Лаконичные и остроумные надписи синего (чаще всего) цвета, выполненные характерным шрифтом, вытянутым по вертикали, начали появляться на стенах домов и прочих поверхностях Нижнего Новгорода несколько лет назад. Если вбить в инстаграме хэштег #синийкарандаш, то, пропустив рекламу косметических принадлежностей, можно увидеть множество его работ, зафиксированных прохожими, — первое фото с таким хэштегом появилось в ноябре 2014 года. Кроме того, у художника есть сайт, на котором выложены фотографии надписей.

The Village Нижний Новгород запускает коллаборацию совместно с Синим Карандашом — совсем скоро в магазине отечественных брендов «Родина» на улице Пискунова, 9 можно будет приобрести футболки с принтами работ нижегородского анонимного художника, которые нравятся редакции.

Мы поговорили с художником, называющим себя Синий Карандаш, об анонимности, не надоело ли ему писать на стенах и почему он выбрал именно синий цвет.


Синий карандаш

уличный художник

Недавно (видимо, в рамках проверки подростков после наступления комендантского часа) меня на улице остановили милиционеры — узнать возраст. Я не помнил, соврал и ошибся, поэтому, в каком году все это началось, трудно сказать, но не раньше 2012 года.

Карандаш удобно носить в кармане, но, правда, он используется не всегда — чаще маркер, иногда восковые мелки. Отчасти это продиктовано ограниченностью предложения: индустриальные карандаши и маркеры, пригодные для надписей на грубых поверхностях, выпускают всего в нескольких цветах, и синий наиболее мил мне, видимо, в силу своей минимальной идеологической ассоциативности и колористической зримости.

Анонимность — непринципиальный вопрос, для меня она скорее связана не с безопасностью, а с некоторой общей растворяемостью и обезличиванием в противовес авторской подписи или тегированию. При уровне развития спецслужб в любом современном государстве, настройки которого все время совершенствуются для более удобного хватания за жопу с поводом и без, анонимность — просто миф. Я думаю, досье на условного Бэнкси давно лежит в MI5, и они благородно попустительствуют его бесконечному вычислению.

Само название «Синий Карандаш» придумал народ в лице моей коллеги, так теперь и называюсь. Если говорить о культурных корнях проекта, то это поскребы на стенах в Помпеях, переписки на школьных партах или агитационные украшения города в первые годы Советской власти. Ну, и среда важна: родные расщелины в ткани Нижнего Новгорода, из которых эти самые корни нарочито торчат.

Надписи на стенах — такая штука, где не может быть подражателей. У всех одни буквы, так сказать. Писать на стенах не надоедает — для меня это одна из форм гражданской активности, благополучно сочетающаяся с удовольствием от пеших прогулок и путешествий.

В Нижнем стрит-арта уже почти нет — художники освоились в иных сферах и мало его производят, создавая работы в основном для фестивалей. То, что от этого периода осталось, и то, что продолжает появляться самоценно и в комментариях не нуждается.