И обычные россияне, и чиновники в регионах сейчас следят за словами и действиями мэра Москвы едва ли не внимательнее, чем за редкими выступлениями президента Путина, а премьер-министр и вовсе будто ушел в тень. Еще месяц назад Собянина и его спасательную команду во главе с заммэра Анастасией Раковой в кулуарах считали паникерами и алармистами. Сейчас они на передовой очага коронавирусной инфекции в стране, а упреждающие действия уже позволили если не остановить, то отсрочить итальянский и нью-йоркский сценарии развития эпидемии, выиграв медикам время на подготовку. Все это, кажется, приносит мэру Москвы заметные политические очки. Но удастся ли Собянину использовать их для своих амбиций в российской власти? Об этом — в диапазоне мнений политических обозревателей на The Village.

«Теперь Собянин — самый заметный политик, и происходит это помимо его воли»


Иван Давыдов

главный редактор журнала «Republic-Власть»

После мэрских выборов 2013-го Путин сказал: «Сергей Семенович у нас не Робеспьер», иными словами — не политик, а крепкий хозяйственник, как это в Москве принято. Про амбиции московского мэра говорили разное, утверждалось, например, часто, что он метит в премьеры. Теперь вот Собянин — точно политик, возможно, самый заметный сейчас, и происходит это помимо его воли. Он-то хочет минимизировать риски для города и для себя, но на фоне отошедшего в тень президента и растерянных губернаторов начинает выглядеть как раз политиком.

По слухам, именно Собянин был главным алармистом во власти, именно он на совещании с Путиным, которое предшествовало первому коронавирусному обращению президента к нации, жестко высказался и о перспективах развития эпидемии, и о действиях региональных начальников. Именно Собянин первым из глав регионов начал вводить ограничения — самоизоляцию для пожилых (с выплатой надбавки к пенсии, пусть и мизерной) и тому подобное. Сюда же — ударное строительство нового инфекционного госпиталя, которое началось еще тогда, когда эксперты в телевизоре уверяли, что в России ничего особенно страшного случиться не может.

Все это рвение объяснимо. Во-первых, Москва — территория повышенного риска, самый большой мегаполис Европы и главный российский хаб. Собянин, естественно, понимал, что именно по Москве эпидемия нанесет свой самый сильный удар (так ведь все и происходит, и не важно, верите вы официальной статистике или нет). Во-вторых, Собянин еще лучше понимал, что если события начнут развиваться катастрофически, то его почти наверняка назначат виноватым. Отсюда и смелость, вообще-то у российских чиновников не принятая, отсюда и откровенный — причем перед телекамерами — разговор с Путиным.

Человек он во власти, мягко говоря, не новый и отлично понимает, чем это чревато. Ему это все не нужно. Успехи в борьбе с эпидемией пока под вопросом — к сожалению, ничего ведь по-настоящему даже и не началось (ну и полицейские меры, и перспективы тотальной слежки едва ли добавляют Собянину симпатий горожан). А вот новые враги уже есть. Сенатор Клишас, автор самых диких репрессивных законов последнего времени, не случайно сделался защитником прав и свобод и не случайно атакует Собянина в публичном пространстве. За ним — Совбез, престарелые силовики, которым на наши свободы плевать, а вот усиление Собянина очень не по нраву. Просто потому, что это происходит помимо их воли, потому что в дело вмешалась стихия, потому что они не контролируют процесс. Ну и анонимы в телеграме ровно поэтому Собянина поколачивают.

Ситуация безвыходная: или уйти в тень, самоустраниться по путинскому примеру, бросить город (а это значит похоронить собственную карьеру, да и по-человечески как-то нехорошо), или продолжать работать, набирая политический вес и приобретая очень влиятельных политических врагов, которые не простят ни одной ошибки и припомнят все, когда ситуация более или менее успокоится. Если катастрофы, в том числе и стараниями Собянина, все-таки не случится, то заработанные политические очки станут для него серьезной проблемой.

Посещение мэром Москвы клинической больницы № 2 Первого МГМУ имени И.М. Сеченова

«Зритель „Чернобыля“ захочет увидеть в Собянине Щербину — умного номенклатурщика, который превращается в героя-ликвидатора»

Олег Кашин

журналист, политический обозреватель

Главным коронавирусным политиком и в самом деле оказался Сергей Собянин. Более того, есть ощущение, что и для него самого, и для его коллег по высшей российской номенклатуре это стало сюрпризом: он выглядит сейчас как человек номер два в стране и публично конкурирует, по крайней мере, с премьером, который тоже ведь каждый день что-то говорит и делает в связи с пандемией. Мишустина тоже показывают по телевизору, но он не выглядит так убедительно, как Собянин.

Понятно, что зритель сериала «Чернобыль» захочет увидеть в Собянине такого Щербину — умного номенклатурщика, который сам собой превращается в героя-ликвидатора. Но вообще-то в этой истории еще неясно, кто герой и кто победит. Никакого собянинского чуда (пока?) нет. Собянин просто возглавляет самый зараженный и самый богатый город, и над ним вдруг не оказалось никакого начальства — вакуум на федеральном уровне сейчас очень заметен. Сочетание этих условий не оставляет ему шансов быть кем-то другим.

Вспомните Собянина прошлым летом, когда он, тоже, в общем, ничего особенного не делая, приобрел репутацию злодея, разгоняющего митинги и не пускающего на выборы независимых кандидатов. Очевидно, он виноват ни в чем не был, но этот образ ему навязали совместными усилиями аппаратные конкуренты и оппозиционеры. Сейчас произошло что-то похожее, но уже с положительным знаком — такая кармическая компенсация.


«Раздача пряников — это прерогатива президентской власти. Собянин не пойдет на это, потому что он целиком зависимый чиновник»

Кирилл Рогов

политолог

В Кремле считают, что тема борьбы с вирусом опасна, двусмысленна и Путину не нужно с ней ассоциироваться. Поэтому вся эта забота была переложена на губернаторов. Губернаторы при этом находятся под плотным контролем Кремля, у них нет ни ресурсов, ни фактических полномочий для расширения возможностей — все, что они заявляют, безусловно, согласовывается в администрации президента.

Будущая политическая карьера Собянина сейчас не определяется. Ничего он не ликвидатор, эпидемия вируса развивается дальше и принесет еще много неприятностей и несчастий, и никаких особых политических дивидендов Собянин не получит. Разве что его медийный вес немного увеличится — но в этом нет настоящего политического события. Пока нет.

У Собянина есть возможности укрепиться в Москве, если он задействует ресурс городского бюджета для поддержки экономики и москвичей — но он этого не делает, и я думаю, что не делает по согласованию с администрацией президента. В Москве очень много денег, но раздача пряников — это прерогатива именно президентской власти. Собянин не пойдет на это, именно потому что он целиком зависимый чиновник.


«За пределами Москвы каждая ее победа однозначно воспринимается как еще один кусок, оторванный у остальной страны»

Михаил Светов

политолог, член Либертарианской партии России, председатель движения «Гражданское Общество»

В дни безвластия, когда парализованный страхом Путин отказался брать на себя ответственность хоть за что-нибудь и предложил главам регионов брать столько суверенитета, сколько смогут унести, Собянин однозначно воспринял сигнал и начал вести себя как второй человек в стране. Любопытно, что пока он копирует все ошибки, которые совершил Юрий Лужков. Тому тоже казалось, что репутация крепкого хозяйственника выгодно выделяет его на фоне безвольных губернаторов. Пока она же не стала его ахиллесовой пятой. Потому что за пределами столицы каждая победа Москвы однозначно воспринимается как еще один кусок, оторванный у остальной страны.

В этом смысле даже визитная карточка Собянина — его команда технократов — вызывает только раздражение. Когда люди приезжают в командировку из России в Москву и смотрят на бесстыжее собянинское изобилие, они видят не велодорожки и пешеходный кластер, а нищенскую пенсию своих родителей, облупившуюся краску в родной поликлинике и лицо своего ребенка, который вынужден донашивать одежду за старшими родственниками. Дихотомия «настоящая Россия — хипстерская Москва» с правлением Собянина только усугубилась. Мы говорим «Москва» и подразумеваем не лучший среди равных регион России, а хищный город, который разорил страну. Когда борьба за право стать наследником перейдет в горячую фазу, Собянину быстро объяснят, что он не мэр европейского города и уникальный технократ, а мародер. Каждая велодорожка, каждая выплата москвичам, которую недополучила остальная страна, будут поставлены ему в упрек. Без харизмы и опыта публичной политики Сергей Собянин крепко застрял в капкане собственных достижений.


Фотографии: Максим Мишин / Пресс-служба Мэра и Правительства Москвы(CC BY 4.0)