В последний день лета в Москве прошла очередная несогласованная акция. В этот раз она была посвящена свободе собраний. Демонстранты прошли шествием по всему центру города, требуя отпустить из-под стражи политзаключенных.

Акция была назначена на 14:00, об этом сообщила недопущенный кандидат на выборы в Мосгордуму Любовь Соболь. Однако люди стали собираться раньше. Некоторые из протестующих предпочли несогласованному шествию одиночные пикеты у памятников.

К назначенному времени на Чистых прудах собралось несколько сотен человек, включая группу поддержки сестер Хачатурян. Люди двинулись по бульварам и дошли до Пушкинской площади, где развернулось основное действие. Любовь Соболь произнесла речь, а после, когда росгвардейцы стали окружать протестующих, спустилась в метро и уехала.

Демонстранты ее примеру не последовали: часть из них отправилась по Тверской улице в сторону Манежной площади, другая пошла в сторону Нового Арбата, но вскоре вернулась. На своем пути шествующие встретили православную акцию, кришнаитов и даже канатоходца над проспектом Сахарова.

Сотрудники Росгвардии тем временем оцепили Пушкинскую площадь в два ряда. В руках у них были электрошокеры, а где-то на Чистых прудах по-прежнему стояли водометы, подготовленные еще с вечера. Манежную площадь тоже оцепили. Обстановка, казалось, накаляется.

Но, к удивлению собравшихся, через какое-то время силовики отступили, разомкнули круг и включили громкоговорители с требованием расходиться. Активисты «Другой России» в этот момент развернули огромный баннер с текстом 31-й статьи Конституции.

Препятствовать им вновь никто не стал. На этом акция достигла своей кульминации. Часть протестующих начала расходиться. Отдельная группа проследовала мимо Петровки, 38, не дошла до проспекта Сахарова (туда полицейские не пустили), направилась к реке Яузе, вышла на Таганскую площадь.

В конечном итоге протест почти дошел до Кремля, около «Зарядья» шествие остановила полиция. Среди демонстрантов к тому времени уже не было ни Александра Соловьева, ни Николая Ляскина, ни Григория Явлинского, ни Надежды Толоконниковой, ни, кажется, даже Ольги Мисик.

Некоторое время протестующие провели в сидячей забастовке на Москворецкой набережной, пели. Полицейские наблюдали. Около 20:00 все окончательно разошлись. Никого не задержали.