Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location
«Я не пользуюсь смартфоном»

«Я не пользуюсь смартфоном»

«Я не пользуюсь смартфоном»

«Я не пользуюсь смартфоном»

Диджитал-диссидентство как путь к личной свободе

Как я наблюдал за референдумом в Каталонии

Как я наблюдал за референдумом в Каталонии

«Это было массовое выражение гласности, нам о таком уровне только мечтать»

«Я провела бактериальный анализ московских икон»

«Я провела бактериальный анализ московских икон»

Студентка «Британки» — о диалоге науки и искусства в России и патогенных микроорганизмах, живущих в церквях

Гик с ДЦП — о сексе, наркотиках и выступлении в ООН

Гик с ДЦП — о сексе, наркотиках и выступлении в ООН

Гик с ДЦП — о сексе, наркотиках и выступлении в ООН

Гик с ДЦП — о сексе, наркотиках и выступлении в ООН

19-летний инвалид первой группы разрушает стереотипы

Как редактор The Village стала депутатом

Как редактор The Village стала депутатом

«Видя мужчину в трусах, надо продолжать без стеснения рассказывать, как работает Совет депутатов»

Как встречают Новый год в плацкарте, самолете и на трассе

Как встречают Новый год в плацкарте, самолете и на трассе

Как встречают Новый год в плацкарте, самолете и на трассе

Как встречают Новый год в плацкарте, самолете и на трассе

Истории людей, отмечающих праздник в необычных условиях

История обманутой дольщицы, которая три года боролась за свой дом

История обманутой дольщицы, которая три года боролась за свой дом

Алла Андреева, лидер обманутых дольщиков в Петербурге — о том, как однокомнатная квартира в новостройке изменила ее судьбу

«Я шесть лет не покупаю одежду»

«Я шесть лет не покупаю одежду»

«Я шесть лет не покупаю одежду»

«Я шесть лет не покупаю одежду»

Преподавательница и художница Дарья Апахончич о том, почему одежда — «это досадное недоразумение нашей экологической ветви»

Как пострадавший при теракте в метро пытается добиться от города компенсации

Как пострадавший при теракте в метро пытается добиться от города компенсации

«Извините, Михаил, вам ничего не выплатят»: петербургский студент и его невеста — о бюрократическом аде

Здесь моря нет: Как школьник с Урала стал популярным серфером

Здесь моря нет: Как школьник с Урала стал популярным серфером

Никита Авдеев о первой волне, тренировках на суше, акулах и рифах

«У меня свой катер в Петербурге»

«У меня свой катер в Петербурге»

«У меня свой катер в Петербурге»

«У меня свой катер в Петербурге»

Куратор проекта «Порт Севкабель» Алексей Онацко — о настоящем и будущем частных лодок в городе

«Я уехал жить в Арктику»

«Я уехал жить в Арктику»

«Я уехал жить в Арктику»

«Я уехал жить в Арктику»

Москвич, переехавший в Арктику, рассказал, почему здесь нельзя пить больше двух литров алкоголя за раз и запрещено гулять без оружия

«Я 25 лет борюсь с болезнью Крона»

«Я 25 лет борюсь с болезнью Крона»

Как пациенту с воспалительным заболеванием кишечника 12 лет не могли поставить диагноз, а государство потратило на него полмиллиона долларов

Alex Terrible: «Я — звезда deathcore, но дома обо мне не знают»

Alex Terrible: «Я — звезда deathcore, но дома обо мне не знают»

Alex Terrible: «Я — звезда deathcore, но дома обо мне не знают»

Alex Terrible: «Я — звезда deathcore, но дома обо мне не знают»

Экстремальный вокалист из уральского поселка — о туре по США, миллионах просмотров на YouTube и искусстве гроулинга

«Я работал в пирамиде Голода»

«Я работал в пирамиде Голода»

Бывший сотрудник рухнувшей пирамиды рассказывает о том, как была устроена жизнь эзотерического объекта

«Мой гендер — это мой крест»

«Мой гендер — это мой крест»

«Мой гендер — это мой крест»

«Мой гендер — это мой крест»

Квир и ЛГБТ-активист — о поисках себя в религии, сектантстве и протесте

Я танцую квир-лезгинку

Я танцую квир-лезгинку

Художница Марина Мараева танцует необычный вариант лезгинки в центре Петербурга — и рассказывает, почему Кавказ воплощает идею вольности

Навальный, улица, фонарь

Навальный, улица, фонарь

Монологи двух задержанных школьников, снятых ОМОНом с фонарного столба на Тверской

«Как я лечила булимию в клинике неврозов»

«Как я лечила булимию в клинике неврозов»

«Как я лечила булимию в клинике неврозов»

«Как я лечила булимию в клинике неврозов»

И не вылечила

Я отремонтировал парадную исторического дома в Петербурге

Я отремонтировал парадную исторического дома в Петербурге

Я отремонтировал парадную исторического дома в Петербурге

Я отремонтировал парадную исторического дома в Петербурге

История петербуржца, который выкупил коммунальную квартиру на Лиговском проспекте, а потом отремонтировал и ее, и парадную

«А. К. против РФ»: Как петербурженка отсудила 25 тысяч евро за жестокость в детском саду

«А. К. против РФ»: Как петербурженка отсудила 25 тысяч евро за жестокость в детском саду

Адвокат Ольга Лобанова 12 лет сражалась с государством за сына — и в итоге нашла справедливость в ЕСПЧ

История балетмейстера, бежавшего от колонии в Грузии

История балетмейстера, бежавшего от колонии в Грузии

История балетмейстера, бежавшего от колонии в Грузии

История балетмейстера, бежавшего от колонии в Грузии

Балетмейстер, бежавший от режима Саакашвили, рассказывает о жизни политического беженца в Екатеринбурге

«Я живу в ЦАО в пятиэтажке под снос»

«Я живу в ЦАО в пятиэтажке под снос»

Собственница квартиры в Пресненском районе о том, чем для нее обернутся планы мэрии по сносу хрущевок

«Я живу без отходов»

«Я живу без отходов»

«Я живу без отходов»

«Я живу без отходов»

Сушеные очистки, экосумка и компост — активистка Гринписа о том, как производить минимум мусора

Как я стала актрисой индийского кино

Как я стала актрисой индийского кино

Как бесплатно путешествовать по Индии и зарабатывать по 6 тысяч рублей в день

«Я скрывала свой пол, чтобы драться с мужчинами на ринге и улицах»

«Я скрывала свой пол, чтобы драться с мужчинами на ринге и улицах»

«Я скрывала свой пол, чтобы драться с мужчинами на ринге и улицах»

«Я скрывала свой пол, чтобы драться с мужчинами на ринге и улицах»

История 22-летней Татьяны Дваждовой, принципиально не согласной на гендерное разделение в спорте

«Я хожу по Москве босиком»

«Я хожу по Москве босиком»

«Я хожу по Москве босиком»

«Я хожу по Москве босиком»

Представительница московских барефутеров — о неудобной обуви, фут-фетишистах и городских дорогах

«Я живу с „женским обрезанием“»

«Я живу с „женским обрезанием“»

«Я живу с „женским обрезанием“»

«Я живу с „женским обрезанием“»

Монолог женщины с Урала, пережившей калечащую операцию в младенчестве

«Я хранитель книги»: Каково это — работать в «Публичке»

«Я хранитель книги»: Каково это — работать в «Публичке»

«Я хранитель книги»: Каково это — работать в «Публичке»

«Я хранитель книги»: Каково это — работать в «Публичке»

Молодой библиотекарь, работающий в петербургской РНБ, — о зарплате, читателях, дискриминации мужчин и атмосфере напряжения

«Я живу с синдромом Аспергера»

«Я живу с синдромом Аспергера»

«Я живу с синдромом Аспергера»

«Я живу с синдромом Аспергера»

Что такое высокофункциональный аутизм и почему в России с ним не работают

Рубрики