на новом месте получалось к вечеру вымучить только одну статью. За счет этого снижалась гонорарная часть дохода. Я проработала там четыре месяца и ушла. Одной из причин было то, что на новом месте работы мне пообещали отдельный кабинет.

Сейчас я сама руковожу агентством; и когда мы рассматривали возможность переезда, нам предложили офис с опенспейсом. Условия там были очень хорошие — светлое просторное помещение, цена ниже, чем мы платили, рядом много кафе и ресторанов. Но я поняла, что просто не смогу так работать.


Обложка: fotosr52 – stock.adobe.com