Недавно мы с коллегой Аней впервые покурили кальян — разумеется, по заданию The Village. Дождливым субботним вечером мы заходим в подвал на «Савеловской». Пытаясь скрыть свою неопытность, мы просим что-нибудь полегче и в ананасе (табак кладут в чашу из фрукта — это эффектнее и дороже). На столе перед нами стоят таблички, из них можно узнать, что в заведение нельзя приходить со своими чипсами, а за прожженный диван и разбитую колбу положен штраф. Примерно полчаса мы старательно выдуваем дым и делаем идеальные фото для инстаграма. Но потом тошнота и головокружение берут верх — мы стыдливо просим счет и уходим.

Несмотря на то что мы не смогли понять достоинства курения кальяна, в Москве сейчас это один из самых популярных видов досуга. По данным 2ГИС, в городе работает порядка тысячи заведений, которые называют по-разному: курительными клубами, лаундж-барами, центрами паровых коктейлей. Найти кальянную не составит труда как на окраине спального района в одном здании с экономмагазином, так и в башнях «Москва-Сити». Это неудивительно: открыть кальянную проще, чем кафе, окупается она быстро, а если нет желания придумывать что-то свое, можно купить франшизу известной сети.

При этом для многих москвичей курение кальянов остается тщательно скрываемым guilty pleasure: в компании образованных и успешных друзей хвастаться посещением курительных заведений — все равно что с упоением рассказывать о поездке в Турцию по пакетному предложению. The Village разбирается, кто открывает кальянные в Москве и можно ли создать место, которое станет востребованным у модных горожан.

Лаундж шаговой доступности

Наш первый опыт курения состоялся в субботу вечером в «Мята Lounge» на Бутырской улице. Это кальянный час пик — свободных диванов нет. Большая компания за столиком справа, по всей видимости, говорит о бизнесе. До нас доносятся слова «проект» и «прибыль», а в какой-то момент один из молодых людей начинает жаловаться на заказчика, который не платит. Слева компания поменьше, но обсуждает, как заработать, быстро научиться кодить на Python и получать деньги за переход по реферальным ссылкам. Похоже, что сюда пришли исключительно молодые бизнесмены, чтобы «обкашлять вопросики» (хотя кашляем здесь только мы, остальные посетители — опытные курильщики, легко наполняющие легкие дымом).

Кажется, что и выбор места не случаен, и люди вокруг умеют считать деньги: кальян стоит от тысячи рублей, а разделить его можно еще с двумя друзьями. Та же компания оставила бы намного больше в баре или пабе: хотя бы одна кружка пива на каждого, пара закусок — и сумма уже заметно превышает ту же самую тысячу на троих.

С основателем сети кальянных Ильясом Валиуллиным мы встречаемся в совсем другом заведении — «Мята Edition» на Трехгорке. Если на Бутырской мы курили кальян среди покрашенных в серый стен и деревянных столов, на которых стоят таблички с правилами поведения и расценками за сломанную мебель, то здесь в интерьере мраморные столы, массивные люстры-гроздья, а зал разделен на зоны, чтобы соседи не услышали, как вы обсуждаете деловые вопросы.


Кальян стоит от тысячи рублей, разделить его можно еще с двумя друзьями. Та же компания оставила бы намного больше в баре


Меню в Edition тоже отличается от стандартного: вместо бутербродов и чипсов — блюда на гриле и лапша с морепродуктами. Ильяс рассказывает, что это флагманская «Мята», в которую инвестировали 25 миллионов рублей, и такой формат нельзя открыть по франшизе — партнерам предлагают только базовый Lounge и более премиальный Platinum.

Первую точку «Мята Lounge» Ильяс Валиуллин открыл в родной Казани в 2014 году. До этого он занимался IT-бизнесом — создал компанию, разработавшую электронный дневник для республиканских школ. «В какой-то момент появились свободные деньги, и мне захотелось попробовать что-то в другой сфере, — рассказывает предприниматель. — Я сам курил кальян и понимал, что за такими местами есть определенное будущее. За кальяном всегда можно найти общий язык, провести переговоры, пообщаться с друзьями, при этом закрывая все неловкие паузы. Даже нам сейчас принесли кальян, и все начали себя чувствовать немного свободнее». На первую «Мяту» потратили 3,4 миллиона рублей, открыли ее за месяц и окупили через год. На московский рынок сеть вышла в декабре 2015 года, и к 2019-му число кальянных в городе перевалило за сотню.

Еще пока в первом казанском лаундже шел ремонт, Ильяс рассказывал об этом в соцсетях и получал вопросы от знакомых, которые тоже хотели открыть свою кальянную. Первые десять франшиз продали очень легко, и сеть стала расти. Сейчас паушальный взнос в «Мята Lounge» для Москвы и Подмосковья составляет около миллиона рублей, на ремонт и покупку мебели придется потратить еще примерно 6–7 миллионов, но это будет самое обычное заведение вроде того, в котором мы были на Бутырской.

Если хочется оформить интерьер поинтересней, нужно готовить от 7 до 9 миллионов рублей в зависимости от площади. Валиуллин говорит, что хорошее заведение приносит от 500 до 700 тысяч рублей в месяц и окупается за полтора года, причем кальянные в Люберцах и Мытищах зарабатывают столько же, сколько лаунджи в центре Москвы. Основатель сети объясняет, что если получить алкогольную лицензию, то выручка увеличится еще примерно на 20–30 %. Также партнер может держать собственную кухню или, к примеру, договориться о скидке в пиццерии по соседству, а вот заказывать шаурму в лаунджи запрещено — предприниматель считает, что это противоречит концепции заведений.

Валиуллин говорит, что гости «Мяты» — это простые горожане, чаще всего в возрасте от 20 до 35 лет, а на вопрос, кто точно не ходит в лаунджи, он отвечает однозначно: «Бабушки!» (дедушек в кальянных предприниматель видел не раз). Сейчас он собирается сделать «Мяту» еще более массовой, открывая больше заведений у дома. По мнению предпринимателя, в то время как домашний кальян уходит в прошлое, лаунджи сети вполне могут стать привычными заведениями шаговой доступности, куда можно пойти, если надоест сидеть дома.

Тяжелый люкс от выпускника Оксфорда

Основатель сети лаунджей Timeless Андрей Рыжов с гордостью проводит меня по всему залу — 20 столов, окруженных мягкими кожаными диванами, бар и мощная вентиляция. Помещение разделено перегородками на небольшие зоны, чтобы посетители могли отдохнуть, скрывшись от посторонних взглядов, но некоторых гостей все же можно увидеть.

Одинокая девушка в офисном костюме курит кальян на диванах, где поместилась бы целая компания. За углом несколько человек сдержанно и практически бесшумно играют в приставку. Перед самым входом мужчина увлеченно рассказывает другу, как пробежал восемь километров. Друг в ответ смеется не то одобрительно, не то с недоверием. Обойдя весь лаундж, Рыжов особенно советует зайти в туалеты. Там висят экраны, на которых непрерывно крутятся эротические ролики. В перспективе их хотят заменить примерно такими же видео, снятыми в интерьерах лаунджа.

Андрей Рыжов, создатель сети из пока что двух заведений Timeless, кажется весьма необычным предпринимателем: в 2014 году он окончил Оксфорд и мечтал попасть в игровую индустрию или Google, а вовсе не в кальянный бизнес. Андрей рассказывает, как сильно устал во время подготовки к интервью и выполнения тестовых заданий, но в итоге так и не смог устроиться в крупные корпорации. Тогда он запустил небольшой стартап по разработке мобильного квеста и в это время начал ходить в кальянную в подвале своего дома.


Кальянная в подвале на 20 человек приносила Рыжову больше, чем он мог бы получать как senior-разработчик


«Заведение выглядело очень непрезентабельно, но мне казалось, что можно войти в этот бизнес за небольшие деньги и все начнет работать само по себе. Это будет мой пассивный доход, а я дальше продолжу заниматься программированием», — признается Рыжов. Он познакомился с хозяином кальянной, договорился о партнерстве и начал делать ремонт — на него пришлось потратить миллион рублей, полученный от родителей. Андрей рассказывает, что за 18 месяцев работы оборот подвальной кальянной вырос с 200 тысяч до 1,3 миллиона рублей, но вскоре заведение пришлось закрыть из-за проблем с договором аренды.

До закрытия кальянная в подвале на 20 человек приносила Рыжову больше, чем он мог бы получать как senior-разработчик, поэтому выпускник Оксфорда решил продолжить этот бизнес. Рыжов нашел партнера — руководителя одной из точек «Додо-пиццы», привлек частных инвесторов и открыл первый лаундж (Андрей принципиально не хочет называть Timeless кальянной) в Милютинском переулке. Вложить пришлось 16 миллионов рублей.

Вскоре последовало второе заведение в Благовещенском переулке еще дороже — за 40 миллионов. Лаунжи создавали как полную противоположность мрачным кальянным в подвалах на окраинах Москвы — с золотом и бронзой в интерьерах, массивной итальянской мебелью и необычной подсветкой. На профессиональных дизайнерах решили сэкономить, идеи оформления помещений Андрей находил вместе с женой Анной: они посмотрели множество картинок на Pinterest и попытались повторить то, что понравилось.

Сейчас Рыжов с партнером планируют запустить третий лаундж и выбирают между двумя локациями — Новым Арбатом и «Москва-Сити». То, что по соседству и так хватает кальянных, бизнесмена не пугает: он уверен, что все они уступают его проекту по уровню сервиса и атмосфере. В идеале Timeless должна вырасти в большую франшизную сеть с собственной IT-системой. Программное обеспечение для лаунджей Андрей пишет сам. К примеру, уже сейчас автоматически отслеживается время, проведенное гостями в заведении, их заказы и бронь столов, система рассчитывает зарплаты и бонусы сотрудников, а вместо карт лояльности посетители теперь могут использовать мобильное приложение.

Неоднозначная репутация кальянных Андрея Рыжова не смущает. Он вспоминает, что даже в заведении в подвале собиралась вполне приличная публика — молодые люди, которым просто не нравились более шумные места. Типичного посетителя Timeless предприниматель описывает так: человек от 25 до 34 лет с доходом в районе 200 тысяч рублей в месяц. Несмотря на оформление в стиле «тяжелый люкс», цены в Timeless ниже, чем во многих московских ресторанах — стандартный кальян обойдется в 1 700 рублей. При этом примерная себестоимость чаши табака — около 200 рублей. «Мы здесь продаем атмосферу, а кальян — это просто высокомаржинальный продукт для того, чтобы ее окупать», — говорит предприниматель.

Большой кальянный Collider

Новый коворкинг Collider — это 2 700 квадратных метров серого бетона, неоновой подсветки, пальм и разбросанных между ними переговорок и рабочих мест в различных вариациях: от лаконичных боксов до гигантских ступеней с подушками. Похоже, что здесь никто не болтает без дела — все сосредоточенно работают за ноутбуками, а пообщаться выходят в темную комнату депривации или расположенный за стенкой бар. Из идеальной картины коворкинга выбиваются только кальяны — их здесь можно курить практически везде.

Collider запустился пару месяцев назад, и на вечеринке открытия с модными диджеями и световыми инсталляциями гостям тоже предлагали пускать дым. Многим это нововведение не понравилось, но генеральный директор Collider Bar Сергей Рябков противников кальяна не осуждает: он уверен, что «просто так сложилось мнение в тусовке». Причину неприязни он видит только в том, что над имиджем кальянов никто не работает — спрос есть и без этого.


В Рокетбанке кальяны стали элементом корпоративной культуры. Мое первое собеседование прошло при кальяне


«Прокуренный подвал с потертыми диванами, где дым такой, что можно топор вешать, — вот такие у всех ассоциации с кальянными, — говорит Рябков. — Никто не думает, что в 2019 году рынок сильно изменился. Сейчас кальяны есть даже в ресторане Александра Раппопорта». Он уверен, что негатив после открытия вызван именно стереотипами: гости вечеринки шли в стильное пространство и не ожидали, что там можно будет покурить.

В Collider кальяны перекочевали из Рокетбанка, бывшая команда которого и занимается новым пространством. Когда там еще работало человек восемь и им приходилось засиживаться допоздна, кто-то из сотрудников принес кальян. Основатели до этого его особо и не пробовали, но им понравилось, и они предложили: «А давайте введем это в офисе». «Так кальяны стали элементом корпоративной культуры. Мое первое собеседование прошло при кальяне», — вспоминает Сергей Рябков. Несмотря на то что среди сотрудников были убежденные зожники, против этой традиции они не возражали, а в офисе просто определили места не для курения.

Мой первый опыт курения кальяна пару недель назад закончился не слишком хорошо: голова стала тяжелой, так что захотелось поскорее лечь спать, а о том, чтобы поработать, не могло быть и речи. Но Сергей Рябков уверен, что кальяны совершенно не вредят продуктивности и не мешают людям в коворкинге. Возможных резидентов, отказавшихся разместиться здесь именно из-за кальянов, не было. Места в Collider уже заняли сотрудники «ПИК-инвестиций», банка «Точка», бизнес-клуба «Эквиум», компании Rubetek, разрабатывающей системы управления умным домом, и сервиса «Кухня на районе» — еще одного проекта бывшей команды Рокетбанка.

Само пространство создатели позиционируют как место, где создают новые продукты и компании. Так что, возможно, встречи основателей инновационных стартапов будут проходить именно здесь, а потенциального инвестора получится впечатлить фразой «Мне кальян на шестерочку-семерочку, что-то свежее со льдом, пожалуйста».


Фотографии: обложка, 3, 4 – Timeless, 1, 2 – «Мята Lounge», 5, 6 – Collider