Ларек на пересечении улицы Типанова и Витебского проспекта в Московском районе Петербурга поставили ранним утром в конце 2019-го. Полгода павильон пустовал. Местные жители думали, что в ларьке будут торговать овощами или шавермой. В мае в стеклянных витринах появились похоронные венки. В июне — неоновое объявление: «Скидки».

Кладбища рядом нет — зато есть тысячеквартирный дом. Часть его жильцов в шоке, другие спокойны. Рассказываем, кому принадлежит павильон, и размышляем, этичен ли он.

Текст

Юлия Галкина

Фотографии

Виктор Юльев

Венки в ларьке появились на пике пандемии. Жители писали, что им неприятно

Май 2020-го — самый смертоносный месяц в Петербурге за 10 лет: в городе умерли 6427 человек (на 32 % больше, чем в мае 2019-го). «Скорее всего, причины две. С одной стороны, коронавирус. С другой — неоказание помощи при других болезнях в связи с тем, что все силы брошены на коронавирус», — объяснял в комментарии «Фонтанке» старший научный сотрудник лаборатории народонаселения и демографии экономического факультета МГУ Борис Денисов.

«Картина была такая: оповещение граждан в репродуктор (о необходимости оставаться дома. — Прим. ред.). В магазин выходить страшно, прогулки — в основном вокруг дома. Рядом — подстанция скорой помощи, неотложки туда-сюда катаются. И тут венки за стеклом. Когда увидела в первый раз — честно, был шок», — рассказывает местная жительница Дарья Афанасьева.

17 мая фотографию ларька опубликовали в районной группе во «ВКонтакте». Самая частая реакция в комментариях под постом: «неприятно».

«Ходить сейчас около дома неприятно. И дети боятся».

«На фоне нынешней эпидемиологической ситуации очень своевременно».

«Реально сделали ли бы хотя бы непрозрачным. А то не очень приятно ходить рядом».

«А что такого? Вот вообще все равно, ну стоят венки и стоят, не могилы же там, под этим ларьком. Какие неженки все стали».

«Товар специфический, случайно с улицы за ним никто не пойдет (как, например, за цветами, фруктами или пивом). Поэтому не совсем понимаю смысл выставлять его на всеобщее обозрение», — говорит житель Московского района Александр Сергеев, который принимал активное участие в дискуссии.

Алексей выложил в комментариях отчет РГИС с обзорной картой выбранной территории. Из него следует, что это павильон мелкорозничной торговли (официальный адрес: Витебский проспект, 22). Комитет имущественных отношений (КИО) согласовал его в прошлом октябре, договор аренды действует до 2024 года.

В доме уже есть ритуальное агентство. Новый павильон поставила компания, которая принадлежит муниципалу

Дом на Типанова, 29, рядом с которым находится ритуальный ларек, — тысячеквартирная девятиэтажка, возведенная в первой половине 1970-х. Из анонсирующей постройку заметки в «Ленинградской правде»: «Весь первый этаж его, а дом протянется почти на 800 метров, займут торговые предприятия и учреждения бытового обслуживания». На Citywalls бывшая жительница дома вспоминает, что «самой колоритной торговой точкой» была барахолка, которая функционировала на стыке 1980–1990-х на ступенях недалеко от магазина «Хозтовары».

Помимо прочих заведений — от клиники натуротерапии до бара, — в П-образном доме, в 70 метрах от макабричного ларька, находится Ритуальное агентство № 4. Оно входит в структуру ООО «Санкт-Петербургская ритуальная компания». «Ритуальное агентство существует в этом доме очень давно. Оно совершенно неприметное, простая вывеска, никакого негатива не вызывает», — говорит местная жительница Дарья Афанасьева.

Во дворах этого и соседних домов — два детских сада и центр современных молодежных видов спорта «Жеsть» (название — по знаменитой реплике бывшего губернатора Петербурга Валентины Матвиенко: «Спорт — это жесть»). Ближайшее кладбище, на котором возможны захоронения (только с разрешения администрации) — Ново-Волковское на Салова почти в трех километрах.

Интерес ритуальщиков к дому на Типанова раньше объяснялся тем, что здесь был Отдел регистрации актов гражданского состояния о смерти. Но относительно недавно организация переехала на Фурштатскую, 52, поближе к Таврическому саду и далее — Смольному.

Жители дома на Типанова сначала решили, что ларек поставило Ритуальное агентство № 4 — так товар лучше видно проезжающим мимо автомобилистам. Но в ООО «Санкт-Петербургская ритуальная компания» The Village сообщили, что павильон не имеет к ним отношения. Номер телефона, указанный при входе в ларек, принадлежит другой компании — ритуальному агентству «Элегия». Руководитель — Константин Викторович Владимиров.

Это депутат соседнего муниципального образования «Звездное» (ритуальный ларек находится на территории МО «Гагаринское»). Инженер по образованию, выпускник ЛЭТИ, член «Единой России», муниципал с более чем десятилетним стажем. Константин Владимиров руководит и другими похоронными ООО — «Век», «Кайзер», «Реквием». Также он председатель правления общественной организации инвалидов «Верба» — ее и указывает в качестве основного места работы (депутатскую деятельность можно совмещать с другой работой — при условии, что муниципал не получает зарплату в МО).

А еще у Константина Викторовича интересный адрес страницы во «ВКонтакте» — https://vk.com/bogvseiarussi. И коллаж там же — Владимиров в образе клона из «Звездных войн».

На странице ритуального агентства «Элегия» в качестве контактного лица указан Дмитрий Вагнер (не путать с предполагаемым командиром ЧВК «Вагнер» Дмитрием Уткиным). В 2014 году «Фонтанка» писала о супругах из МО «Звездное» — Константине Владимирове и Ольге Вагнер (последняя больше не депутат). Ни Дмитрий Вагнер, ни Константин Владимиров не ответили на запросы The Village.

Этично ли ставить ларек с похоронными венками рядом с густонаселенными домом?

Дарья Афанасьева, которая и рассказала редакции The Village о необычном павильоне, считает, что нет, неэтично. «Этичность, по-моему, подразумевает учет чувств и интересов людей, заботу о них. А где учтены чувства и интересы обычных прохожих? Да еще и в период эпидемии, когда люди и так боятся за здоровье родных и близких», — рассуждает местная жительница.

«Неоновая вывеска со скидками, сам ларек с демонстрацией ритуальной атрибутики — это прямое нарушение норм похоронной этики», — добавляет Дарья.

Похоронная этика закреплена в ГОСТе Р 54611-2011. Прохожие не прописаны в нем как субъекты права. Единственная фраза, которую с большой натяжкой можно применить в ситуации с ларьком, — о недопустимости «навязывания потребителю услуг (работ, товаров) и создания ситуаций, в которых оно провоцируется».

В администрации Московского района, на территории которого стоит павильон с венками, не стали комментировать уместность расположения объекта. Но рассказали, что обратились в комитет по контролю за имуществом Санкт-Петербурга: предложили проверить, соответствует ли «ассортимент реализуемых в павильоне товаров» договору с КИО. The Village тоже направил запросы в профильные структуры Смольного.


Александр Семёнов

Преподаватель, исследователь архитектуры и дизайна

Выглядит жутко и неэтично для сознания многих. Мы не привыкли жить рядом со смертью, ее принято прикрывать и концентрировать в специально отведенных (отчужденных) местах. Но совершенно очевидно, что в эти месяцы смерти стало гораздо больше, следовательно, невозможно продолжать делать вид, будто ничего не изменилось.

Если бы этот ларек с венками стоял в нескольких метрах от входа на кладбище, ни у кого не возникло бы ощущения дискомфорта. Нарушение привычной границы привело к этическому диссонансу, но, возможно, в текущей ситуации это неплохо? Так проблема смертности от вируса становится нагляднее.

Сужу по себе. Уровень моей ответственности в карантин не тянет даже на троечку, но вот такие «непрошеные гости» рядом с домом заставляют встряхнуть сознание. А владельцы как раньше зарабатывали на смерти, так и сейчас продолжают. Просто теперь смерть вышла из зоны нашего комфорта.