Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location
Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России

Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России

Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России

Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России

Почему лекарства от СДВГ считаются в нашей стране наркотиками, как провалилась реформа здравоохранения и кто помогает гиперактивным детям

Материалы The Village, которые стоит перечитать 8 Марта

Материалы The Village, которые стоит перечитать 8 Марта

Права женщин, насилие в семье, гендерное равенство, а также успехи и неудачи российского феминизма

Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна

Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна

Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна

Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна

The Village о проекте «Синдром кино» для людей с ментальными особенностями

Две истории о домашнем насилии в России

Две истории о домашнем насилии в России

The Village записал истории двух женщин, столкнувшихся с домашним насилием и попробовавших довести дело до суда

Кто живет в тайном убежище для переживших насилие

Кто живет в тайном убежище для переживших насилие

Кто живет в тайном убежище для переживших насилие

Кто живет в тайном убежище для переживших насилие

Девушки, сбежавшие от насилия в семье, рассказывают о жизни в кризисной квартире

Дети жертв Большого террора

Дети жертв Большого террора

Дети жертв Большого террора

Дети жертв Большого террора

Что чувствуют и помнят те, кто добивается установки табличек в память о жертвах сталинских казней

Оставленные: Как ищут пропавших людей

Оставленные: Как ищут пропавших людей

Оставленные: Как ищут пропавших людей

Оставленные: Как ищут пропавших людей

Три из 3 тысяч историй исчезнувших в Москве

«Здесь легко получить по башке»: Как расчищают место под научную долину МГУ

«Здесь легко получить по башке»: Как расчищают место под научную долину МГУ

The Village съездил в «Шанхай», гаражный город в городе, спустя год после начала сносной кампании

Соха, изба и «Троица»: Чему учат школьников на уроках нового предмета «Истоки»

Соха, изба и «Троица»: Чему учат школьников на уроках нового предмета «Истоки»

«Нам рассказывали, что если упадет ложка или вилка — значит, кто-то придет в гости»

«У нас непростые ребята»: Как проект «Трудёнок» помогает с работой сиротам и инвалидам

«У нас непростые ребята»: Как проект «Трудёнок» помогает с работой сиротам и инвалидам

«У нас непростые ребята»: Как проект «Трудёнок» помогает с работой сиротам и инвалидам

«У нас непростые ребята»: Как проект «Трудёнок» помогает с работой сиротам и инвалидам

Уборка квартир, курьерские услуги и ремонты — The Village изучил деятельность молодого московского социального проекта

Больше любви: Как живут полиаморы в России

Больше любви: Как живут полиаморы в России

Петербуржцы и москвичи, которые считают, что любовь возможна вне моногамной пары, — об отношениях друг с другом и с обществом

«Мы не наигрались в солдатиков»: Как живут реконструкторы Бородинского сражения

«Мы не наигрались в солдатиков»: Как живут реконструкторы Бородинского сражения

И что тянет людей в 1812 год

Что происходит в школе № 57

Что происходит в школе № 57

The Village — о скандале в одной из самых известных школ Москвы

«Было очень страшно»: Три истории о сексуальном насилии

«Было очень страшно»: Три истории о сексуальном насилии

The Village публикует истории женщин, столкнувшихся с попытками изнасилования

«Собянин! Жители требуют тишины!»: Разрешился ли конфликт на Патриарших

«Собянин! Жители требуют тишины!»: Разрешился ли конфликт на Патриарших

The Village проследил историю противостояния местных жителей и ресторанного бизнеса в центре Москвы

Под ковш: Что происходит с павильонами в Москве

Под ковш: Что происходит с павильонами в Москве

The Village выяснил, что предпринимают собственники снесённых зимой торговых точек и кто будет следующим

Без «Б»: Обречён ли московский троллейбус

Без «Б»: Обречён ли московский троллейбус

The Village попытался разобраться, как отмена троллейбусных маршрутов отразилась на городе и горожанах

Семейные ценности: Как живут московские свингеры

Семейные ценности: Как живут московские свингеры

The Village разбирается, почему одна из старейших и самых популярных секс-тусовок города выступает за любовь и верность

Почему отбирают земли у Тимирязевской академии

Почему отбирают земли у Тимирязевской академии

The Village разобрался в земельном конфликте главного аграрного вуза страны

Почему сироты в регионах могут лишиться опекунов из Москвы

Почему сироты в регионах могут лишиться опекунов из Москвы

The Village разобрался, почему городские власти отказываются платить компенсации за сирот из других городов России

Скандалы, интриги, преследования: Как МГУ застраивает Раменки

Скандалы, интриги, преследования: Как МГУ застраивает Раменки

Скандалы, интриги, преследования: Как МГУ застраивает Раменки

Скандалы, интриги, преследования: Как МГУ застраивает Раменки

The Village узнал, почему на землях университета строят коммерческое жильё и как местные жители воюют со стройкой в своём районе

«Бурного расцвета и не было»: Как жители регионов переживают кризис

«Бурного расцвета и не было»: Как жители регионов переживают кризис

The Village узнал, как экономические трудности отразились на жизни рабочего АвтоВАЗа, учительницы из Ростовской области и кассира из Брянска

Формы и содержание: Как устроены «спонсорские» отношения

Формы и содержание: Как устроены «спонсорские» отношения

The Village изучил феномен «спонсорских» отношений, которым посвящён не один десяток пабликов во «ВКонтакте»

Недосолили: Как в Петербурге случилась маленькая коммунальная революция

Недосолили: Как в Петербурге случилась маленькая коммунальная революция

Недосолили: Как в Петербурге случилась маленькая коммунальная революция

Недосолили: Как в Петербурге случилась маленькая коммунальная революция

С этой зимы в городе при уборке снега почти не используют солевые смеси. The Village разбирается, зачем нужна была соль, почему её стало ...

«Клопы довольно больно кусаются»: Студенты МГУ — о жизни в старом общежитии

«Клопы довольно больно кусаются»: Студенты МГУ — о жизни в старом общежитии

«Клопы довольно больно кусаются»: Студенты МГУ — о жизни в старом общежитии

«Клопы довольно больно кусаются»: Студенты МГУ — о жизни в старом общежитии

The Village встретился с жителями старейшего общежития МГУ и узнал, каково это — делить комнату с клопами и тараканами

Новые затворники: Почему молодые люди выбирают жизнь в четырёх стенах

Новые затворники: Почему молодые люди выбирают жизнь в четырёх стенах

The Village узнал, чем россиян привлекает образ жизни японских хикикомори и как уход людей в себя может изменить общество

Сделано: Как Илья Осколков-Ценципер меняет Москву

Сделано: Как Илья Осколков-Ценципер меняет Москву

Сделано: Как Илья Осколков-Ценципер меняет Москву

Сделано: Как Илья Осколков-Ценципер меняет Москву

The Village изучил бизнес основателя «Афиши» и выяснил, как ему удаётся оставаться главным столичным «придумывателем и концептуализатором»

Свайпный грех: Как интернет-знакомства меняют нашу личную жизнь

Свайпный грех: Как интернет-знакомства меняют нашу личную жизнь

The Village разобрался, почему в век высоких технологий, когда выбор партнёра как никогда широк, найти своё счастье всё труднее

Будь здоров: Как медицина в России становится платной

Будь здоров: Как медицина в России становится платной

Будь здоров: Как медицина в России становится платной

Будь здоров: Как медицина в России становится платной

The Village выяснил, почему за услуги врачей всё чаще приходится платить

Ошибка резидента: Как работает платная парковка в Москве

Ошибка резидента: Как работает платная парковка в Москве

The Village узнал о трудностях получения резидентного разрешения и о расширении платной парковочной зоны в столице

Рубрики