Писательница Наталья Ремиш собрала для The Village пять детских историй про сексуальность, обнаженное тело и приставания взрослых, а семейный психолог Марина Травкова прокомментировала их. В итоге получился разговор о том, что такое интимность, как правильно рассказывать детям про секс и зачем учить ребенка мыться самостоятельно.

Иллюстрации

Маша Артемьева

Наталья Ремиш

журналист, писательница, автор книги «Детям о важном»

Марина Травкова

семейный психолог, системный семейный психотерапевт


Наталья: С тех пор как я начала писать на тему секса, я получила много историй от моих читательниц, которые заставили меня по-новому посмотреть на отношения детей и родителей. Мне казалось, что в СССР, где секса не было, мы все прошли через примерно одинаковые разговоры на тему разных полов, половых органов, физиологии и всего, что так или иначе принято относить к секспросвету, а табуированность этой темы очевидна и повсеместна. Оказалось, что отсутствие знаний приводит не только к замалчиванию, но и к экспериментам, последствия которых — в этих историях.


I

история



Лекции о пенисах и минете

«Когда мне было десять лет, мама и отчим решили, что пора заняться моим половым воспитанием. Всевозможные разговоры за столом на кухне о пенисах, минетах, кунилингусе и прочем, конечно, очень стесняли меня. Все это доносилось как выжимки из энциклопедии, без жизненных примеров — у меня было ощущение, что эту информацию мне навязывают. Особенно меня смущало то, что приходится обсуждать тему секса и с отчимом тоже. Он вообще нарушал мои личные границы: например, не считал зазорным войти в ванную, когда я моюсь, в то время как мой папа не заходил ко мне в душ лет с восьми. Меня это жутко бесило, но в итоге мне удалось отстоять свою территорию.

Оглядываясь назад, я понимаю, что при такой подкованности в терминологии мне забыли заложить правила морали, рассказать об интимности секса. Мне не разъяснили, как выбирать партнера, когда имеет смысл переходить к близости. Иногда мне кажется, что я довольно несерьезно относилась к границам своего тела. Я считала себя вольной иметь множество половых связей и гордилась правом провести ночь с кем хочу. Пару раз благодаря этой легкости была недалека от изнасилований. Избежать их мне помогла только сила характера: приходилось объяснять, что или меня неправильно поняли, или слишком много себе позволяют».


Комментарий психолога:

Разговор с ребенком о сексе, как в этом случае, никогда не будет иметь того эффекта, которого родителям хотелось бы достичь. Дети вообще пугаются серьезных разговоров, а когда они слышат медицинские термины, беседа буквально превращается в зачитывание энциклопедии. Занудная неудобная теория не воспринимается, вызывает отторжение и превращается в издевательство.

Конечно, в десять лет разговоры о минетах, пенисах и кунилингусе преждевременны. Важнее разговор об отношениях, который в этом конкретном случае так и не случился. Такие разговоры должны начинаться лет с трех и с какого-то элементарного умения сказать «нет», если тебя целуют или трогают. В том числе какие-то тети, чужие, посторонние — у нас любят приласкать чужих детей, погладить по головке, потрепать за щечку. Нужно учить ребенка, что на проявление таких несанкционированных телесных нежностей он имеет право сказать «нет» и уйти от телесного контакта.


II

история



Красота обнаженного тела

«Голое тело всегда казалось мне бесконечно красивым. Возможно, потому что у нас в семье (мама, папа, я) было нормальным выйти голым из ванной. Когда мне было пять, мы могли все вместе мыться в душе. Я и сейчас считаю, что это естественно, когда папа спокойно идет из ванной комнаты неодетый, при этом, понятно, никто не расхаживает по дому весь день нудистом. Папа рассказывал, что его всегда смешило и немного раздражало, когда дед, чтобы успеть ответить на звонок, торопился, падал и крушил там что-то в ванной, потому что судорожно напяливал штаны и оборачивался полотенцем. У папы в семье два брата — дедушке как бы вообще некого было стесняться».


Комментарий психолога:

В этой короткой истории представлен некий конфликт и динамика поколений. На мой взгляд, поведение дедушки, очень сдержанного в плане проявления сексуальности и какого-либо вообще голого тела, стало тем, от чего, как от противного, отталкивался отец героини. Он ввел уже в свою семью какую-то норму по отношению к голому тему, сильно повлияв на дочь.

Сложно, правда, однозначно ответить, хорошо это или плохо. Например, в самом факте совместного принятия душа с детьми лет в пять нет криминала. Вопрос в том, как мыться. Если действительно просто стоять под душем — это одна история. Но нужно учитывать, что ребенок может пережить какие-то эротические моменты, когда к нему прикасаются мамины или папины руки. Поэтому я считаю, что имеет смысл с трех-четырех лет объяснить ребенку, что такое интимные зоны, что, пока он маленький, показывать эти места и разрешать их трогать можно в исключительных обстоятельствах (например, врачу, и то, если мама рядом), и научить его подмываться или мыться самостоятельно. Все это — профилактика приставаний и сексуального насилия, когда ребенок, например, едет один куда-то — в поход со школой или в лагерь. Знания о том, что у взрослого и у ребенка есть свои телесные границы, как раз защищают во многих случаях.

В целом в этой конкретной истории наблюдается довольно спокойное отношение к сексуальности и проявлению голого тела. Повторюсь, дело не только в том, показывать или не показывать, а в целом в отношении к вопросу. Если родители транслируют спокойную реакцию «да, увидела папу голым, отвернулась и вышла, ничего страшного», это гораздо лучше, чем напряженные крики, закрывание двери и так далее.


III

история



Секс при ребенке и обнаженные фото

«Я из обычной семьи, с нормальным уровнем дохода и советским воспитанием. Родители развелись, когда мне было три. Через два года мама встретила мужчину, которого я очень сильно невзлюбила. До десяти лет я жила с бабушкой, но оставалась на выходных с родителями, в том числе с мамой и ее мужем. Когда мне было восемь, мой отчим снимал меня обнаженную на фотокамеру — если честно, как именно это произошло, я не помню. Где-то лет в десять-одиннадцать мама с отчимом решили показать мне на личном примере, что такое секс, — я была вынуждена наблюдать за ними. В 12 лет отчим сказал, что если я захочу попробовать секс, то лучше с ним, чем в подъезде непонятно с кем.

Сейчас мне 32 года. Психиатр сказал, что в моей голове могут происходить подмены и быть такого не могло. Настаивать, что это было, я не стала. Но, если честно, такое сложно забыть и хотелось бы подменить. Как вы сами понимаете, мужа у меня нет, как и детей. Хотя мужчин, которые ухаживают за мной, было много и сейчас тоже есть. Не уверена, что выйду замуж. Слишком сильно их не люблю и очень боюсь».


Комментарий психолога:

Подобные истории не должны вообще происходить. Здесь совершеннейшее нарушение границ, в том числе нарушение родительской иерархии. Секс при ребенке — это практически вовлечение его в сексуальную жизнь родителей. Снимать голого ребенка на камеру — это преступление, за которое должна наступать уголовная ответственность. В этой истории, я надеюсь, обошлось без прямого сексуального насилия.

Очевидно, что проявление взрослыми сексуальности по отношению к своим детям травмирует их сильно. При таком поведении родителей у ребенка, конечно, не складывается понимание, что он может от этого быть огражден, что он может этого избежать. Отсюда мы получаем взрослого, который говорит себе: «В близких отношениях творятся такие чудовищные вещи, лучше я буду ни с кем, чтобы не пережить это второй раз».


IV

история



Приставания взрослых

«В моей семье тема секса не была табуирована: мама обсудила со мной разные моменты, когда мне было десять. Плюс у меня была классная учительница литературы, которая не побоялась говорить с 30 ржущими пятиклассниками о сексе.

Однажды летом у нас на даче работали мужики, которых нанял мой отец. Они жили рядом все лето, перестраивали дом. Один из них выпивал. Он несколько раз втихаря щипал меня за попу. Я смущалась, но в итоге дала ему отпор. Маме ничего не сказала: видимо, вытеснила это куда-то на задворки психики. Но вот недавно все вспомнила и рассказала маме. Надо было видеть ужас на ее лице. Ведь она сделала немало, чтобы ребенок не боялся подойти к ней с такой проблемой. А я все равно не подошла. Почему? Какое дикое смущение сковало меня тогда?»


Комментарий психолога:

Это хорошая история, потому что ничего страшного не случилось: благодаря разговорам с мамой девочка понимала, что происходит что-то неправильное, и дала отпор. Почему она не сказала сразу маме, это, конечно, сложный момент. В любом случае ответственность за детей лежит на взрослых. Ни одному взрослому, который находится с вашим ребенком, вы не имеете права стопроцентно доверять — ни мужчине, ни женщине. Важно разговаривать с ребенком, пояснять ребенку возможность сказать «нет», «не трогайте меня», «не целуйте меня». Это право у него есть не только в отношении каких-то чужих дяденек, но и по отношению к любимой бабушке, которая, может быть, очень хочет его поцеловать.

Также важно проверять и замечать перепады настроения. Очень частая история, например, когда приставал домашний репетитор. Дети не хотели заниматься, но не говорили причину, просто саботировали уроки, плакали, а родители воспринимали это как лень и нежелание учиться. Нужно верить своему ребенку, наблюдать за его настроением, особенно когда оно резко меняется. Предположить больше, чем одну причину отказов от занятий, по возможности не оставлять его одного и научить важному правилу: «Всегда, когда тебе предлагают что-то, что тебе не нравится, уйди и расскажи другому. Как только ты поймал себя на ощущении, что с тобой происходит что-то неприятное, ты говоришь „нет“ и тут же уходишь из контакта. Нужно сразу найти маму, учителя, другого взрослого в детском саду или в школе, того, кому ты доверяешь, и рассказать о том, что тебя сейчас пытались трогать».

Есть еще один важный момент: чтобы ребенок мог рассказать о том, что происходило, он должен знать такие слова, как «пенис», «вагина», «попа», «анус», «ягодицы». Знать эти слова вдвойне важно, потому что, когда ребенок описывает ситуацию, он часто невнятно говорит «дядя меня целовал» — и мама искренне не понимает, в чем проблема. В связи с отсутствием богатого словарного запаса ребенок просто остановится и закроется, оставшись с ощущением, что его не поняли и что в этой ситуации обращаться некуда.


V

история



Разные взгляды на воспитание у родителей

«Я росла в семье, в которой мама и папа по-разному смотрели на тему сексуального воспитания. Папа покупал энциклопедии, отвечал мне на все вопросы с пяти лет: начиная с кошечек и собачек и заканчивая людьми. Однажды я пошла с папой и его подругой (родители в разводе) в бассейн. Мы обе зашли в женскую раздевалку. Но я настолько привыкла видеть пенисы, что в женской раздевалке на меня напал ступор, я не понимала, как реагировать: я даже маму особо не видела раздетой, а здесь столько разных женщин. Моя мама — совершенный антипод. Она придерживается пуританских взглядов, намекает на мою половую несдержанность и всячески осуждает любые разговоры на эту тему. Поэтому мне кажется, что здоровая сексуальность у меня сформировалась именно благодаря папе».


Комментарий психолога:

Женщины пуританских взглядов часто «не дружат» со своим телом и своими сексуальными желаниями — обычно это смешано с чувством вины и стыда. Табуированность со стороны мамы может привести ребенка к «бунту» — поведению более раскованного плана, с экспериментами и поисками. Или к подавлению, к желанию слушаться и быть похожей на нее.

Когда люди пытаются прививать так называемое «целомудрие» кому-то, они забывают про двойные стандарты: чаще от женщин, чем от мужчин, ожидают какого-то целомудрия и скромности до брака. А когда они вступают в отношения или выходят замуж, то там почему-то от них ожидают ровно противоположное. Все это приводит к тому, что женщины учатся на каких-то «курсах волшебного минета», как будто что-то в этом роде поможет им в личной жизни. Это опять про то, какое отношение к сексуальности и к сексу мы транслируем детям. Мы же не смущаемся, когда разговариваем о печени, о том, как работает сердце со всеми его желудочками. Нечего смущаться работой репродуктивной системы.

Очень часто родителей волнует вопрос: может ли родитель противоположного пола разговаривать о сексе с ребенком? Конечно, может, дело не в том, какого вы пола, а в том, как и что вы передаете, что объясняете. Такие вещи, как уважение к себе, к партнеру, к своим и чужим границам, здоровое отношение к сексуальности без мегатабу, совершенно доступны как мамам, так и папам.