«The Village Владивосток» вместе с психиатром Софьей Каневской разобрался в причинах душевных болезней и их симптомах. Рассказываем, как распознать тревожные звоночки у себя и ближнего, подобрать нужного специалиста, и почему уже давно не стоит стыдиться помощи.

Иллюстрации

Анна Михайлова

Образование и опыт

Я выросла во Владивостоке в медицинской семье. Мой дед был психиатром, поэтому и я всегда хотела связать свою жизнь с ментальным здоровьем. По основой специальности я — врач-педиатр, закончила ТГМУ, параллельно занимаясь в студенческом научном обществе. Далее была интернатура по психиатрии, которая проходила в психиатрической больнице на Шепеткова, детской психиатрической больнице, наркологическом центре и психоневрологическом диспансере на Некрасовской.

В профессии я всегда мечтала помогать другим, а с государственным финансированием специализированных учреждений это весьма сложно. У меня был опыт такой работы в течение года, и ресурсов для обеспечения психологического комфорта пациентов не хватало. Поэтому сейчас занимаюсь частной практикой в городском лицензированном центре — Институте клинической психиатрии и психологии, где собраны все специалисты профиля. Там я проходила стажировку около года и сертификационные курсы по детской психиатрии в Москве. На данный момент, работаю уже пять лет с детьми и взрослыми.

В профессии я всегда
мечтала помогать другим, а с государственным финансированием специализированных учреждений это весьма сложно

Психолог, психиатр или психотерапевт — как выбрать?

Прежде всего, разница у этих специалистов в образовании. Классически психиатр и психотерапевт обязаны иметь высшее медицинское: лечебный или педиатрический факультет с последующей интернатурой или ординатурой.

Психиатр — врач, который основывается на принципах биологической, доказательной медицины, поэтому имеет право ставить диагноз и назначать лечение. Встречается мнение, что он работает исключительно с тяжелыми, психотическими расстройствами: биполярно-аффективным, шизофренией и другими бредовыми. На самом деле, в поле деятельности психиатра входит также и невротический уровень расстройств (тревожные, депрессивные, обсессивно-компульсивные и прочие).

Чтобы получить специальность психотерапевта необходимо дополнительное образование по интересующему профилю в психотерапии. Такой специалист обладает определенными методиками нефармакологического лечения, например: гештальт-, арт-, когнитивно-бихевиоральной, танцевальной терапии, психоанализа.

Но в России получается, если на двери кабинета написано «психотерапевт», это не всегда значит, что он именно врач по своему первому образованию. Потому что психолог, прошедший специализацию по психотерапии, может написать то же самое. Тут уже вопрос лицензирования, который на данный момент сложно регламентируется. Вы всегда вправе поинтересоваться образованием врача — ведь, если понадобится лечение препаратами, психолог-психотерапевт просто не сможет вам его назначить.

Психолог заканчивает свое образование по специальности «психология». Во Владивостоке это, например, выпускники ДВФУ и ВГУЭС. Они, кроме клинических психологов, которых выпускает ТГМУ, уже не связаны с медициной. Работают больше на диагностику, разрешение каких-то сложных ситуаций, которые произошли у клиентов, — смерть, развод, насилие или тяжелое заболевание. А также беременность, рождение ребенка, переезд на новое место жительства, переход на новую работу, если психические проявления не достигли уровня болезни. Психолог — не врач, он не ставит диагноз, не имеет права и возможности выписывать лекарства.

Когда человек месяц, а если говорить о депрессивных симптомах, две недели или более не может справиться с внутренним состоянием сам, помощи психолога становится недостаточно. Он понимает, что говорит ему специалист, но свои мысли и настроение остановить всё равно не может. Тогда психолог передает этого клиента психотерапевту или психиатру, в зависимости от тяжести состояния.

Например, девочка 14-ти лет наносит поверхностные порезы на запястьях. Она закрыта, мало контактирует со своими родителями, проводит свободное время в социальных сетях. При этом, ее настроение не меняется в общении со сверстниками. В таком случае первым звеном является психологическое консультирование. Вначале — семейное, чтобы определить, нет ли сложных внутрисемейных ситуаций, недостаточной вовлеченности родителей или гиперопеки. Потом необходимо непосредственное консультирование ребенка. По результатам нескольких приемов будет видна и тяжесть состояния. Если мама не пустила на концерт, запретила сделать татуировку, а результат — неглубокие порезы, то это скорее ситуационное протестное поведение. Поэтому всё регламентируется психологом, и ситуация быстро разрешается.

Если ребенок повторяет аутоагрессивное (самонападающее) поведение без видимых тому причин, а настроение ухудшается, то следует обратиться всё же к психиатру. Он определит необходимость и тактику лечения, предложит варианты подходящей психотерапии.

Сложность в том, что, к сожалению, не все психологи знают механизмы зарождения, развития и проявления болезней. Они не всегда могут различить начало тяжелых психотических заболеваний или помочь при сложных депрессивных ситуациях, когда подростку требуется назначение медикаментов.

Причина нанесения себе повреждений может быть — от легкого депрессивного эпизода до манифестации (начала) шизофренического процесса. Тогда молодому человеку могут слышаться голоса, которые заставляют его делать это, либо твердят о том, что он неудачник и ничего не добьется. Порой, чтобы заглушить такие галлюцинации или психическую боль перенести на физическую, они прибегают к такому способу. В худшем случае подобное состояние может привести к суицидальным попыткам.

К сожалению, не все психологи знают механизмы зарождения, развития и проявления болезней

Лечить душу не стыдно

Ситуация с информированностью в России улучшается, что очень радует, и не последнюю роль здесь играют социальные сети. Теперь людям проще перенимать опыт других и понимать, что не всё так страшно, как бабушка рассказывала. Но в нашей стране еще заметен отпечаток карательной психиатрии, которая активно использовалась во времена СССР.

Из поколения в поколение передается мысль, что обращение за психиатрической помощью является чем-то ужасным. Человеку кажется, что из него обязательно сделают «овощ» или повлияют на жизнь с помощью гипноза. У меня была пациентка средних лет, которая замерла в дверях кабинета, не могла пройти и начать сеанс. Она испытывала страх только потому, что оказалась на приеме у психиатра.

Однако, за последние пять лет я вижу, что приходит всё больше молодых ребят, это позитивный знак. У наших родителей проблем воз и маленькая тележка, но они ни к кому не обращались, жили с этим из года в год. Потом рождались дети, на которых ложились все непроработанные страхи, тревоги, депрессии, комплексы. Теперь эти дети пришли, чтобы не передавать проблемы дальше, потому что они уже понимают возможность посмотреть на жизнь иначе.

Специалисты всё чаще стараются проводить информационные встречи, собрания для родственников, создавать порталы. Это может и не анонсируется широко, но если задаться целью, то всегда можно найти необходимое. До нас доходят идеи инклюзивных театров. Например, родители детей-аутистов объединяются для поддержки друг друга, а не переживают страдания в одиночестве.

Расстройства современности

В связи с прогрессом психическими расстройствами стали болеть чаще. В мировом рейтинге тревожно-депрессивные расстройства занимают третью позицию после сердечно-сосудистых заболеваний и онкологии, а к 2025–2030 годам прогнозируется их выход на первое место.

Чаще всего ко мне обращаются с тревожно-депрессивными расстройствами. Стоит учитывать, что я работаю в частной амбулатории, то есть люди после приема уходят домой. Если пациент находится в психозе, не ориентирован в пространстве и в себе, как в личности, то он не пойдет в частную клинику. Его нужно госпитализировать в больницу.

Изначально наша нервная система была рассчитана на то, чтобы два раза в неделю мы вышли из пещеры, встретились с саблезубым тигром, почувствовали прилив агрессии, победили его и счастливые вернулись домой спать. Сейчас саблезубого тигра нет, но он перманентно присутствует — за дверью начальника, в виде работы, информационного давления, многозадачности. Люди испытывают стресс, напряжение, страх перед другими, давящее чувство ответственности за все события, которые происходят в жизни: на работе, в семье, с детьми.

И здесь как раз проявляется другая сторона социальных сетей — это транслируемая человеком идеальная картинка. Кто-то смотрит и делает вывод, что недостаточно работает и зарабатывает, и дети у него не такие идеальные. Значит, я плохая мать и жена, потому что у другой остается время на постоянную укладку и макияж. Ежедневное отслеживание социальных сетей всё повышает иррациональность мыслей относительно себя, человек начинает в них верить. Это может довести до депрессивного состояния, причем изменить и течение внутренних биохимических процессов.

В итоге снижается возможность критического мышления относительно своих способностей и перспектив. Становится трудно видеть свою жизнь шире, всё, чего мы добились и к чему стремились, стирается из памяти.

Как распознать и лечить депрессию

Хотелось бы сделать акцент на депрессии — самом распространенном психическом расстройстве. Каждый из нас испытывал те или иные депрессивные симптомы, но только их сочетание, тяжесть и длительность могут позволить поставить диагноз «депрессивное расстройство».

Многие слышали или имеют примерное представление, чем оно характеризуется:

 ощущением собственной бесполезности, безнадежности, беспомощности, полного безразличия и/или чувства вины;
 суицидальными мыслями и чувством безысходности;
 продолжительными периодами грусти или неожиданными приступами плача;
раздражительностью, изменением циклов сна, потерей или повышением аппетита, постоянной усталостью;
 снижением концентрации и внимания, социальных и сексуальных контактов, работы и развлечений.

Часто пациенты описывают свое состояние как «давящую тоску», «тягостную пустоту», «черную дыру в груди» или «отсутствие эмоций».

Если вы замечаете такие изменения в поведении близкого человека или у себя на протяжении двух недель и более — важно признать это состояние, запастись терпением и обратиться к специалистам.

Терпение и поддержка являются очень мощным ресурсным фактором для человека, находящегося в депрессивном состоянии. Он может казаться рассеянным, невнимательным, отрешенным, безответственным. Важно показать, что вы не вините его за происходящее, а понимаете и поддерживаете. Не критикуйте, будьте рядом, попробуйте увлечь каким-нибудь занятием.

Помните, что заставить обратиться за помощью насильно нельзя. Единственный верный вариант — рассказать близкому о том, что есть специалисты, которые могут помочь. А такде использовать опыт других людей из статей в медиа, ссылаться на исследования  о доказанной эффективности фармако- и психотерапии.

Придерживаясь позиции «я сильный, справлюсь самостоятельно» можно только усугубить последствия и удлинить лечение. Если у вас происходит обострение гастрита, вы ведь не сидите дома, а идете к гастроэнтерологу за помощью. Нервная система ничем не отличается от остальных систем органов, но у многих нет осознания, что человек — единое целое. Иногда пациенты представляются мне сидящими в кресле и держащими голову в своей руке, потому что пытаются убедить меня, что проблемы именно в ней, а не во всем теле.

Чтобы подобрать себе специалиста, можно для начала выписать на лист что беспокоит, как долго это длится. Дальше определиться, есть ли возможность посещать частные центры во Владивостоке, либо идти в бесплатные. Как, например, в психоневрологический диспансер на Некрасовской, 50 ( здесь есть возможность и платного анонимного обращения). Кроме того, работает центр психологической и медико-социальной помощи на Уборевича, 22, который оказывает также бесплатные услуги.

Важно учитывать образование и возможности специалиста: посещает ли он обучающие семинары, курсы, лекции. Иногда даже пол может иметь значение. Порой некомфортно обсуждать некоторые вопросы мужчине с женщиной и наоборот, это может отразиться на динамике лечения. Самый компетентный специалист окажется неэффективен, если не получилось установить контакт. Это нормально, что психотерапевт может быть просто «не вашим».

О сроках лечения нельзя сказать однозначно. Это зависит от тяжести и течения состояния, вовлеченности пациента в терапевтический процесс. В основном, ведение депрессивных расстройств продолжается не менее полугода. Страдающие же шизофренией с непрерывным течением вынуждены принимать препараты пожизненно, так как снижение дозировки или отмена применения возвращают галлюцинации или бред.