Француз Юбер-Феликс Делаттре, с детства мечтавший увидеть Байкал, приехал в Иркутск на языковую стажировку. На четыре месяца домом зарубежного гостя стала семья Веселяшкиных. Теперь Феликс делит комнату с русским ровесником, участвует в семейных праздниках, знакомит свою иркутскую семью с французской кухней и учится «отдыхать по-русски».

Юбер Делаттре, Ефим и Гульнара Веселяшкины рассказали The Village о том, как француз стал своим в Сибири, и почему принять у себя иностранного гостя — то же самое, что отправиться в путешествие.

Ефим и Юбер

Иностранный гражданин

Ефим: Юбер живет у нас уже два месяца. Во французском центре, где я тогда изучал язык, нам рассказали, что в Иркутск приезжает француженка и спросили, кто бы мог ее приютить? Все 11 человек в нашей группе, где я был единственным парнем, согласились. Позвонили мне. До последнего не знал, что приедет все-таки парень, а не девушка. Это выяснилось, когда мне скинули его контактные данные. Ну, я и не расстроился. Решил, что наоборот здорово.

Еще перед тем, как записаться в программу, я обсуждал это с родителями, и они сразу согласились. Мои родители очень любят путешествовать, прямо-таки безумно. И для нас принять иностранца — это как посетить другую страну: соприкосновение разных культур, большой опыт общения. Я изучаю туризм в БГУЭП, увлекаюсь иностранными языками, и мне это тоже полезно. У нас уже был подобный опыт: несколько лет назад на несколько дней у нас останавливался японец. Это было непросто, мы общались в основном жестами. Сначала я думал, что Юбер не разговаривает на русском и пытался общаться с ним на английском.

Юбер: Мне, конечно, лучше на русском разговаривать — я именно для этого сюда приехал. Понимаю почти всю речь на русском, могу только отдельные слова не знать. Благодаря тому, что я общаюсь и с друзьями Ефима, я хорошо понимаю современный язык русской молодежи. Говорю на русском почти без акцента, обычно он сильнее проявляется, когда я устаю.

В России я с августа. Сначала отучился семестр по обмену в московском РАНХиГС, а теперь прохожу стажировку в центре французского языка и культуры «Альянс Франсез». Занимаюсь организацией разных мероприятий и коммуникацией в соцсетях, иногда меня зовут преподавать.

В Москве я жил в общежитии, а здесь живу в семье Ефима. «Альянс Франсез» не оплачивает мою стажировку, но они пообещали, что найдут семью, которая сможет принять меня в гости на четыре месяца. Мне сразу понравилась эта идея, потому что это хорошая возможность получше узнать людей и сибирскую культуру. Сейчас мне платит стипендию французский университет. В России очень дешево, поэтому я могу прожить здесь даже без помощи семьи.

Почему русский?

Юбер: Меня всегда спрашивают, почему именно русский язык? Сначала я интересовался историей Советского союза. Можно даже сказать, что я был коммунистом. К тому же я всегда любил географию. Смотришь на карту, а там такая огромная страна. С детства мечтал посмотреть на Байкал и побывать на Камчатке. Такая природа — это уникально. Русский я начал изучать сам с 11 лет, преподавателя у меня не было. В университете были занятия по русскому языку, но на тот момент они мне уже ничего не давали, – это был уровень для начинающих.

В университете я изучаю политологию. Когда выбирал профессию, хотел специализироваться на России. У нас в стране очень мало французов, которые могут разговаривать на русском. В основном все думают, что Россия — это просто диктатура, а люди там только бухают. Многие во Франции не понимают, что позиция России в мире очень важна, и с вами нужно разговаривать.


Для тех французов, кто ни разу здесь не был, Россия — это водка, медведь, шапка-ушанка, Путин. Как и большинство русских думают про Францию: багет, лягушки, Эйфелева башня


Мои друзья и близкие по-разному относятся к моему выбору. Некоторые не понимают, почему я уехал так далеко и выбрал жить в холоде и морозе. Моя семья знала, что я с детства интересуюсь Россией, поэтому они были рады за меня, потому что моей мечтой было приехать сюда, я добивался этого. Для тех французов, кто ни разу здесь не был, Россия — это водка, медведь, шапка-ушанка, Путин. Точно так же, как и большинство русских думают про Францию: багет, лягушки, Эйфелева башня. У меня, кстати, есть шапка-ушанка, она теплая.

Перед тем, как приехать в Иркутск, я целый месяц путешествовал по России и видел много городов. Был в Санкт-Петербурге, Пскове, Новгороде, Ярославле, Казани, в Ульяновске, Самаре, Краснодаре, Новороссийске, Екатеринбурге, Новосибирске, два раза — в Тюмени. Иркутск — мой любимый русский город, а если говорить о топ-3, то это Иркутск, Екатеринбург и Казань. Москву и Санкт-Петербург я отделяю, с другими городами их невозможно сравнивать. Не понравилось больше всего в Краснодаре и Новгороде. В России живут очень гостеприимные люди. Пока я путешествовал, во всех городах мне встречались очень хорошие люди.

Иркутск не такой большой город, но здесь все есть. Уютный центр с интересной и разнообразной архитектурой, деревянные домики, Байкал рядом. Мне нравится, что Иркутск сохранил свою историю. Особых трудностей не было ни в первое время, ни сейчас. Ну, разве что в маршрутке утром и вечером, но это нормально. К тому же, мне постоянно помогают.

Большая семья

Ефим: Поначалу мы много времени проводили вместе, потому что для Юбера все в Иркутске было впервой. У нас дома он спокойно адаптировался, без всяких стеснений. В сравнении с японцем, который был очень скромным и стеснительным, так вообще мгновенно: приехал и как дома сразу уже — в трусах бегает и кровать не заправляет.

Юбер: У меня правда нет такой привычки — заправлять кровать. Я не понимаю, для чего это нужно — просто встаю и иду. Также и во Франции не убирал постель, хотя все остальные здесь заправляют кровати. Я живу в одной комнате с младшим братом Ефима, ему 19 лет. Он рано уходит и поздно возвращается, и я каждый день работаю, поэтому мы мало видимся. Уживаемся вместе хорошо.

Ефим: По утрам у нас у всех разный график, вечером мы собираемся дома, пьем чай, делимся впечатлениями. Иногда вместе ужинаем, когда это получается.

Юбер: Для меня было удивительным, что семья может завтракать или ужинать по отдельности. Во Франции я всю жизнь ужинал с родителями, семейные завтраки и ужины там — это очень важно. Здесь так получается не всегда. Еще мы, французы, постоянно говорим о политике, всегда, когда мы за столом. Мне интересно наблюдать такое в российской семье: Ефим и его мама часто обсуждают разные темы, спорят, она более толерантна.

Ефим: Если не считать меня, то больше всего Юбер общается с моей мамой. Мы любим все вместе обсуждать политику, демократию, толерантность в наших странах. Это такая вечная дискуссия.

Юбер: С отцом Ефима я тоже могу проговорить несколько часов. Ему интересно, как многие вещи устроены во Франции. Вообще у Ефима огромная семья, я постоянно знакомлюсь с новыми людьми. Очень много родственников — около 30 человек.

Ефим: Нет, больше. Ты просто не со всеми познакомился еще.

Юбер: Интересно, что в России двоюродные братья и сестры — это близкие родственники, часть семьи. У меня тоже есть кузен и кузина, но я их видел раз в жизни, наверное. Здесь всё по-другому — все ходят друг к другу в гости, собираются на праздники, поздравляют друг друга. Я считаю, что это здорово.

Ефим: Да, 23 февраля мы ходили всей семьей поздравлять дедушку, а 8 марта — бабушку. Юбер живет у нас уже полтора месяца и стал членом семьи.


Очень удивился тому, что на балконе зимой хранят свинину — во Франции никто не хранит свинину на балконе


Однофамилец и блины по-французски

Юбер: Вообще в Иркутске довольно много французов. Здесь даже есть другой человек, который из того же района, что и я, и у него такая же фамилия! Это очень смешно. Вы представить не можете, как много туристов путешествуют сюда. Когда я был на Ольхоне, на обедах в столовой иногда были только одни французы. Еще на Байкале я был в Большом Голоустном и, конечно, в Листвянке. Это были замечательные впечатления — такое озеро, лед, я никогда такого не видел.

Однажды я делал здесь презентацию о туризме в Париже. После того, как мы раздали гостям карты, все попросили, чтобы я их подписал. Это было очень странно для меня — почему они просят у меня автограф? Я ведь простой француз, ничего особенного. Но для многих из них это была первая встреча с французом. Вообще каждый раз людям все очень интересно.

Я тоже стремлюсь узнавать что-то новое о том, как живут в России. Очень удивился тому, что на балконе зимой хранят свинину — во Франции никто не хранит свинину на балконе. Еще мне интересны традиции русской кухни — было здорово, когда мы вместе готовили пельмени и борщ.

Ефим: Юбер тоже иногда что-то готовит из французской кухни. Я очень люблю готовить и перенял у него некоторые рецепты и нюансы.

Юбер: На Масленицу я делал блины, как мы готовим во Франции. Они получаются большие и более тонкие. Я готовил с начинкой — сыром и беконом. В Иркутске я часто захожу в кафе «Точка», там крутая атмосфера и хорошее пиво. И в Brasserie BBB, который держит бельгиец. Там я могу общаться на французском.

Прямо по-русски!

Гульнара Веселяшкина

мама Ефима

Мы понимали, что принять на четыре месяца незнакомого человека — серьезное решение, что нам придется поменять уклад своей жизни.

Никаких сложностей из-за присутствия Юбера у нас не возникло. В быту с ним очень легко, он гораздо менее прихотлив в еде, например, чем мои дети. Сначала мы думали, что перестроим и свое привычное меню с учетом европейского парня — мы же не можем быть эгоистами и готовить то, что едим всегда, не учитывая его вкусы. Сначала готовили что-то особенное, потом градус стал спадать. Мы зажили нашей обычной жизнью, и Юбер живет этой жизнью вместе с нами.

Еще мы его учим говорить прямо, по-русски. Он очень вежливый, и часто говорит много лишних слов. Например, на вопрос, поедет ли он с нами куда-то, отвечает: «Ну, если вы хотите, чтобы я поехал, если это вам не помешает и ваши планы не поменяются, то, возможно, пожалуй…» Я не выдерживаю, спрашиваю: «Говори прямо, по-русски, ты поедешь?» «Поеду». А вчера приходит домой, подстригся. Спрашивает, как лучше: сейчас или как раньше было? Я отвечаю, что хорошо и так, и так. Он поворачивается ко мне и говорит: «Не хитри, говори прямо по-русски!»


Бродили по предместьям, общались с местным бомжом, ютившимся в заброшенном доме. Больше всего Юбер был удивлен, что в городе есть колонки, откуда люди возят воду домой во флягах


Однажды друзья Ефима решили показать нашему французу непарадный Иркутск. Бродили по предместьям, общались с местным бомжом, ютившимся в заброшенном доме. Больше всего Юбер был удивлен, что в городе есть колонки, откуда люди возят воду домой во флягах. До этого мы старались не акцентировать его внимание на таких вещах. Но он ко всему русскому относится гораздо лучше, чем многие русские. Он не думает, что здесь все плохо, ему многое нравится.

Муж как-то заметил, что за последние три месяца слышал от меня слово «русский» чаще, чем за все предыдущие 20 лет совместной жизни. Действительно, я никогда не говорила так много о русской культуре, о русском балете, русской истории, русской трагедии, русском характере, русских застольях. И сейчас мы будто осознаем национальные ценности снова, донося их до человека из другой страны.


Фотографии: Обложка, 2 — из архива героев, 1 — Анастасия Мамонтова