20 марта графический дизайнер Алина Кузнецова опубликовала в закрытом фейсбук-сообществе «Петроградская диаспора» предложение разослать всем желающим выкройки масок. «Я ожидала, что будут комменты в духе „вы занимаетесь фигней“, но никак не думала, что получу такой отклик», — рассказывает Алина (с тех пор ее выкройки получили более 50 пользователей соцсетей).

«Петроградская диаспора» — пожалуй, самое консолидированное соседское сообщество Петербурга. При относительно небольшом — по сравнению с районными группами во «ВКонтакте» — числе участников именно в «ПД» можно максимально наглядно проследить тренд на локальную солидарность и взаимопомощь. The Village рассказывает, как условный средний класс обсуждает, переживает и преодолевает эпидемию коронавируса.

Текст
Юлия Галкина

Жесткое ограничение тематики

«Петроградская диаспора» начиналась в 2011 году с десяти человек — как группа друзей, в которой договаривались о том, где поужинать и на какой концерт сходить. Сейчас в сообществе более шести тысяч участников, о нем не раз писали в СМИ (вот, например, недавний материал интернет-газеты «Бумага»). Группа жителей Петроградского района Петербурга (нынешних и бывших; а также им сочувствующих) — закрытая, чтобы вступить в нее, надо подать заявку.

На фейсбуке есть еще несколько активных соседских групп — в первую очередь «Пять углов» и «От Стрелки до Гавани». Но, пожалуй, «ПД» в эти недокарантинные дни генерирует больше всего красивых историй добрососедства. Пользователи предлагают бесплатную помощь с компьютерами и психологическую поддержку, ищут (и находят) подработку, обсуждают, как вести переговоры с арендодателями, организовать домашний досуг для детей и отговорить знакомую бабушку ходить в храм. А накануне жителей попросили сшить многоразовые маски для врачей горбольницы № 2, в которых медики могли бы добираться на работу и с работы (учреждение будет принимать пациентов с коронавирусом — при этом сотрудникам, по их словам, не выдали средства защиты). Маски можно будет принести в субботу в Bar 76 на Малом проспекте П.С.

Один из администраторов «ПД» Даниэль Лурье среди причин успешной коммуникации называет модераторскую политику, отчасти позаимствованную у крупного интернет-сообщества русскоязычных жителей Германии: «Мы изначально старались жестко ограничивать тематику. Это соседская группа, и мы удаляем все, что не касается Петроградской стороны».

Бесплатный чат-бот для доставки

Катя Машенджинова живет в Петроградском районе, она специализируется на разработке маркетинговых инструментов для привлечения клиентов в HoReCa. Работает удаленно: «Для меня [с началом самоизоляции] все не сильно поменялось». Десять дней назад Катя написала на фейсбуке: «Моя душа болит за локальный бизнес. <…> Я сделала чат-бот, заточенный под доставку, и готова отдать и доработать его под ваш бизнес бесплатно». Пост расшерили в «Петроградской диаспоре».

Петербурженка рассказывает, что после этого откликнулось множество заведений — от специализирующихся на сезонных трюфелях до израильского стритфуда, — и заявки продолжают поступать. Единственная загвоздка: платформа, на которой функционирует чат-бот, берет абонентскую плату — 5 тысяч рублей в месяц. Пока Кате не удалось договориться об отмене платы, но она продолжает отправлять запросы платформе.

«Я бы не хотела чтобы люди остались без работы, малому бизнесу и без пандемии непросто, — говорит героиня. — Надеюсь, мы все сможем поддержать друг друга, при этом сохранив здоровье себе и близким. Опыт других стран показывает, что, объединившись, мы сможем пережить это непростое время чуть проще».

Средний класс

«Петроградская сторона в принципе довольно богатый район, — модератор „ПД“ Даниэль Лурье продолжает рассуждать о причинах соседской взаимопомощи. — Это видно по ценам на недвижимость. Как-то так получилось, что тут живет в основном средний класс — не в путинских терминах, а в нормальных. Средний класс в России — та часть общества, на которую опирается благотворительность. И это тоже играет какую-то роль».

В Петроградском районе традиционно самая высокая по Петербургу стоимость квадратного метра. Такую статистику во многом формируют «элитные острова» в составе района, прежде всего Крестовский. Где, кстати, заметные сообщества жильцов есть вовсе не в дорогих новостройках, а в старых домах с коммуналками (недавно мы рассказывали одну такую историю).

На Петроградской стороне подобных зданий в сотни раз больше. Бедную местность с деревянными домами с начала ХХ века активно застраивали каменными кварталами. Наряду с особняками богачей появились доходники, в которых снимал жилье все тот же средний класс — преподаватели гимназий и училищ, врачи, священнослужители, мелкие купцы. Сто лет спустя П.С. по-прежнему ассоциируется с интеллигенцией и некрупным бизнесом.

Вопрос о том, что такое средний класс в современной России, остается открытым. Президент Путин недавно причислил к таковому всех, кто зарабатывает больше 17 тысяч рублей в месяц. Автор «Т — Ж» Сергей Антонов год назад подсчитал, что это россияне с доходом не меньше 200 тысяч рублей в месяц (причем на одного человека, а не на семью). Если взять две цифры как экстремумы, типичный участник сообщества «Петроградская диаспора» — пожалуй, ближе к середине.

Удаленная компьютерная помощь

Житель Петроградской стороны Константин работает системным администратором в одной из медиакомпаний. Пару недель назад он перешел на удаленку. «Я решил, что сидеть в четырех стенах для меня весьма утомительно, и создал пост на фейсбуке, в котором предложил соседям, оказавшимся, как и я, в условиях домашнего карантина, удаленную техподдержку по компьютерным вопросам. Благо современные технологии позволяют не выходя из дома управлять удаленными компьютерами», — рассказывает Константин.

К его удивлению, пост получил много откликов. Несколько человек обратились за помощью в первые же дни после публикации, другие пока просто добавились в друзья.

Удаленная помощь, рассказывает Константин, скорее хобби и во многом бесплатна: «Все зависит от конкретного случая и человека. Кто-то сразу спрашивает о стоимости работ, кто-то предлагает свои услуги взамен, а кто то просто может сказать „спасибо“. Все соседи разные».

«Живые» контакты с людьми, в том числе клиентами, сисадмин свел к минимуму. Особенно непросто ему было отказаться от любимого спортзала. «Тяжело и непривычно, но я считаю это необходимой и обязательной мерой», — резюмирует Константин.

Истории домов Петроградской стороны

Даниэль Лурье говорит, что «Петроградская диаспора» — исторически (а не только на время эпидемии) тот ресурс, к которому люди обращаются в поисках или с предложениями помощи, от консультаций психологов до заимствования молотка на вечер.

«Кроме того, — продолжает Даниэль, — на Петроградской стороне расположено какое-то количество благотворительных и социальных организаций. Руководители и сотрудники этих организаций писали в сообщество, это, видимо, приучило людей к тому, что помогать — нормально».

Одна из таких организаций — проект «Легко-легко». Административный директор Татьяна Найко вообще-то прописана в Приморском районе Петербурга, но фактически уже семь лет чуть ли не круглосуточно присутствует в пространстве на Большой Пушкарской.

Главная составляющая проекта «Легко-легко» — производство и продажа сувениров, деньги от которых идут на развитие инклюзивных мастерских или в благотворительные фонды. До ситуации с коронавирусом в ней делали, в частности, керамические домики (вот такие). Сейчас сотрудников пришлось распустить.

Татьяна попросила участников «Петроградской диаспоры» — искусствоведов, гидов и прочих — написать тексты с историями местных домов. Позже их опубликуют, а за время самоизоляции придумают новые миниатюры. «Мне кажется, если мы, сидя дома, расскажем про здания, в которых живем, найдем способ посмотреть на красоту Петербурга — будет польза для всех. Все успокоится, и я смогу сохранить мастерскую», — надеется она.

«Паникующие мужчины — это не сексуально»

Еще на прошлой неделе только каждый пятый пост в «Петроградской диаспоре» был так или иначе связан с коронавирусом. Сейчас они заметно преобладают. Попадаются немного абсурдные: одна из пользовательниц сдает квартиру — «возможно, для самоизоляции», 44 тысячи рублей за апрель. «А не для самоизоляции дешевле или дороже?» — интересуются в комментариях.

Некоторые тематические сообщения модераторы удаляют. Мама школьника искала для сына компанию по игре в баскетбол на улице — в комментариях ее начали стыдить. «Паникующие мужчины — это не сексуально», — ответила топикстартер. Пост снесли.

«Мы стараемся поддерживать нормальную атмосферу. Провоцирующие ругань вещи убираем. Это явно был такой пост. Люди сейчас нервно реагируют на все, что связано с нарушением режима. И правильно делают», — поясняет Даниэль Лурье.

Маски

Точно так же модераторы удалили пост мужчины, который пытался продавать через сообщество многоразовые маски. Возможно, он сшил их по выкройке, разработанной графическим дизайнером Алиной Кузнецовой — она говорит, что такие случаи были. Пост самой Алины с предложением бесплатных выкроек тоже снесли. «„ПД“ — это не личная страничка, на которой люди делятся своими достижениями. Это соседское комьюнити, в котором люди обсуждают общие — в рамках района — проблемы», — уточняет Даниэль Лурье.

Алина — жительница Петроградской стороны в третьем поколении. Еще 16 марта ее семья (в которой двое детей) приняла решение о самоизоляции. «Тогда мне прилетело, что из-за таких паникеров и истеричек, как я, и гречки нет, и туалетной бумаги», — вспоминает героиня. На тот момент, по ее впечатлениям, на людей в масках прохожие смотрели неприязненно: «Я была на почте в одноразовой маске и перчатках. Сотрудница спросила, болею ли я, и, получив отрицательный ответ, сказала: „Зачем этот маскарад тогда?“ Я растерялась, а мне тем временем посчитали не простую бандероль, а посылку первого класса, переплатила вдвое».

Сейчас, добавляет Алина, прохожих в масках стало заметно больше, а неприязни во взглядах — меньше. «Я надеваю маску на улице от пыли. И буду использоваться, если заболею и понадобится выйти. В окрестных аптеках масок нет».

На ее взгляд, пост про выкройки модераторы «ПД» удалили несправедливо — Алина сравнивает его посыл с практикой «попросить соль у соседки». Добавляя: «Ну да пусть…»


Фотографии: обложка – Дима Цыренщиков, 1, 2, 3 – Виктор Юльев