Мария Гончарова

редактор

Кажется, что «Оскар» я смотрю всю жизнь, хотя это и совершенно невозможно, ведь показывать онлайн его стали не так уж и давно, раньше вроде бы победителей церемонии можно было узнать просто из новостей. Странное дело, но вот я стала гуглить лауреатов и совершенно точно помню, как «Английский пациент» получал статуэтку за лучший фильм, а это 1997 год, то есть мне было 11 и я уже следила за тем, что происходит в Голливуде. Меня постоянно спрашивают, зачем я смотрю «Оскар» в прямом эфире, причем в последние годы совсем уж с дискомфортом — либо через украинские сайты, либо еще как-то с постоянно прерывающейся трансляцией, но мне совершенно точно важно узнать, кто победил вот в ту же минуту. Не знаю, причастность к великому событию ли это, но для меня это сакральная такая история. Каждый раз, когда что-то идет не так, не дают «Оскар» фильму, за который я болела, или что-то в этом духе, хочется все бросить и не смотреть это больше никогда, но я уже поняла, что «Оскар» для меня настоящий праздник. Кто-то смотрит Лигу чемпионов, кто-то без ума от Супербоула и «Грэмми» — для меня есть «Оскар». Причем подобного трепета совсем не вызывает ни «Золотой глобус», ни «Эмми».

Пытаюсь вспомнить самый удививший «Оскар», но их было в принципе достаточно много, хотя у меня неплохо с интуицией и я частенько отгадываю лауреатов, а если не отгадываю, то не удивляюсь, а скорее — ну ок. Помню, что была безумно рада за «Вечное сияние чистого разума», которому вручили статуэтку за оригинальный сценарий, а одним из самых трогательных «Оскаров» была победа Роберто Бениньи с «Жизнь прекрасна», когда Софи Лорен закричала: «Роберто-о-о!», а тот пошел на сцену в прямом смысле по головам — ну все, наверное, видели эти легендарные кадры.


Мне совершенно точно важно узнать, кто победил вот в ту же минуту. Не знаю, причастность к великому событию ли это, но для меня это сакральная такая история


Абсолютно точно не согласна с академиками по поводу «Повелителя бури», «Отступников», «Столкновения» — ну это из того, что происходило за последние лет десять-пятнадцать. Ну и, конечно, общая боль многих — последний «Оскар» и злая шутка с «Ла-Ла Лендом».

Раньше меня бесили ведущие Первого канала, которые вклинивались в церемонию и выдавали свое экспертное мнение: Екатерина Стриженова, Берман с Жандаревым, иногда в студию приглашали совсем уж кого-то от сохи типа певицы Валерии, которые что-то там комментировали. Сейчас я по ним даже скучаю, потому что каждый «Оскар» — это квест с поиском адекватной, не тормозящей трансляции, пусть на английском или украинском, поэтому отказ Первого канала от трансляции в прямом эфире для меня достаточно болезненно проходит.

По поводу ритуалов — я стараюсь посмотреть все фильмы в номинации «Лучший фильм» до церемонии, раньше это было сделать никак невозможно, потому что фильмы шли сильно поздно в прокате и в интернете их просто не было, поэтому и церемонию можно было смотреть только по наитию — хорошее это кино или так себе. Сейчас же это непременное условие, которое я стараюсь выполнять, чтобы мои прогнозы не были голословными и я не отталкивалась от оценок букмекеров, кто же победит (кстати, никогда не делала ставок), а могла составить собственное мнение. Очень круто, что в этом году почти все фильмы можно было посмотреть на большом экране, такое бывает нечасто. Помню, что в 2011 году мне пришлось скачивать и смотреть «Железную хватку» Коэнов прямо перед трансляцией, чтобы все успеть. А в 2013-м в день церемонии я пошла с утра на «Цель номер один» — это был последний фильм, который мне нужно было досмотреть, и в зале оказались только я, мой муж и кинокритик граф Гаврилофф, который синефил еще в большей степени, чем я.

Каждый год я скачиваю официальный оскаровский бюллетень от журнала Vanity Fair и делаю свой прогноз. Конечно, я не угадываю все номинации, но процентов 70 мне удается, наверное. Обычный промах — какие-нибудь документалки и (или) короткометражная анимация, которые я просто не видела и проставляю победителей наугад.

В этом году наверняка победят «Три билборда», хотя я болею за «Прочь» — вот это был бы прикол. А еще, несмотря на то что Фрэнсис МакДорманд возьмет своего второго «Оскара», желаю победы Марго Робби — очень она крутая в «Тоне против всех». Главное, чтобы «Дюнкерку» ничего не дали, совсем не мое кино оказалось. Ну и, конечно, непременно победит «Тайна Коко» — лучший мультфильм прошлого года. «Оскар» — почти как Новый год, так что запасайтесь кофейком вместо шампанского и попкорном вместо оливье — и к экрану: следить за And The Oscar goes to.

Олеся Пипикина

27 лет, руководитель службы персонала

Я смотрю «Оскар» уже 12 лет — с 2006 года. Это повелось с детства, как мечта, когда ты можешь увидеть своих любимых актеров в жизни, посмотреть, как они общаются друг с другом, обнимаются, шутят и этим становятся немного ближе. Ну, а на самом деле я просто присматриваю местечко в зале, на котором буду сидеть, номинированная на «Оскар» за лучший сценарий, все остальное — прикрытие.

Вообще я стараюсь смотреть все большие киноцеремонии, например «Золотой глобус», хотя он и идет миллион часов, но очень классный. «Оскар» среди них выделяется — это такая традиция, как Новый год и выступление президента: кажется, что, пока он идет, все в этом мире хорошо. Ведь премия существует с 1940 года, она столько всего видела и пережила, так что для меня это что-то незыблемое, и мне скорее странно его не смотреть, ведь одна из первых ассоциаций, которая возникает, когда говоришь о кино, именно «Оскар». Да, он необъективный, вызывающий вопросы, и есть много вещей, которые меня шокировали и до сих пор не дают покоя. Например, момент, когда статуэтку за лучшую женскую роль дали не Эммануэль Рива, а Дженифер Лоуренс. Меня это просто вывело из себя и выводит до сих пор, хотя прошло уже больше пяти лет.

В другой раз меня потрясло, когда «Оскар» не дали «Отверженным». С другой стороны, та церемония была прекрасна, потому что тогда актеры из этого мюзикла представляли свой перформанс, и это было одним из лучших моментов за всю историю премии. Я помню, как все герои начали выходить, и в ту минуту, когда вышла Энн Хатуэей, я стояла на кухне, прижав руки к груди, и подпевала ей, а потом весь зал встал. Это было просто до мурашек, и тут уже мне захотелось идти на баррикады и снять уже наконец-то лучший фильм в своей жизни.

Из-за разницы в часовых поясах «Оскар» заканчивается в восемь, а иногда и в девять утра — практически в то же время, когда начинаются пары или рабочий день. Когда я была студенткой, пары можно было прогулять или выспаться накануне, с работой такое уже не прокатывает. Поэтому я придумывала, что нахожусь у врача, заклеивала руки каким-то детским пластырем, говорила, что я на капельницах и приду попозже, а потом весь день изображала страдания и печаль, хотя на самом деле я просто смотрела всю ночь премию. Сейчас тайну можно раскрыть — в надежде, что мой руководитель никогда этого не прочитает.


Тотализаторы мы не устраиваем, но делаем опросные листы, где заранее голосуем за того или иного номинанта, и за каждую победу тот, кто выиграл, получает конфетку


Церемонию я смотрю, как и все, в интернете. С одной стороны, мне жалко, что Первый канал прекратил трансляцию. Во-первых, потому что у меня проблемы с английским языком, в синхронном переводе мне смотреть приятней и не приходится прибегать к помощи друзей. Кроме того, так спокойнее — ты знаешь, во сколько тебе включить телевизор, чтобы все увидеть, и никакой нестабильный интернет тебе не страшен. С другой стороны, я рада, что не слышу никаких заносчивых ведущих, которые строят из себя экспертов и прохаживаются по моим любимым фильмам.

У нас с подругами есть ритуал: уже семь лет мы собираемся все вместе накануне вечером и смотрим какой-нибудь фильм из номинантов, который никто из нас не видел. Потом включаем что-то любимое, чему можно подпевать, — например, тех же «Отверженных». Тотализаторы мы не устраиваем, но делаем опросные листы, где заранее голосуем за того или иного номинанта, и за каждую победу тот, кто выиграл, получает конфетку. Потом кто-то отсыпается, кто-то пытается не уснуть — например, в университете я пила кофе с колой и на нем держалась. А уже под утро мы ставим будильник, чтобы не проспать самые интересные номинации.

Вообще это лучшее времяпрепровождение. В прошлом году мы впервые не собирались — по разным причинам, и я очень надеюсь, что в этот раз мы продолжим традицию. А болеть я буду за Мэрил Стрип, просто потому что я всегда за нее болею и очень ее люблю, ничего не могу с этим поделать. И — «Билборды», «Билборды» и еще раз «Билборды» — вот мой главный фаворит.

Лидия Кравченко

27 лет, журналист

Меня нельзя назвать ветераном «Оскара»: кино я люблю всю жизнь, но раньше относилась к этой премии с подростковым снобизмом: мол, еще я не вставала в пять утра, чтобы посмотреть, как награждают ненавистного мне «Миллионера из трущоб», пойду лучше южнокорейский арт-хаус посмотрю. Потом поняла, что все это ерунда, ведь здесь важны другие составляющие: азарт, обсуждение, предвкушение. Мы стали собираться с подругами все вместе специально, чтобы посмотреть трансляцию, это стало нашим ритуалом, который очень нас сближает. Помню момент лет пять назад: мы сидели вечером перед церемонией и смотрели одного из номинантов — «Любовь» Михаэля Ханеке. И просто представьте: шесть дев молча сидят в полутемной комнате, уставившись в экран, и тут сначала одна начинает шмыгать носом, потом другая, затем и третья утирает слезки. Смешно, но очень мило. Хотя наша компашка вообще любит пореветь: мы тем же составом ходили на «Ла-Ла Ленд» и ревели, кажется, все два часа, как, надо сказать, и почти весь зал.

Когда я отбросила все предубеждения, поняла, что, несмотря на очевидную конъюнктуру (например, то, что уже лет сто подряд на лучшую мужскую роль номинируют Дензела Вашингтона — угадайте почему), даже в типичных оскаровских фильмах есть свой размах и шарм. Поэтому мне нравится смотреть картины-номинанты в кино, хоть это и не всегда получается из-за нашего странного проката. Даже «Темные времена», которые кажутся мне самым слабым номинантом в этом году, на большом экране выглядят достойно — тем более что Гари Олдман, ставлю пять баксов, возьмет за этот фильм «Лучшую мужскую роль».


Мы стали собираться с подругами все вместе специально, чтобы посмотреть трансляцию, это стало нашим ритуалом, который очень нас сближает


Не буду оригинальна: больше всего из всех премий меня поразил прошлогодний «Оскар», когда главную премию по ошибке сначала отдали «Ла-Ла Лэнду», а потом выяснилось, что лучшим фильмом все-таки стал «Лунный свет», о котором наверняка через пять лет вообще никто не вспомнит. Это был год, когда мы не смогли собраться с подругами, поэтому я смотрела трансляцию, лежа на диване, а рядом со мной мирно спал мой парень. В тот момент ему пришлось дернуться дважды: первый раз, когда объявили, что мой любимый «Ла-Ла Ленд» стал лауреатом «Оскара» и я не могла удержаться от радостных возгласов, и второй— когда вскрылась ошибка, тут я уже отчаянно ругалась. Уверена, что это часть шоу, что все было подстроено изначально, но тем не менее растерянного лица бедняги Дэмьена Шазелла я академикам никогда не прощу.

В прошлом году я впервые делала какие-то маленькие ставочки, в этом, возможно, повторю опыт, но особо в свой дар предсказателя не верю: угадала за последние годы, по-моему, только победу «Бердмана» и по мелочи — лучшую актрису, лучший сценарий, все такое. Насчет этого года у меня мнения расходятся: знаю точно, как говорила выше, что лауреатами станут Гари Олдман и Элисон Джени за роль в фильме «Тоня против всех». А вот по поводу лучшего фильма сомневаюсь: все прочат победу «Трем билбордам на границе Эббинга, Миссури», но я подозреваю, что статуэтку могу отдать «Леди Берд» Греты Гервинг — все-таки «Time’s up», герл пауэр и все такое.

Граф Гаврилофф

кинокритик

Я очень люблю кино. Как там в какой-то старой рекламе, правда, это было применимо к футболу, а не к кино: «Живу кино. Дышу кино». Мне интересно всё, что с ним связано. И интересна церемония.

Смотрю именно прямую трансляцию, так как это сродни спортивному событию или «Что? Где? Когда?». В записи уже не то. Плюс «Оскар» в записи может быть и урезанным, а мне важна полная церемония. От и до. Саму церемонию смотрю с 1996 года. Прямую трансляцию — как только стали показывать в прямой трансляции, так и стал смотреть.

Часто «Оскар» откликается на какие-то внешние события, но я продолжаю смотреть, потому что к церемонии у меня интерес неиссякаем. Для меня это один из двух праздников в году (после Международного дня кино и годовщины свадьбы, которые у меня проходят как единый праздник, так как они неспроста совпадают — 28 декабря).

Самый удививший «Оскар» — победа «Столкновения» в 2006 году. Уверен был, что выиграет «Горбатая гора». Для меня все церемонии трогательны в той или иной степени. Это же такие эмоции! Самый трогательный личный эпизод, связанный с «Оскаром», — это посещение выставки «ГорьКИНОвгород» в НГВК, в рамках которой выставлялась настоящая статуэтка «Оскара». Смотрел я на него с мыслями: «Вот мы и встретились, родимый».


Я играю на «Кинопоиске» в «Угадай победителя «Оскара».
Раньше ставил шляпу на победителя. То есть обещал съесть свою шляпу,
но пока шляпа цела


Скучных номинаций для меня не бывает. Спать во время церемонии вообще не хочется. Равно как и день после. Во время просмотра пью кофе. Это не в качестве борьбы со сном. Просто я его очень люблю.

Мои традиционные ритуалы — отсмотреть до церемонии по максимуму номинантов в разных категориях и все фильмы в категории «Лучший фильм». Обязательно провести постоскаровский эфир шоу «[Не]мое кино» в вечер понедельника. Я играю на «Кинопоиске» в «Угадай победителя «Оскара». Раньше ставил шляпу на победителя. То есть обещал съесть свою шляпу, но пока шляпа цела. Спорить — скорее не спорю.

Хотелось бы, чтобы победили «Три билборда на границе Эббинга, Миссури». Но победит «Форма воды». В ее пользу — награда Гильдии продюсеров и отсутствие у «Билбордов» режиссерской номинации. «Форма воды» — очень приличное кино, но не на «Оскар». И всё равно моя шляпа на него.


Фотографии: Илья Большаков