The Village продолжает рассказывать, как люди разных профессий планируют свои доходы и расходы. В новом выпуске — дизайнер одежды. С кризисом 2014 года и падением курса рубля цены на одежду мировых брендов выросли, а кто-то даже ушел с российского рынка, посчитав его бесперспективным. Заказывать вещи на зарубежных сайтах или кататься на шопинг в Европу стало весьма накладно даже для тех, кто раньше мог позволить себе пару таких выездов за год. В таких условиях появился спрос на отечественных дизайнеров, открылось несколько мультибрендовых магазинов местных марок. Российские дизайнеры развернули деятельность и в социальных сетях, самые успешные проекты вроде 12Storeez стали открывать свои магазины в торговых центрах.

Мы узнали у москвички, которая бросила работу в офисе ради дизайна одежды, сколько она зарабатывает на своих коллекциях и на что тратит деньги.

Профессия

дизайнер одежды

Доход

В среднем 80 000 рублей в месяц


Расходы

10 000–40 000

Производство одежды

5 000–10 000

Квартплата

5 000–7 000

Продукты

2 000–4 000

Косметика и уход

500

Связь

5 000

Бензин

2 000–10 000

Накопления

Слезть с корпоративной иглы

Я росла во времена перестройки, когда сначала никакой одежды особо не было, а когда что-то стало появляться в магазинах, родители не могли себе позволить часто покупать мне вещи. Конечно, хотелось носить что-то оригинальное, а моя мама как раз очень хорошо шила. В журналах Burda она выбирала какие-то модели, отшивала их по выкройкам, и часто получалось, что я носила вещи, которые появлялись у одноклассниц только через некоторое время. Так что моя тяга к одежде идет из детства.

Я училась на переводчика английского и французского языка, и после института меня сразу же затянуло в маркетинг и рекламу. В этой сфере я проработала десять лет. Я была помощником менеджера в иностранном рекламном агентстве, потом бренд-менеджером. Но мне хотелось, как я это называю, слезть с корпоративной иглы и начать работать на себя, а одежда всегда была мне интересна. Уходить с постоянной работы было психологически тяжело. От стабильной зарплаты на карту надо уйти в неизвестность. Но муж поддержал меня и сказал, что мы в любом случае справимся.

Профильного дизайнерского образования у меня нет. В любом деле, связанном с чем-то визуальным, важна насмотренность. Дело даже не в том, что ты какие-то идеи подрежешь и начнешь использовать сама — от массы информации формируется определенный бэкграунд, который может вылиться в собственные идеи. Я подписана на многие паблики про современное искусство, дизайн, аккаунты художников и дизайнеров.

У меня лучше с креативом и придумыванием, чем с воплощением руками. Когда я решила заниматься дизайном одежды, я даже записалась на швейные курсы. Мы шили платье, юбку, блузку. Мне это нужно было, чтобы получить базовые знания в этой области и потом говорить с производствами на одном языке.

Коллекция для всех

Когда я работала бренд-менеджером в крупном отеле, у нас был дресс-код. Даже если ты не работаешь с гостями, нужно было иметь приличный вид: носить скучные и серые костюмы, туфли-лодочки. Людям, которые внутри себя ощущают совсем по-другому, приходилось тяжеловато. Это и стало основной идеей моей первой коллекции, да и бренда вообще.

Мне показалось, что сейчас в одежде очень много отживших критериев, сейчас кроссовки можно носить в любой ситуации. Размерные сетки тоже показались мне устаревшими. У всех брендов они разные: здесь ты влезаешь в юбку размера М с трудом, а в другом магазине она висит на тебе. Эти мысли у меня копились, и я придумала несколько вещей унисекс, которые подходили для любой ситуации и были одного размера. Они просто сидят по-разному на людях разного пола, веса, роста. Я делала белую сорочку, свитшот, брюки с лампасами.

Творческая часть — это только 10 % от всего процесса производства одежды. Дальше можно, например, работать в 3D-программе, которая покажет, как вещь будет выглядеть на манекене, какие вытачки можно добавить или убрать. Я попробовала, но решила все же работать с человеком, который поможет с конструированием.

Иваново или Китай

Придумала и отрисовала я все очень быстро. Мне казалось, что может быть проще: все одного размера, вещи простые, бери да шей! Я начала искать контакты в интернете, обзванивать какие-то производства. Выяснилось, что в Москве и Подмосковье шить одежду выходит очень дорого, в Петербурге уже немного дешевле. Есть региональные производства — в Иваново, Рязани. Когда ты к ним приходишь, они считают тебе очень низкую цену, но как только выясняется, что тебе нужно всего несколько десятков, а не тысяч штук, оказывается, что они работают только с крупными партиями.

Есть маленькие производства с довольно высокими ценами, да еще и понятия сервиса там нет вообще. Пишешь им очень подробное техзадание: какую планируется использовать ткань и фурнитуру, какие должны быть швы, сколько нужно изделий, а тебе просто приходит ответ — какая-то цифра без комментариев. Очень мало людей, которые отвечают на все твои вопросы. Нормальным считается просто не выходить на связь пару недель, потому что сотрудник заболел.

На поиск производств я потратила довольно много времени. Мы обо всем договорись на фабрике в Нижнем Новгороде, а когда я уехала обратно домой и стала общаться с ними уже из Москвы, договоренности с их стороны стали нарушаться. Они долго разрабатывали лекала, не отвечали на мои письма и звонки. Я подумала, что так мы кашу не сварим, и мы с ними распрощались. В итоге я нашла лабораторию по разработке одежды в Москве, а само производство в Петербурге. Но даже они сдали мне первый тираж на два месяца позже срока. У меня были всего четыре предмета, каждого по 40 штук, в первую коллекцию я вложила 300 тысяч рублей своих денег.

Многие дизайнеры шьют одежду в Китае, но там тоже есть свои сложности. Опять же, фабрики берутся только за большие тиражи, нужно как-то перевозить товар через таможню. Тяжело контролировать качество, так что может выйти как с покупкой с AliExpress: ты ждал одно, а пришло совсем другое.

Высокая себестоимость

Когда я начала все считать, оказалось, что себестоимость моих вещей получается очень высокой. Я знаю, что 100%-ный хлопок будет мяться и пожелтеет после первой же стирки, потому я долго искала ткань с минимальным содержанием полиэстера. Пуговицы использую только итальянские из натурального перламутра. Вроде все хотят дизайнерские вещи и ставят лайки в инстаграме, но потом покупатель может просто сказать: «Ну и зачем мне рубашка за 6 тысяч, я могу купить ее в три раза дешевле в Zara».

Когда я разобралась с себестоимостью пошива одной вещи, мне стало понятно, почему все российские дизайнеры, которые продают свои вещи в мультибрендовых магазинах, в основном делают незатейливый трикотаж: свитшоты, простые штаны, юбки в пол, боди и майки. Трикотаж — это просто и дешево, а как только ты начинаешь использовать костюмную и сорочечную ткань, делать какие-то нестандартные вещи, для которых нет разработанного лекала, продукция выходит намного дороже.

Когда я только стала заниматься одеждой, я читала много интервью с другими дизайнерами. Почти все истории выглядят примерно так: «Я подумала, что хочу шить одежду, купила за 100 тысяч рублей швейную машинку — и вот у меня сеть магазинов по всей России». Почему-то в этой сфере особо никто не спешит делиться своими историями. Контактами хороших фабрик и конструкторов дизайнеры друг с другом тоже делиться не торопятся. Все боятся, что кто-то другой предложит более выгодный заказ, а то и вовсе переманит к себе хорошего профессионала. Обычно говорят: «Я все сам делаю!»

Найти своего клиента

Есть много магазинов и шоу-румов, готовых сотрудничать с российскими дизайнерами, но они делают накрутку практически 100 %. Получается, что надо или отдавать им все по себестоимости, или продавать вещи еще дороже. Если рубашку за 6 тысяч люди купить могут, то за 12 — очень вряд ли. Тем более, клиентам на начальном этапе хочется предложить максимально дружественную цену, потому маленький тираж проще продать самой.

Instagram пару лет назад был хорош для продажи, но сейчас это большая помойка, где собрались продавцы всего на свете — от пластиковых труб до маникюра. Если раньше лайками и массфолловингом еще можно было привлечь клиентов, то сейчас это просто не работает. Люди закрываются от любого спама и предложений что-либо купить. Зато если выложить какую-то необычную вещь, фото соберет просто тысячи лайков и комментариев, но покупать и надевать такое люди не торопятся. Хороший канал продвижения — это, например, работа с блогерами, у которых аудитория может оказаться твоими потенциальными покупателями.

Все в интернете я делаю сама — снимаю, обрабатываю фото, общаюсь с людьми, наполняю соцсети и сайт. Когда у меня заказывают вещи, я иногда сама их вожу клиентам и общаюсь с ними, спрашиваю, что люди думают, как меня нашли, что им понравилось. Так и формируется лояльность.

Доход

Себестоимость рубашки — около 3 тысяч рублей, и я делаю на нее свою наценку и продаю уже за 6 тысяч. Дизайн одежды начал приносить мне доход, при этом я еще берусь за подработку по своей специальности — веду проекты. Еще у меня есть муж, который финансово участвует в оплате квартиры, покупке еды и других расходах.

До того как я ушла с офисной работы, мы тратили очень много денег — на одежду, развлечения, косметику, поездки. Сейчас, конечно, пришлось ужаться, но все равно в среднем в месяц я зарабатываю 60–100 тысяч рублей.

Расходы

Сейчас часть прибыли я не вывожу, а пускаю в дело. Если у меня есть стоки и нужно все это продавать, то потрачу деньги на рекламу. Если все продается, вложусь в ткань, фурнитуру, ярлыки, заплачу конструктору, отошью образцы, отдам на фабрику отшивать тираж. Это может быть и 40 тысяч в месяц.

На жилье у нас уходит 35 тысяч, но я плачу только часть. Сейчас мы переехали жить в Подмосковье. Муж тоже фрилансер, и нам не нужно ездить каждый день в офис. Год назад мы жили на севере Москвы и платили за квартиру больше 60 тысяч. За домашний интернет платит муж, он ему нужен по работе, потому во всех квартирах он тут же подключает самый дорогой и быстрый интернет. На свой телефон я кладу 500 рублей в месяц.

Едим мы в основном дома, в рестораны выходим, но не так часто, может, пару раз в месяц. На двоих на продукты мы тратим около 20–25 тысяч. Мы питаемся больше простыми продуктами — куриные грудки, овощи, сосиски, яйца. Ничего сверхдорогого и сложного в приготовлении не покупаем, и питаться дома выходит очень выгодно.

На бензин я трачу порядка 5 тысяч в месяц, это при том, что у меня маленькая машина, которая не так много сжигает. Бензин еще продолжает постоянно дорожать. Одежду я не покупаю. Я либо ношу то, что сшила сама, либо что-то из своего старого гардероба. Иногда даже с удивлением лезу в шкаф и думаю: «Ничего себе! И такое у меня было!» На косметику в среднем трачу около 2 тысяч в месяц, еще периодически хожу стричься и красить волосы.

Я финансово достаточно грамотный человек, потому стараюсь откладывать процент с любого денежного поступления. Главное — выбрать правильную мотивацию. Я бы не стала откладывать на черный день или на старость, а вот на что-то приятное — пожалуйста. Это могут быть небольшие суммы, которые не ударят по твоему бюджету, зато потом смотришь, а там уже накопилось на отдых. Тем более что сейчас, например, в Грузию можно взять билеты за 16 тысяч.