Видеоблог с разбором речевых ошибок известных телеведущих появился на Ютубе в начале октября: нижегородская журналистка и преподаватель русского языка Татьяна Гартман решила объявить войну «всем тупым телевизионщикам» и заодно показать подписчикам, как говорить правильно. В результате — тысячи подписчиков, внимание федеральных СМИ, комментарий Владимира Соловьева и приглашение на программу Андрея Малахова. The Village Нижний Новгород пообщался с автором блога о том, как пришла идея проекта, какой телеведущий самый грамотный, и о любви к русскому языку.

Текст

алла бренева

Училка

Я с детства мечтала стать учительницей, играла только в школу и начала преподавать, когда доучивалась в пединституте. Отработала шесть лет и ушла — из-за зарплаты, как это часто бывает. После этого долгое время работала на телевидении сначала как корреспондент, чтобы «въехать» в тему, а затем занялась детским телевидением и открыла студию тележурналистики. Параллельно закончила НГЛУ имени Н. А. Добролюбова по специальности «Журналистика».

Сейчас мы снимаем телевизионную программу «#одиндомаТВ». Чтобы ребята могли полноценно реализовывать себя в качестве журналистов, ведущих, корреспондентов, они, естественно, должны этому сначала научиться. У нас теория и практика идут рука об руку. Я их учу основам тележурналистики: как держать микрофон, как разговаривать на камеру, как брать интервью, какие задавать вопросы, какие не задавать. Кроме того, занимаюсь русским языком, очень трепетно слежу за тем, чтобы у них была хорошая, грамотная речь в эфире. Ошибок они практически не делают.


Если раз в несколько лет какой-то диктор совершал ошибку, у него либо были очень большие проблемы на работе, либо его просто увольняли


Все говорят: «Вот молодежь пошла, дети стали хуже…» Нет, дети не стали хуже, но читать стали меньше, это стопроцентный факт. Просто потому что у них появилась альтернатива — игры, развлечения. В моем детстве и у следующего поколения такого не было. А что происходит на телевидении? Если раньше была дикторская школа и за произношением и грамотной речью следили четко, то сейчас на это не обращают серьезного внимания. Нет, редакторы работают, особенно это чувствуется в новостях. Тем не менее присутствует огромное количество ошибок, а раньше не было вообще, можете себе представить? Если раз в несколько лет какой-то диктор совершал ошибку, у него либо были очень большие проблемы на работе, либо его просто увольняли.

И конечно, интернет и интернет-сленг. Например, была мода на нарочитую неграмотность, специально писали «кросавчег». Хотя, когда человек нарочно пишет неправильно, в голове он прокручивает правильный вариант, и это тренировочка наоборот. Но в интернете есть и другая манера — просто не обращать внимания: как говорю, так пишу, просто шарашу. Это, конечно, в минус идет.

Со школой конкретных связных ниточек у меня не осталось, но я все равно преподаю русский язык детям. А «училкой» меня друзья и знакомые называют. Я их всегда поправляю: «Надо говорить не так, а так». Когда уже достаю вконец, они говорят: «Господи, ну выключи уже училку, выключи!» Это название пошло в блог.

Видеоблог

Идеи блога как таковой не было. Я просто, как в «Нашей Раше», садилась перед телевизором и начинала с ним разговаривать: «Как же так? Ну почему? Нельзя делать такие ошибки!» Со временем подумала, почему бы мне не поговорить на эту тему не только с телевизором, неживым объектом, но и с людьми, которые это увидят, услышат, и, возможно, я найду единомышленников. Эта мысль пришла в апреле. Но потом было лето, потом сентябрь, а это новый учебный год и куча дел. Я все откладывала, откладывала, почти уже перегорела и поняла: или сейчас, или никогда.

1 октября вышел первый выпуск блога. Я не очень хорошо знаю, как это в интернете работает, и, чтобы не быть лохушкой, посоветовалась со специалистами. Как снять и смонтировать, мне советчики не нужны, потому что сама на телевидении работаю и понимаю, что должен быть минимализм, простота. Но как быть с жизнью готовых видео в интернете — это для меня темный лес. Мне сказали, что должна быть четкая периодичность. Я прислушалась. Может быть, со временем пойму, что надо было по-другому, но пока делаю так, как посоветовали знающие люди, поэтому выпускать видео буду раз в неделю. Это не значит, что я все семь дней сижу перед телевизором и выискиваю речевые ошибки ведущих. Нет, живу обычной жизнью, но теперь, когда смотрю телевизор, не просто разговариваю с ним, а еще и делаю заметки, в какой программе была ошибка. А потом в воскресенье вечером записываю блог и выкладываю его. За камерой моя ученица, сейчас она взрослая, сама преподает. Она приходит ко мне, выставляет камеру и свет, снимает. Монтируем потом вместе.

Начала я с ошибок ведущих Первого канала — Ивана Урганта, Артема Шейнина, Вячеслава Никонова. Во второй выпуск попали Ольга Скабеева, которая работает на «России 1», и Юлия Высоцкая с НТВ. В третьем выпуске даже «Культура» есть. Для меня дело не в конкретном канале и не в персоне. Просто сама больше смотрю Первый канал, есть несколько любимых передач: КВН, «Что? Где? Когда?», «Вечерний Ургант». Я вообще поклонница ЧГК и, кстати, ни разу не слышала у Бориса Крюка ни одной ошибки. Может быть, так совпало, но хочется верить, что это безупречно грамотный человек.


Дети, которые у меня учатся, в восторге. У нас каждое занятие начинается со статистики. «Таня, у тебя столько просмотров, столько подписчиков!»


Популярность

Вообще я не люблю публичность. Никак не думала, что будет такой резонанс. Когда это все произошло, захотелось сказать: «Я в домике». Шанс попасть в эфир у меня был всегда, но я его не использовала сознательно, просто потому что не хотела. Сейчас местное телевидение несколько потеряло свои позиции, его не так активно смотрят, но я помню, каково приходилось нашим звездам — Саше Демину, Бэле Рубинштейн, Максиму Ротшильду. С Максом мы дружили очень хорошо, пока он не переехал в Германию, так вот с ним невозможно было по улице пройти. Вокруг него всегда были толпы людей, автографы, взгляды, вспышки. Простые люди воспринимали его как настоящего астролога и начинали задавать вопросы по поводу звезд и движения планет. Это был кошмар, и я туда не хотела. Я хотела спокойной личной жизни, чтобы в нее никто не лез, чтобы меня никто не обсуждал, чтобы меня никто не трогал. И, если честно, сейчас я немножко в шоке.

Близкие — мама, сестра, племянница — меня, конечно, очень поддерживают, очень рады. Когда я маме прислала фотографию с Малаховым, она расплакалась. Сыну десять лет, он не очень понимает, что происходит, — блог и блог. Относится нормально, но особой гордости нет. А вот дети, которые у меня учатся, в восторге. У нас каждое занятие начинается со статистики. «Таня, у тебя столько просмотров, столько подписчиков!» Другой: «Нет, уже вот столько!» Дети безумно рады, следят, кто какие комментарии написал, обсуждают. Для них волшебство, что я стала крутая. Они пытаются делать собственные блоги, бьются с этим, причем у некоторых уже было несколько попыток, и конечно, такого эффекта они не достигали. У них не получалось сразу хайпануть и большое количество просмотров и подписчиков собрать. И тут вдруг я смогла. Я же с ними советовалась при подготовке блога, они знали, ждали, морально меня поддерживали. Все рождалось на их глазах. И — бабах! — получился такой эффект, о котором они сами мечтали для себя.

Соловьев и Малахов

Владимир Соловьев сам по себе человек грамотный и ошибиться не боится. Мне кажется, он либо совсем не делает ошибок, либо крайне редко, в разговорном запале, когда просто не успеваешь отслеживать все свои слова и буковки. Само по себе то, что он увидел мой блог, очень здорово и приятно. Хотя, думаю, он не сам его посмотрел, а журналисты попросили прокомментировать.

По поводу конкретных его слов в адрес моего блога. Комментарий, что учителей нужно тоже обвинять в ошибках журналистов, по-моему, абсолютно несправедливый. Потому что тогда получается, если тебя плохо вылечил врач, нужно претензии предъявлять к его преподавателям из мединститута. Я так не считаю. Согласна, проблема плохих учителей есть. Но кадровая проблема существует в любой профессии. Есть хорошие и плохие продавцы, хорошие и плохие врачи, хорошие и плохие учителя, хорошие и плохие журналисты. Когда дети и взрослые учатся, в любом коллективе есть двоечники, есть троечники, есть отличники, хотя их учит один и тот же учитель абсолютно одинаково. Тем не менее кто-то впитывает и обучается, кто-то еле-еле тройку получил, проехал и забыл. Поэтому я против обвинения, выдвинутого учителям.

На шоу к Андрею Малахову меня пригласили в качестве эксперта. Очень понравилась команда организаторов, которые встречали, размещали, провожали. Андрей — приятный, не заносчивый. Как-то я была на съемках программы «Две звезды» с Анастасией Заворотнюк. Так там все боялись дышать, воспринимали ведущую как королеву. А тут такого не было. Нормальная, рабочая обстановка на съемочной площадке. Андрей не ставит себя выше всех остальных. Видна общая заинтересованность в том, чтобы сделать хорошо программу.


Для меня репутация человека, который серьезно относится к русскому языку, важнее. Ставку на монетизацию не делаю


Цели

Сверхзадач — например, довести дело борьбы за русский язык до конца, — я не ставлю. Понимаю, что этот блог — одна маленькая капля в большом море этой проблемы.

Как заработать блогом денег, не знаю. Если делать его коммерческим, нужно отдельно консультироваться со специалистами, которые понимают в монетизации подобных проектов. Если придет добрый дядя с большим кошельком и скажет: «Давай я в блоге размещу что-то», — опять же побегу советоваться к профи.

Помню, когда все блогеры взялись рекламировать выборы, прокатилась волна осуждения среди пользователей, говорили, что они продались. Я такого не хочу, для меня репутация человека, который серьезно относится к русскому языку, важнее. Ставку на монетизацию не делаю. Но если кто-то предложит спонсорство без ущерба для содержания, отказываться не буду, я нормальный человек.