За прошедший год The Village Екатеринбург рассказал много историй. Некоторые были страшными, другие — вдохновляющими. Ниже — лучшие.

«Я 8 месяцев прожила в перинатальном центре, но ребенок не выжил»

Анна Веремеенко попала в роддом на шестом месяце беременности и после жила восемь месяцев. Ребенок родился раньше срока и весил 700 граммов, это пограничная территория. Еще в 2011 году, в соответствии с прежними критериями живорождения, он считался бы не ребенком, а плодом, — его не выхаживали бы. Но в 2013 году малыша зарегистрировали и поместили в инкубатор, однако, спасти его не удалось. The Village рассказывает, как девушка пережила смерть сына и как нашла свое спасение в волонтерстве.

Читать

«Я живу в православном приюте на Урале»

Дима Козырев семь лет живет в верещагинском православном приюте. Недавно мальчик окончил девятый класс и поступил в местный техникум на механика. В «детскую обитель» города Верещагино в Пермском крае, которую создал местный священник отец Борис, уже больше 20 лет попадают дети со всех уголков России и даже других стран. The Village Екатеринбург поговорил с Димой о том, почему он оказался в церковном приюте, как там живет и о чем мечтает в свои 17 лет.

Читать

«Я уменьшила желудок и похудела на 37 килограммов»

Валентине 55 лет. Большую часть своей жизни она весила больше 100 килограммов при росте 1,65 метра. В лицо ей никогда не говорили о ее физических особенностях, но за спиной постоянно замечали, что та скоро треснет с жиру. Два года назад Валентина сделала бариатрическую операцию, и вместо 70 размера одежды стала носить 52. Рассказываем о том, как проходила операция, и что она изменила в жизни Валентины.

Читать

«Я пережил две клинические смерти от угарного газа»

Три года назад семнадцатилетний уралец Саша Слепухин вернулся после прогулки с друзьями и лег отдыхать, но почувствовал сильное недомогание. В тот вечер что-то пошло не так в работе камина — угарный газ стал поступать внутрь дома, в результате чего вся семья получила серьезные травмы. Четыре месяца Саша не вылезал из больниц, заново обучаясь видеть, говорить, сидеть, ходить и другим элементарным вещам. The Village публикует рассказ двадцатилетнего Саши — о том, как тот отравился угарным газом и день за днем вставал на ноги.

читать

«Я 17 лет живу с ВИЧ, но это ничего не значит»

Полине Родимкиной из Екатеринбурга 39 лет — 17 из них она живет с ВИЧ-инфекцией. В подростковом возрасте Полина жила от пьянки к пьянке и встречалась с героиновым наркоманом, который ее избивал, а сегодня является мамой 14-летней дочери и руководителем центра реабилитации. The Village публикует ее историю падения и подъема.

Читать

«Я встретил совершеннолетие в воспитательной колонии»

Игорь попал в уральскую колонию для несовершеннолетних в пятнадцать лет за разбой и убийство, совершенное другим человеком. Отсидев восемь лет, он вышел на свободу и благодаря полученным в колонии навыкам, стал заниматься отделкой интерьеров. Игорь рассказал, как его заставили признаться в убийстве, которое он не совершал, как устроена жизнь на «малолетке» и как проходит его адаптация к жизни на воле.

Читать

«Я сидела за репост, а теперь сама пишу заявления в центр экстремизма»

Евгения Чудновец из Екатеринбурга стала известна в ноябре 2016 года, когда ее признали виновной в распространении порнографических материалов с изображением несовершеннолетнего — девушка сделала репост видео, где был парень со спущенными штанами. В 2018 Евгения стала активисткой, помогая срывать концерты молодых исполнителей и заставляя Центр «Э» проверять музыкантов. The Village поговорил с Евгенией и узнал, зачем она пишет доносы и что, по ее мнению, может помочь остановить тюремные сроки за лайки и репосты.

читать

«Я нахожу еду на помойках»

Насте Лапша фриганит уже почти год. Она нигде не учится и не работает, а большую часть еды и вещей находит на помойках. По ее словам, в мусорных баках можно отыскать практически любой деликатес — от овощей и фруктов до консервированной фунчозы и блюд из ресторанов. Там же Настя однажды находила дневник нациста-семиклассника и муляж человеческого черепа. The Village Екатеринбург пообщался с Настей и узнал, как и зачем фриганы находят еду на помойках, насколько безопасно есть такие продукты, и как девушку воспринимают в обществе.

Читать

«Я призналась в транссексуальности, когда уехала из России»

Юлия Савиновских, у которой после операции на груди органы опеки отняли приемных детей, уехала из России в Испанию и совершила спланированный каминг-аут. На страницах издания The Insider она представляется Френсисом и рассказывает о своей транссексуальности — Савиновских не могла решиться на этот шаг в России, так как боялась за судьбу своих родных детей. The Village Екатеринбург публикует разговор, состоявшийся с Юлией еще в 2017, но лежавший на полке в редакции до подходящего момента.

Читать

«Я решил стать бейсджампером, когда мой сын разбился в горах»

Рим Нагимьянов — отец знаменитого бейсджампера Ратмира Нагимьянова из Екатеринбурга, который в возрасте 32 лет разбился во французских Альпах. Увлечение сына родители Ратмира не одобряли — не запрещали, но всячески пытались заставить его передумать заниматься столь опасным видом спорта. После смерти сына Рим захотел понять, что заставляло сына из раза в раз рисковать жизнью — ради этого он решил сам стать бейсджампером и сразу же начал подготовку.

Читать

«Я помешала чиновникам Екатеринбурга покупать дорогие автомобили»

Год назад Екатерина Петрова, специалист по госзакупкам и борец с коррупцией, открыла и возглавила екатеринбургское отделение международной антикоррупционной организации «Трансперенси Интернешнл — Россия». The Village поговорил с Екатериной о том, как устроена коррупция в России и Екатеринбурге в частности.

Читать

«Я не сдал сессию и попал в воинскую часть на Урале»

Призывник из Екатеринбурга анонимно рассказал The Village, как была устроена служба в учебном центре в Елани, где регулярно происходят несчастные случаи, и как ожидания молодых людей сталкиваются с реальностью.

Читать


Обложка, Фотографии: The Village Екатеринбург