В феврале во Владивостоке прошла вторая «Фотовыставка о любви» для русских девушек и китайских мужчин. Фотографии для подобных вечеринок — это предлог: сюда приходят, чтобы знакомиться с состоятельными китайцами. Для серьезных отношений и брака, как утверждают организаторы.

Принять участие в таких событиях могут незамужние женщины 18–40 лет. Основное требование — отсутствие инвалидности. Корреспондент «The Village Владивосток» стала одной из претенденток и рассказала о своем опыте знакомств.

Двенадцать женщин на троих мужчин

Информацию о «фотовыставке» я увидела в инстаграме под названием «Удачный брак» и заполнила анкету на сайте. Далее прошла собеседование по телефону и получила sms с приглашением в банкетный зал «Версаля».

На вечеринке меня встретила высокая девушка в темно-синем платье, вручила анкету и подарочную карту в магазин косметики. Такой бонус получали первые десять участниц.

Вначале невозможно было понять, где кто. В зале — двадцать человек, все разговаривают и пьют шампанское. По телефону мне сказали, что надо выглядеть празднично, и я нервничаю. Рубашка, плотные колготы (зима на улице) и черная юбка явно не соответствуют дресс-коду.

 Массивные люстры и арочные проемы «Версаля» как бы намекают на то, что сейчас зазвучит классика и появятся мужчины в бабочках. Но диджей включает «Вите надо выйти», «Мы неделимы» и «Твои глаза».

Я обращаю внимание, что на двенадцать участниц в зале всего трое мужчин. Они сидят за отдельным столом. Еще есть русские и китайские организаторы, фотографы и ведущие.

Решаю, что по поводу внешнего вида я беспокоилась зря. Красные блузы и короткие платья других женщин тоже не особо похожи на вечерние наряды.

«Китаец — удачная партия»

Мне разрешают выбрать любой стол, где стоят шампанское, фруктовые корзинки, канапе и «Рафаэлло». Моей соседкой оказывается дама с длинными светлыми волосами и красивыми, ярко накрашенными губами. Кате 32 года, она приехала из Большого Камня, чтобы познакомиться с мужчиной. Выглядит очень молодо, хотя ее старшему ребенку 13 лет.

— Китаец — удачная партия, — Катя показывает мне в инстаграме фото подруги. Та несколько лет живет у своего мужа в Китае и всем довольна.

Вечер начинается под громкие звуки заставки «Двадцатый век Fox». Ведущая в длинном зеленом платье громко обещает сделать всё необходимое, чтобы сегодня было весело и комфортно знакомиться.

— Девчонки, скажем громкое «Ура»! Как у нас принято в России громко и весело начинать вечера? — пытается раскачать зал ведущая, однако «ура» кричит лишь кто-то из китайцев-организаторов.

«У нас девочки всё знают про Китай. Они готовы»

В течение часа ведущая и ее коллега-китаец устраивают конкурс на знание традиций обеих стран. Мужчинам показывают Владимира Путина и спрашивают, кто это, нам — Великую Китайскую стену и ледяной городок в Харбине.

— Девчонки, вы что-нибудь знаете про культуру и достопримечательности Китая? — ведущая не сдается.

— Про китайскую еду, — отвечает ей кто-то.

— Переведите мужчинам, что у нас девочки всё знают про Китай. Они готовы, — обращается к переводчикам ведущая.

— А мужчины что-то про Россию знают? Вижу, что мужчины кивают, значит, знают — это хорошо, — радостно продолжает она.

Нам снова предлагают поднять бокалы с шампанским, средней стоимостью 500 рублей за бутылку. Что странно, если вспомнить доход потенциальных китайских мужей в инстаграме (от 20 000 до 100 000 долларов в год).

Куан, Дэй и Алексей

Участники начинают рассказывать о себе в микрофон, им помогают переводчики. Куану из Пекина 44 года, он инвестирует деньги в разные проекты (что делает — непонятно). Бывал в разных городах России и многое знает о нашей стране. Любит Россию, ее культуру и искусство. О доходах бизнесмен молчит, но ведущая напоминает, как он много зарабатывает.

28-летний Дэй приехал во Владивосток вместе с отцом, это его первый визит в Россию. Он жил и учился в Голландии, поэтому легко говорит по-английски. У Дэя есть бизнес в городе рядом с Шанхаем. Еще мужчина любит животных и воспитывает собаку.

Третьему участнику 33 года, у него русское имя — Алексей. Он живет в Харбине и работает журналистом. Алексей по-английски рассказывает о русских эмигрантах в Харбине, вспоминает Софийский собор и традиции России. Говорит, что наши страны похожи. «Я смешной и веселый парень, только вы этого еще не знаете», — улыбаясь, завершает свою речь Алексей.

До дна, как это в России принято

Микрофон оказывается у девушек, и переводчики рассказывают мужчинам об участницах вечера.

Алине 21 год, она учится в ДВФУ на переводчика. Была в Пекине и Чаньчуне. Наде 27 лет, она живет во Владивостоке, любит путешествовать и ищет спутника жизни. Наташе 24 года, она переехала во Владивосток из Ставропольского края. Хочет побывать на Великой Китайской стене. Девушек много, и они рассказывают о себе примерно одинаково.

— Еще будет возможность поближе познакомиться, а сейчас поднимем бокалы, — ведущая вновь берет свое слово.

— Выпьем бокалы до дна, — вторит ей коллега.

— До дна, как это в России принято, — повторяет она.

После публичного знакомства мужчины с переводчиками отправляются к столам девушек.

Китайская галантность и трудности перевода

Минут десять мы с Катей сидим в одиночестве, едим конфеты и фрукты, пьем шампанское. Первым за наш стол приходит «журналист» — у Алексея доброе лицо и большие глаза. Он отмечает, что у Кати красивые улыбка, а у меня — цвет волос. Мы задаем ему банальные вопросы, он нам тоже. Взаимной заинтересованности нет.

Через пять минут мужчины меняются, и к нам подходит Дэй. Он модный, красиво одет и говорит на хорошем английском. Снимает темные очки и смотрит на наши анкеты. Говорит, что у нас с Катей разница десять лет, но это незаметно. Особая галантность у китайских мужчин, знаете. Дэй показывает фото собаки и спрашивает, любим ли мы животных. Выясняется, что у Кати тоже есть питомец. Я люблю животных, но у меня их нет. Больше рассказать нечего, поэтому пытаюсь поддерживать разговор о собаках.

 Последним подходит Куан. У него благородные черты лица и внимательный взгляд. «У него денег куры не клюют», — подмигивает нам переводчица.

Я вспоминаю, что Катя считает Куана перспективным для себя, поэтому задаю мало вопросов. Тем не менее, общий разговор не вяжется. Может причина в трудностях перевода. Спрашиваю Куана, почему ему нравятся русские. Он отвечает, что русские — красивые.

В это время позади нас две девушки бойко разговаривают с мужчинами по-китайски. Вскоре там оказывается и Куан.

«Никакой китаец не поймет, что у тебя на душе»

После пятиминутных знакомств «поближе» начинаются танцевальные конкурсы. Меня хватает только на хоровод под клубную музыку. Другие весело продолжают выполнять задания ведущей: ламбада, танго и далее. Потом следует общая фотосессия, китайский фотограф просит участниц втянуть животы. Все смеются, но втягивают.

Через два часа я начинаю ощущать себя в «Кристалле» на Спортивной. Громкая музыка, диско-шар и не совсем трезвые люди — такое международное знакомство.

Знакомлюсь с участницей Ольгой, она рассказывает о первой вечеринке в конце декабря 2017 года. Единственным претендентом на ней был наш Куан, тогда он никого не нашел.

— В первый раз еды было больше, а не то, что сегодня. Знаешь, мне так не нравится их язык. Это «гыр-гыр-гыр». Замуж за китайца я только по расчету могу пойти. Они ведь все равно другие. Никакой китаец не поймет, что у тебя на душе, — признается Оля и наполняет бокал.

Пока мы беседуем, модный Дэй с бутылкой пускается в пляс сразу с несколькими девушками. Его отец смеется и снимает происходящее на телефон. Китаец-ведущий делает мне комплименты и сожалеет, что ему уже «пятьдесят». Катя пытается разговорить Куана, но он смотрит на другую девушку.

 В какой-то момент я вспоминаю о фотографиях — ведь это же фотовыставка. Не нахожу ничего похожего.

Около полуночи решаю покинуть вечеринку. В гардеробной сидит уставшая ведущая. Говорит, что скоро мы поедем в ночной клуб. А утром мужчины решат, захотят ли они кого-нибудь из нас позвать на свидание. Но мне не хочется продолжения. Однако уйти незамеченной не удается — организаторам приходится объяснять, что устала и соглашаться на участие в следующем событии.


Текст: Ирина Петрова
Обложка: Lori L. Stalteri по лицензии Creative Commons