В Бутаковском заливе Химкинского водохранилища 25 июня заметили нефтяное пятно. Допустимая концентрация нефти в воде в тот день подскочила в 23 тысячи раз, хотя федеральные агентства сообщали о превышении всего в тысячу. Недавно масштабный разлив топлива произошел в Норильске, и на фоне катастрофы на Крайнем Севере на аварию в Подмосковье мало кто обратил внимание. The Village съездил на место аварии в Химках и рассказывает, что там случилось, какой вред это принесет местной природе и жителям и почему нефтяные загрязнения — это серьезная системная проблема для всей страны.

Автор: Алена Дергачева

Допустимая концентрация нефти подскочила в 23 тысячи раз

Через десять дней после аварии по небольшой аккуратной набережной Бутаковского залива гуляют молодые люди. Они обсуждают «акт вандализма». Здесь до сих пор сильно пахнет горючим, а вода переливается радужными пятнами. Когда стало известно, что в Химкинское водохранилище из реки Грачевки вылилась нефть, ее допустимая концентрация в заливе подскочила в 23 660 раз. Это зафиксировала гидрохимическая лаборатория «Центррегионводхоз», рассказали нам в Федеральном агентстве водных ресурсов. До этого Росводресурсы почему-то сообщали о превышении всего в тысячу раз.

Почти две недели МЧС и «Химводосток» откачивают грязную воду и расчищают русло пострадавшей реки от веток и мусора. Пятно в заливе локализовали несколькими рядами плавучих заграждений — бонов, а токсичные участки засыпали сорбентом. На 2 июля допустимая концентрация нефти превышала норму в 68 раз, показатель продолжает снижаться. Сейчас осталось три участка с масляной пленкой — по 25 квадратных метров каждый. На последних этапах ликвидации, которую обещают закончить к концу недели, берега обработают препаратами, содержащими микроорганизмы — они разлагают топливо.

Вид на залив с набережной
Боновое заграждение и сорбент
Откачка загрязненной воды

По данным Росприроднадзора, к 20 июня площадь нефтяного пятна достигла 30 тысяч квадратных метров. Для сравнения: площадь недавнего разлива в Норильске (29 мая на местной ТЭЦ-3 случился масштабный разлив дизельного топлива, которое попало в реки Амбарная и Далдыкан и их притоки и угрожает природе всей Арктики: восстанавливаться после аварии она будет минимум десять лет. — Прим. ред.) составила 180 тысяч квадратных метров — это лишь в шесть раз больше, чем в Химках. Мы знаем, что из резервуара на ТЭЦ-3 вылилось около 21 тысячи тонн дизеля, но ни Росприроднадзор, ни Роспотребнадзор, ни Росводресурсы пока не сказали, какой объем — хотя бы примерно — вылился в Подмосковье.

На вопрос, много ли топлива утекло в залив, один из рабочих, наблюдающий за процессом уборки с моста, уверенно отвечает: «Очень. Даже если и 100 килограммов — это ведь уже очень много! Представляете, как они растекаются по водоему?» (По данным американского Агентства по охране окружающей среды, со временем одна тонна нефти способна покрыть площадь до 12 квадратных километров. — Прим. ред.) Сейчас, по его словам, большую часть загрязнений убрали, а вода стала почти чистой: «Видите, рыбки плавают, питаются этим сорбентом. Через вторую линию бонов уже ничего не проходит. Нефть вытекла из бочек, которые закопало какое-то предприятие, они повредились. Ничто ведь не вечно».

Как авария выглядит на карте

Насколько опасен разлив в Химках

Нефть создает дефицит кислорода в воде, из-за которого умирают животные. В Бутаковском заливе от гипоксии погибли несколько особей обыкновенного сома, который входит в Красные книги Москвы и Московской области, сазаны, караси и утки. То есть авария уже нанесла большой вред местной природе, хотя руководитель Росводресурсов Дмитрий Кириллов подчеркнул, что катастрофической ситуации все-таки удалось избежать.

Разливы топлива могут быть опасны и для жителей города. «Химкинское водохранилище — часть канала имени Москвы, который впадает в Волгу, а это источник питьевой воды для многих населенных пунктов», — отмечают в Росводресурсах. Но «Мосводоканал» утверждает, что нефть из Химкинского водохранилища категорически не может попасть на городские станции очистки воды, так как основные водозаборы находятся на расстоянии 10 и 20 километров ниже по течению. Там же добавляют, что Москва «не пьет» из Химкинского водохранилища уже около 15 лет.

Разлив нефти в Химках в первые дни

«В месте разлива нет организованных зон отдыха», — сказали в подмосковном Роспотребнадзоре, хотя именно в той части залива, где обнаружили пятно, обустроена набережная с причалами для катеров, детскими площадками, лавочками и кафе.

Москва на 99 % берет воду из Москворецкого и Волжского источников. В состав первого входят Москва-река, Истринское, Можайское, Рузское, Озернинское водохранилища, водозаборы также есть на Учинском и Клязьминском водохранилищах. А вот волжская вода поступает в дома как раз через канал имени Москвы по каскаду насосных станций. Причем расстояние от реки Грачевки, откуда разлилась нефть, до канала составляет всего 1,6 километра.

Кто причастен к аварии

Росприроднадзор назвал источником разлива канализацию «Химводостока». «Мы неоднократно направляли в правоохранительные органы обращения о том, что коллекторы (речь о реке Грачевке. — Прим. ред.) должны быть оборудованы очистными сооружениями. Это относится и к данному случаю. Исполнение решения суда позволило бы не допустить или минимизировать загрязнение питьевого водоема Москвы», — подтвердил глава Московско-Окского водного управления Вахтанг Астахов.

По его словам, администрация Химок не исполнила решение суда об установке очистных сооружений в коллекторах от 2018 года, тогда как в Грачевке и Химкинском водохранилище в течение четырех лет регулярно находят превышения не только по нефти, но и многим другим вредным веществам. Специалисты Росводресурсов нашли в районе аварийного коллектора еще несколько потенциально опасных для природы объектов, например емкость с отработанным трансформаторным маслом.

В саму канализацию топливо, предположительно, вытекло из открытых бочек с заброшенной заправки на территории главного военно-строительного управления «Спецстрой» по адресу Коммунальный проезд, 12. Об этом тоже сообщал Росприроднадзор. Военная прокуратура ответила, что Минобороны к аварии не причастно. По данным системы «Контур Фокус», это подразделение «Спецстроя» закрылось еще в 2017 году. Сейчас по адресу находится пункт техосмотра «Химки-Эксперт» и торговая компания «Онвуд».

Представители Минэкологии области уже согласились, что у «Химводостока» не было разрешений на использование коллектора, поэтому предприятию выдали три протокола об административных нарушениях. По каждой статье, в том числе о «самовольном занятии водного объекта», «несоблюдении экологических требований» и невыполнении «постановки на государственный учет объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду», компании грозят штрафы от 20 до 100 тысяч рублей. Основного виновника аварии разыскивает прокуратура.

Оставшиеся радужные разводы на воде на месте аварии
Топливо и сорбент
Работы на речке Грачевке

Разливы нефти — это катастрофа системы


Владимир Чупров

проектный директор Гринписа

Мы сейчас активно занимаемся разливом топлива в Норильске и пытаемся решить проблему аварий на системном уровне. Роспотребнадзор выставил честный чек «Норникелю» в 148 миллиардов рублей (корпорация собирается его оспорить. — Прим. ред.). При этом четыре человека в Норильске уже сидят и ждут суда, но разве это решит системную проблему? В 2016 году мы отловили сброс хвостов в Далдыкан (тогда норильская река окрасилась в ярко-багровый цвет), а «Норникель» заплатил за это 30 тысяч рублей! Там какой-нибудь член директоров пообедает один раз за эти деньги. Но вот 148 миллиардов рублей — это 30 % от их чистой прибыли, а значит, повод для акционеров хорошо подумать об экологической политике.

Мы пока не знаем, сколько топлива из Химкинского водохранилища ушло вниз по течению к Москве-реке. Но можем сказать, что предприятия, работающие с нефтью, часто скрывают аварии, а в Административном кодексе за эти нарушения прописаны ничтожные штрафы для юридических лиц. Ситуация такая, что у нас половина реки в топливе, а компания платит за это мизерные 80 тысяч рублей.

Еще одна проблема — доступность и публичность информации. На федеральном уровне у нас до сих пор нет статистики о том, сколько же и где выливается нефтепродуктов. Эти данные собирают фрагментарно в разных органах. В России же случаются тысячи происшествий в год, о которых никто даже не узнает.


Госдума после гневного обращения президента Владимира Путина по поводу экологической катастрофы в Норильске срочно приняла закон, согласно которому все компании, работающие с нефтью, должны обязательно иметь план ликвидации аварийных разливов. «План — это 100 страниц о том, кто куда должен звонить, бежать и где лежат грабли. Но это, конечно, тоже не решает системной проблемы. У компаний в первую очередь должна быть мотивация, чтобы они вообще не допускали аварий, а не спешили их устранять», — уверен Владимир Чупров.

Глава Росводресурсов Дмитрий Кириллов уже поручил проработать вопрос о возмещении федеральному агентству денег, которые уйдут на ликвидацию разлива в Бутаковском заливе и его последствий. Тем временем в Москве произошел еще один разлив нефти — на этот раз в реку Чуру на юге города.

Обновление от 28 июля

Роспотребнадзор оценил ущерб, нанесенный Химкинскому водохранилищу утечкой нефтепродуктов, в 46 миллионов рублей. Концентрации нефти в районе разлива превышали допустимые в 177,7 тысячи раз, а не в 23 тысячи, как сообщалось ранее. Причиной загрязнения стал слив отработанного трансформаторного масла с электроподстанции «Старбеево», рассказали в ведомстве.


Фотографии: Алена Дергачева