Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location
Как учитель из Индии доехал до России на велосипеде

Как учитель из Индии доехал до России на велосипеде

Как учитель из Индии доехал до России на велосипеде

Как учитель из Индии доехал до России на велосипеде

Четыре месяца полного приключений пути — ради чемпионата мира по футболу

«Я стала жертвой шантажа интимными фото»

«Я стала жертвой шантажа интимными фото»

Что делать, если вашу страницу в соцсети взломал хакер

Света Уголек — модель с ожогами 45 % тела

Света Уголек — модель с ожогами 45 % тела

Света Уголек — модель с ожогами 45 % тела

Света Уголек — модель с ожогами 45 % тела

Как полюбить себя, сбежав от побоев матери, детдома и Дальнего Востока

«Как я потеряла глаз из-за врачебной ошибки»

«Как я потеряла глаз из-за врачебной ошибки»

The Village рассказывает о неудачном походе к офтальмологу, который может случиться с каждым

Мама на коляске: «Как я живу со спинальной амиотрофией»

Мама на коляске: «Как я живу со спинальной амиотрофией»

Мама на коляске: «Как я живу со спинальной амиотрофией»

Мама на коляске: «Как я живу со спинальной амиотрофией»

Марина Рахимова — о том, как она вышла замуж, переехала в Петербург, родила сына и нашла работу, несмотря на генетическое заболевание

«Буду на сцене, пока танцует Дита фон Тиз»

«Буду на сцене, пока танцует Дита фон Тиз»

«Буду на сцене, пока танцует Дита фон Тиз»

«Буду на сцене, пока танцует Дита фон Тиз»

История Агнеты Линчевской о том, как начать карьеру танцовщицы бурлеска в 33 года

«Я не сдал сессию и попал в воинскую часть на Урале»

«Я не сдал сессию и попал в воинскую часть на Урале»

«Я не сдал сессию и попал в воинскую часть на Урале»

«Я не сдал сессию и попал в воинскую часть на Урале»

Призывник из Екатеринбурга — о лечении пневмонии аспирином и играх с ножом

Фотограф-дальтоник — о своей работе и любимых цветах

Фотограф-дальтоник — о своей работе и любимых цветах

Фотограф-дальтоник — о своей работе и любимых цветах

Фотограф-дальтоник — о своей работе и любимых цветах

«Желтый — это бесполезный цвет: он то красный, то оранжевый»

«Как я живу с псориазом»

«Как я живу с псориазом»

«Как я живу с псориазом»

«Как я живу с псориазом»

19-летняя Варя рассказала The Village, как она работает, тусуется и встречается, несмотря на постоянные зуд и кровь на теле

Три истории харассмента на работе

Три истории харассмента на работе

Три истории харассмента на работе

Три истории харассмента на работе

«Он закрыл за собой дверь, зажал меня между ним и раковиной и начал дрочить»: Женщины о том, как к ним приставали телеведущий, врач и бар...

Николай Полисский — о том, зачем строить масленичную скульптуру высотой в десятиэтажный дом

Николай Полисский — о том, зачем строить масленичную скульптуру высотой в десятиэтажный дом

В Никола-Ленивце будет гореть 30-метровый готический объект

«Я никогда никого не любил»

«Я никогда никого не любил»

«Я никогда никого не любил»

«Я никогда никого не любил»

История мужчины, который не смог

Румянец национализма: «Я сфотографировалась в платке и стала символом славянской чистоты»

Румянец национализма: «Я сфотографировалась в платке и стала символом славянской чистоты»

История москвички, обнаружившей свое фото в неожиданном контексте

«Я не пользуюсь смартфоном»

«Я не пользуюсь смартфоном»

«Я не пользуюсь смартфоном»

«Я не пользуюсь смартфоном»

Диджитал-диссидентство как путь к личной свободе

Гик с ДЦП — о сексе, наркотиках и выступлении в ООН

Гик с ДЦП — о сексе, наркотиках и выступлении в ООН

Гик с ДЦП — о сексе, наркотиках и выступлении в ООН

Гик с ДЦП — о сексе, наркотиках и выступлении в ООН

19-летний инвалид первой группы разрушает стереотипы

Гром в раю: Как я пережил ракетную тревогу на Гавайях

Гром в раю: Как я пережил ракетную тревогу на Гавайях

Москвич оказался на острове Мауи во время ошибочного оповещения о баллистической атаке

«Я кормлю бездомных на московских вокзалах»

«Я кормлю бездомных на московских вокзалах»

Московские активистки рассказали о нежелании идти в большие благотворительные фонды и о том, почему бездомные удобны государству

«Спортсмены выглядят лучше, чем сыроеды»

«Спортсмены выглядят лучше, чем сыроеды»

Бывшие сыроеды — о том, почему они вернулись к обычному питанию

«Я живу с деструкцией стекловидного тела»

«Я живу с деструкцией стекловидного тела»

Каково видеть мушки всегда и почему мои глаза стареют быстрее, чем я сам

Как встречают Новый год в плацкарте, самолете и на трассе

Как встречают Новый год в плацкарте, самолете и на трассе

Как встречают Новый год в плацкарте, самолете и на трассе

Как встречают Новый год в плацкарте, самолете и на трассе

Истории людей, отмечающих праздник в необычных условиях

«Я шесть лет не покупаю одежду»

«Я шесть лет не покупаю одежду»

«Я шесть лет не покупаю одежду»

«Я шесть лет не покупаю одежду»

Преподавательница и художница Дарья Апахончич о том, почему одежда — «это досадное недоразумение нашей экологической ветви»

«У меня свой катер в Петербурге»

«У меня свой катер в Петербурге»

«У меня свой катер в Петербурге»

«У меня свой катер в Петербурге»

Куратор проекта «Порт Севкабель» Алексей Онацко — о настоящем и будущем частных лодок в городе

«Мой босс потребовал от меня скрывать, что я гей»

«Мой босс потребовал от меня скрывать, что я гей»

История Романа Гауза, столкнувшегося с неприкрытой гомофобией в трех рекламных агентствах подряд

Как я наблюдал за референдумом в Каталонии

Как я наблюдал за референдумом в Каталонии

«Это было массовое выражение гласности, нам о таком уровне только мечтать»

«Я уехал жить в Арктику»

«Я уехал жить в Арктику»

«Я уехал жить в Арктику»

«Я уехал жить в Арктику»

Москвич, переехавший в Арктику, рассказал, почему здесь нельзя пить больше двух литров алкоголя за раз и запрещено гулять без оружия

Alex Terrible: «Я — звезда deathcore, но дома обо мне не знают»

Alex Terrible: «Я — звезда deathcore, но дома обо мне не знают»

Alex Terrible: «Я — звезда deathcore, но дома обо мне не знают»

Alex Terrible: «Я — звезда deathcore, но дома обо мне не знают»

Экстремальный вокалист из уральского поселка — о туре по США, миллионах просмотров на YouTube и искусстве гроулинга

«Мой гендер — это мой крест»

«Мой гендер — это мой крест»

«Мой гендер — это мой крест»

«Мой гендер — это мой крест»

Квир и ЛГБТ-активист — о поисках себя в религии, сектантстве и протесте

«Я провела бактериальный анализ московских икон»

«Я провела бактериальный анализ московских икон»

Студентка «Британки» — о диалоге науки и искусства в России и патогенных микроорганизмах, живущих в церквях

Как редактор The Village стала депутатом

Как редактор The Village стала депутатом

«Видя мужчину в трусах, надо продолжать без стеснения рассказывать, как работает Совет депутатов»

«Как я лечила булимию в клинике неврозов»

«Как я лечила булимию в клинике неврозов»

«Как я лечила булимию в клинике неврозов»

«Как я лечила булимию в клинике неврозов»

И не вылечила

Рубрики