Не только любвеобильные мигранты, наводнившие страны Европейского союза, отказываются признавать справедливость пословицы: «Где родился, там и пригодился». Иной нижегородец, находясь в поиске себя, лучшей жизни или по каким-то другим причинам, также с узелком на палке уходит в закат прочь из родного края, например в сторону Белокаменной или Северной Пальмиры.

Какие препоны могут поджидать вас, если задумали сменить ПМЖ и стать истинной «столичной штучкой» или просто какое-то время пожить в другом городе, узнал The Village, пообщавшись с жителями Нижнего Новгорода, переехавшими в Москву или Санкт-Петербург и вернувшимися обратно.

Текст

Рома Ху

Наталья Александрова

пресс-секретарь

прожила в Санкт-Петербурге четыре года

Причина моего переезда тривиальна: после школы поступила в Санкт-Петербургский государственный университет на факультет журналистики, и, пока длилось мое обучение, жила в городе на Неве. Надо сказать, что изначально планировала поступать в один из московских университетов, но, посетив столицу в одиннадцатом классе в рамках олимпиады, поняла, что этот город мне абсолютно не подходит. А в Питере же, куда также попала по случаю олимпиады, мне, напротив, понравилось все: приятная атмосфера, милые люди, потрясающая архитектура — словом, поняла, что это тот город, в котором хотелось бы пожить. И, сдав удачно ЕГЭ, поступила в СПбГУ.

Переезд и дальнейшая адаптация особой трудности не представляли. Первые месяцы, конечно, переживала разрыв с родным городом, близкими и друзьями, но в общежитии, в которое меня определили, жили такие же, как и я, молодые ребята, только-только вылетевшие из родительского гнезда, поэтому мы все быстро сдружились и «акклиматизировались» в новом городе. Вообще Санкт-Петербург — пусть это, возможно, и прозвучит несколько странно — очень похож на Нижний Новгород: ритм жизни, цены, жители. Очень заметна разница, если сравнивать с Москвой, например. Единственная трудность, с которой пришлось столкнуться, — это, пожалуй, удаленность студенческого городка, где жила, расположенного аж за старым Петергофом, от университета, который находился на Васильевском острове. Таким образом, дорога занимала около двух часов. Но и к этому скоро привыкла.


Санкт-Петербург, конечно, прекрасный город, но со временем все его великолепие становится чем-то обыденным, его перестаешь замечать


Как уже говорила, петербуржцы очень отзывчивы и лишь немногим отличаются от жителей нашего города. Возможно, они ведут себя чуть вежливее с незнакомыми людьми. Не стоит забывать, что Санкт-Петербург — культурный центр с массой достопримечательностей, куда съезжаются туристы из разных стран. И петербуржцы, на подсознательном уровне желая показать русскую натуру с положительной стороны, ведут себя крайне доброжелательно и учтиво. Хочется надеяться, что и нижегородцы разовьют в себе это качество, ведь скоро нас ждет грандиозное событие — чемпионат мира, и наш город тоже посетит множество туристов из других стран.

Параллельно с учебой я подрабатывала официанткой, преподавала танцы, а на последних курсах работала уже по специальности на одном петербургском телеканале. Здесь-то мне и удалось узнать город получше, изнутри, так скажем, поскольку приходилось снимать сюжеты о каких-то бытовых историях простых людей, в жизни которых присутствуют абсолютно такие же проблемы, как у нас или в каком-нибудь другом городе. Всегда есть те, кто доволен всем, и те, кому ничем не угодишь.

После окончания обучения решила вернуться в Нижний. Меня часто спрашивают — почему? Санкт-Петербург, конечно, прекрасный город, но со временем все его великолепие становится чем-то обыденным, его перестаешь замечать, да и в Нижнем у меня остались все родные, молодой человек. Поэтому я со спокойной душой покинула Питер, но у меня всегда есть возможность навестить его при желании, тем более у меня там появилась масса новых друзей и знакомых.

Глеб Пернаткин

владелец «Звезда Бургерс», промоутерской компании «Провинция», диджей

прожил в Москве 15 месяцев

До переезда в Москву летом 2015 года я более шести лет посвятил художественному руководству MILO | CLUB и MILO Concert Hall. В период работы в компании «Еда и культура» мне посчастливилось взять на себя ответственность и быть непосредственным участником львиной доли культурно-музыкальных событий города. Пожалуй, и по сей день коллеги в России и за рубежом ассоциируют меня именно с MILO как с одним из самых профессиональных и самых известных региональных проектов в стране.

К лету 2015-го мне стало скучно: рынок сильно упал, как и все в стране, возможности для реализации сильно уменьшились. Ключевым моментом стало закрытие MILO в ТЦ «Этажи». Клуб нуждался в ремонте и небольшой передышке. Нужно признать, что MILO середины 2015 года и MILO 2011—2014 годов стали двумя разными клубами, и его закрытие было весьма логичным этапом. Проект никогда не был ориентирован на коммерцию и жил целью создания и развития музыкальной культуры города, эти громкие слова нашли подтверждение в делах. Новость о закрытии стала резонансной, и мне как потенциально свободному агенту стали поступать предложения по работе, одним из которых было приглашение стать директором закрытого клуба Gazgolder. Посоветовавшись с руководителями, родными и близкими и не получив ни одного мнения о том, что мне не стоит этого попробовать, я перебрался в Москву.

В плане смены геолокации или быта я никакого дискомфорта не испытывал. Москва полна моих друзей, товарищей и хороших знакомых, да и ни в какой реально серьезной помощи я особо не нуждался. Пару недель жил у друга-музыканта, еще пару недель, пока искал квартиру, ночевал в гостинице. Домой, в Нижний Новгород, всегда можно добраться за четыре — шесть часов, и в этом смысле Москва очень комфортна для нижегородцев. Зачастую в Нижний я мог попасть быстрее, чем мои коллеги, живущие за ТТК.

Вначале было тяжело с планированием времени и принятием новой реальности. В Нижнем мой график был выстроен так, что все часы пик и пробки я проводил либо в кровати, либо на работе, поэтому так привык к супервысокой мобильности, когда на встречу можно сорваться за 15–20 минут и еще по дороге зацепить кофе или заехать по пути что-то забрать или передать. Москва такого не знает и ошибок не прощает. Время на дорогу я постарался сократить за счет того, что снял жилье рядом с работой. Проживал в районе станции метро «Красносельская», всего в двух станциях от работы, находящейся на Курском. Но, как бы ни хотел, все равно 30 минут приходилось тратить на дорогу, будь то машина или метро. Были проблемы с тачкой, так как около дома, на работе и около работы парковка была платной. Через какое-то время от тачки решил отказаться: на нее приходилось тратить время, силы и деньги, а представлять приключения, которые бы меня ждали в случае эвакуации, даже и сейчас не хочу.


Когда приехал в Москву, не стремился стать во что бы то ни стало своим среди чужих, с гордостью ощущал себя нижегородцем и нисколько этого не стеснялся


Как оказалось, снять квартиру в Москве — это тоже целое приключение и определенный навык. Времени на просмотр уходило достаточно много и приходилось совмещать его с работой. Хорошие квартиры отлетают быстро, реально неплохую однушку в центре можно снять за 50 к, за меньшие деньги — это удача или, скорее всего, с ремонтом и мебелью, как агенты говорят, «из-под бабки». Забавно было через какое-то время осознать, что с московскими друзьями чаще видишься в Нижнем, так как в Москве очень много времени уходит на дорогу, и такое, казалось бы, обычное дело, как встретиться с другом, — это для столицы своеобразный подвиг.

Москва многих привлекает деньгами. Сложилось стойкое ощущение, что большинство людей, приезжающих в столицу, особо даже не задумываются, что именно им нужно в этом городе. Просто, как зомби, едут, потому что там бабки. Вообще Москва меня никогда особо не привлекала, для меня это совершенно неинтересный для жизни город, это скорее большой офис, своеобразный бизнес-центр, где люди — трафик. Я в этом смысле фанат Нижнего и считаю, что, несмотря на то, в какое состояние чинуши его привели, это все равно лучший город Земли. Когда приехал в Москву, не стремился стать во что бы то ни стало своим среди чужих, с гордостью ощущал себя нижегородцем и нисколько этого не стеснялся и не скрывал свой статус. Для меня это было и остается важным, в то время как многие приезжие в этих вопросах стремительно быстро переобуваются в воздухе.

В Нижний вернулся потому, что не нашел себе какого-то занятия, требующего жизни непосредственно в Москве. Из Gazgolder я ушел по собственному желанию, так как свою часть работы сделал, а далее не видел для себя возможности развиваться в должности директора клуба. Возобновил промоутерскую деятельность, стал проводить концерты и вечеринки в Нижнем и Москве, чаще выступать в качестве диджея в разных клубах столицы. При этом жить в Москве для меня на текущий момент и дорого, и не очень удобно в плане ритма и поддержания желаемого лайфстайла. Работа все равно идет в основном по интернету, зачастую ты просто сидишь в своей съемной квартире, как в офисе, но в Москве, с московскими тарифами на все. В столицу я просто приезжаю по необходимости на проекты и по различным делам, требующим моего личного присутствия.

Конечно, Нижний лишен многих благ мегаполиса, особенно по части развлечений, культурных событий и искусства, но нет никаких проблем в том, чтобы купить билет на самолет и через восемь — десять часов быть где угодно.

Алена Зобова

бренд-менеджер компании Berezka Group

прожила в Санкт-Петербурге четыре года

Я училась на журналиста в Университете Лобачевского, затем в аспирантуре. Обучение всегда совмещала с работой по специальности: писала статьи для местных изданий, была копирайтером для интернет-магазина одежды и даже успела потрудиться для министерства культуры Нижегородской области.

Основной мотивацией сменить место проживания в пользу Санкт-Петербурга послужило отсутствие здесь действительно интересной работы, которая, кроме того, приносила бы доход. Решающим фактором в выборе города можно считать мою увлеченность филологией. Ожидания более чем оправдались, и я буквально влюбилась в этот город.

Вопреки распространенному мнению климат в Санкт-Петербурге оказался для меня более подходящим, а сам город — вдохновляющим и вовсе не депрессивным. Несколько удивило только то, что там Нижний Новгород часто путают с Великим, и ваши прежние достижения, включая, например, то же образование или карьерные успехи, мало кому интересны. В другом городе жизнь буквально начинается с нуля.


В другом городе жизнь буквально начинается с нуля


Жители Санкт-Петербурга более расслабленны и открыты. Возможно, потому что они увереннее в себе и не так закомплексованы, как нижегородцы.

Работала я шеф-редактором первого глянцевого журнала о моде в Петербурге. В Нижний возвращаться не планировала, но здесь мне неожиданно предложили работу, которая приносит значительно больший доход и на данном этапе видится мне более перспективной, чем журналистика. Это ресторанный бизнес: при моем участии в Нижнем Новгороде в минувшем году открылось несколько новых проектов. Но главное: именно здесь я наконец влюбилась по-настоящему — уже не в город, а в человека.

Сергей Романов

веб-разработчик

прожил в Санкт-Петербурге полтора года

Я работал в одной нижегородской веб-студии младшим разработчиком и как раз искал новое место. После нескольких собеседований, на последнем из которых мне открыто хамили, почти отчаялся и ради интереса сменил в поиске город на Питер — и удивился количеству предложений по моей специальности и уровню зарплаты. Тем более я бывал там однажды, и город оставил очень приятное впечатление. Откликнулся на пару вакансий, сделал тестовое задание — и меня взяли. В последний день в Нижнем удалось подзаработать на ресторанном дне и, честно сказать, это были все деньги, что я взял с собой в Петербург.

Работодатель встретил меня довольно радушно, выдал аванс на съем комнаты, ее я нашел почти напротив офиса, но это был довольно стремный район, а хозяева квартиры ушли в запой в тот же день, когда я внес предоплату. Поэтому, прожив там полтора из двух оплаченных месяцев, я буквально сбежал в уютную комнату в квартире на Петроградке, где у хозяйки часто играли Боуи и Уэйтс, а в гостиной были огромный круглый стол и свой выход на крышу.


Санкт-Петербург, безусловно, лучший город в России, но те глобальные проблемы, которые есть в других городах, в основном связанные с чиновниками и их вредными привычками, есть и там


Мы с Питером совпали в том плане, что утра для меня не существует, а поздняя ночь переходит сразу в день: в семь-восемь утра на улицах там пусто, а пробки собираются около 10–11. Все стереотипы про дождь и серость как-то обошли стороной: наоборот, я все лето ездил на работу на велосипеде, а каждые выходные мы очень много ходили пешком, правда, в основном, от бара к бару, несколько раз выбирались к Финскому заливу, который местные категорически отказываются считать морем. Вообще петербуржцы сильно отличаются от жителей Нижнего, особенно те, кто там живет давно, у них более уважительное отношение к людям вокруг, в метро очень многие читают, а в парках редко можно встретить пьяные или агрессивные компании. С большинством тех людей, с которыми я там познакомился, общаюсь и сейчас, спустя почти четыре года. В отличие от нижегородцев люди там добрее, осознаннее и гражданскую позицию умеют выражать, терпеть не очень любят. Культурное наследие на каждом шагу; мероприятия организовывает не одна и та же кучка людей, как в Нижнем; очень близко Финляндия, да и природа в Ленобласти почти скандинавская.

Можно, конечно, было ввязаться в ипотеку или начать копить на свое жилье, живя где-нибудь в спальном районе, но ехать в Питер, чтобы сменить условные Щербинки на условное Купчино — идейка так себе, поэтому, когда ко мне из Нижнего переехала и моя девушка, мы сняли с друзьями на четверых большую светлую квартиру в центре, в трех минутах от Казанского собора, и это было лучшее время.

Наше возвращение было связано никак не с тем, что «дома лучше», а с семейными обстоятельствами. Когда мы собирали вещи и возвращались в Нижний, прожив в Питере полтора года, дали себе обещание, что этот шаг назад был только для того, чтобы сделать еще два вперед. Санкт-Петербург, безусловно, лучший город в России, но те глобальные проблемы, которые есть в других городах, в основном связанные с чиновниками и их вредными привычками, есть и там. Образование, медицина, неграмотное современное градоустройство — все как везде, может, где-то и в меньшей мере.

Сейчас у нас осталось желание уехать из Нижнего, и причина нашего возвращения исчерпала себя, если не получится уехать подальше, мы, вероятно, вернемся в Питер, ведь для чего был оркестр?

Дарья Афанасова

повар

прожила в Москве шесть лет, в Санкт-Петербурге — полтора года

Я родилась в Нижнем и жила здесь 15 лет, пока не переехала в Москву. Сложно судить о моей жизни тогда: я училась в школе, занималась рисованием и бурно переживала переходный возраст. В Москву мы уехали вместе с мамой. Я хотела поступать на журфак, а она не хотела, чтобы я закончила свою карьеру на телеканале «Волга», поэтому мы приняли амбициозное решение — попытать счастья в МГУ. Первый год в Москве был очень тяжелым. До этого я была там всего пару раз, короткими налетами, и никакой романтики в этом городе не находила. Усугубило все еще то, что мне не очень повезло со школой и одноклассниками — друзей среди них у меня так и не появилось, мне постоянно было одиноко. Потом бурно захлестнула учеба, и с каждым годом я все реже приезжала домой: сначала раз в две недели, потом раз в месяц, а потом и вовсе несколько раз в год на большие праздники. Несмотря на это, именно в то время, когда училась в МГУ, у меня появились любимые места в Нижнем, тату-мастера, любимые бары, где меня узнавали.

На журфаке я встретила настоящих друзей, они помогли мне полюбить Москву, и я стала называть ее своим домом наравне с Нижним. Когда диплом был у меня на руках, поняла, что не хочу связывать свою жизнь с журналистикой и уехала в Питер, чтобы выучиться на повара и начать новую карьеру. Так я снова оставила свой дом и оказалась в совершенно незнакомом месте, которое тоже никогда не вызывало во мне того священного трепета, с которым обычно говорят о Питере. На деле оказалось, что это идеальный для меня город. В отличие от Москвы и Нижнего Питер создан для жизни и людей — он удобный, красивый, компактный, насыщенный, но спокойный и умиротворенный. Словно сочетание всего лучшего, что есть в Нижнем и Москве, Питер будто создан был для меня (или я для него).


Ресторанный бизнес в Нижнем — странная история, в ней слишком мало профессионалов, денег и желания учить гостей новому


Так вышло, что, прожив на Петроградской стороне полтора года, я встала перед выбором: остаться, вернуться к маме и друзьям в Москву или поехать в Нижний. Задумала получить водительские права, и, сравнив цены на автошколы во всех трех городах, решила ненадолго вернуться домой. Мне подвернулась неплохая (как тогда казалось) проектная работа, и, кажется, план был идеальный. Правда, я не учла, что в Нижнем все идет не по плану — проектная работа обернулась почти каторгой, занимавшей все мое время; потом была другая работа, и вот сейчас, спустя полтора года, я распрощалась с третьей. Ресторанный бизнес в Нижнем — странная история, в ней слишком мало профессионалов, денег и желания учить гостей новому. В Питере, как и в Москве, с этим проще, но конкуренция, безусловно, гораздо выше.

Как ни странно, после всех этих мучений-приключений я не возненавидела Нижний, хотя, конечно, бед у него больше, чем поводов для радости. Почему-то я все еще верю, что этот город ждет большая и красивая судьба, а его лучшие годы еще впереди. Встречаю здесь много талантливых и амбициозных поваров, которые не уезжают, а остаются и работают в родном городе, и вижу, что есть аудитория, которой это нужно, пусть она пока что и не очень большая. Думаю, что если нижегородские рестораторы и повара в массе поймут, что придумывать свое и продвигать это с душой лучше, чем копировать чужое и работать на коммерцию, лучше станет всем. И городу, и гостям, и сотрудникам индустрии. Сейчас собираюсь на стажировку в Данию, но не исключаю возможности, что после нее вернусь в родной город — развивать, продвигать и обучать.


Фотографии: обложка, 1-3, 5 – Илья Большаков, 4 – из личного архива героя