Хозяева: Павел — преподаватель в университете, Юля — ведущая кулинарных мастер-классов в LavkaLavka, Алиса — воспитанница детского сада
Комнат: 4
Метраж: 105 кв. м
Потолки: 3,3 м

 

В квартиру на Васильевском острове Павел, Юля и их дочь Алиса въехали в прошлом году, в десятую годовщину свадьбы. Здесь была пятикомнатная коммуналка, но хозяева сразу после заселения провели серьёзную перепланировку. В одном из помещений оборудовали гардеробную, благодаря которой в квартире нет ни комодов, ни шкафов. Маленькую спальню объединили с кухней, сделав большой обеденный зал. Часть гостиной решили отдать под кабинет.

Всего на ремонт ушло восемь месяцев. Специальную бригаду и прораба нанимать не стали. Супруги руководили всеми работами сами и даже координировали специалистов узкого профиля — электриков, сантехников, маляров, плиточников.

Интерьер Павел и Юля придумали самостоятельно, взяв за основу морскую тематику. Хозяева увлекаются яхтенным спортом, а в конце прошлого года Павел даже пересёк Атлантический океан под парусом. Многие аксессуары супруги привозят из путешествий или покупают в специализированных магазинах для яхтсменов. Большую часть мебели заказывали в шоу-румах Teak House и Fabian Smith, что-то купили в Ikea. Сейчас обустройство квартиры практически закончено, только часть стен пока пустует — на них в скором времени появятся картины.

На стене справа — работа Керима Рагимова.

В гостиной организовали небольшую рабочую зону.

На стене — фотографии Бориса Смелова. Это оригиналы, авторская печать.

Между диванами поставили бар.

Текстиль для гостиной хозяева купили в Gant Home и Ikea.

На полке стоит ксилография Петра Белого. Яхтенные часы и барометр куплены в магазине «Фордевинд-Регата».

Камин выбрали закрытый, чтобы белые стены вокруг него не коптились. Верхнюю часть используют ещё и как варочную поверхность: зимой, когда заходят гости, хозяева разжигают огонь и готовят глинтвейн.

Макет яхты привезли из Стокгольма.

Открывающейся решили сделать только верхнюю часть рамы: благодаря этому не нужно убирать вещи с подоконника, если хочется открыть окно. На подоконниках можно сидеть, и такая конструкция безопасна, когда в доме ребёнок.

В качестве освещения для гостиной выбрали театральные прожекторы, которые подсвечивают работы на стенах.

Углы между стенами и потолком закруглили, чтобы не ощущалась высота потолков.

На кровати — яхтенные подушки, привезённые из специализированных магазинов со всего света.

По стенам спальни хозяева развесили фотографии Александра Черногривова и живопись Владимира Кустова и Владимира Загорова.

Тиковый стеллаж раньше использовали для компакт-дисков, но после переезда здесь стали хранить домашние мелочи вроде аптечки.

В детской картины повесили на уровне глаз ребёнка. В основном это литографии и фотографии, но есть и рисунки Владимира Загорова и Александра Флоренского.

Деревянную лошадку, сделанную в 1930-х годах, купили в Нью-Йорке на блошином рынке под Бруклинским мостом.

Настоящего плюшевого медведя фирмы Steiff купили ребёнку ещё до рождения, но он оказался далеко не самой любимой игрушкой.

За решётчатыми дверцами на кухне — чёрный ход. Он действующий, но между дверьми стоит стальной шкафчик на колёсиках. В нём кулер, бутыли с водой и запасы еды.

Плитку для кухни искали очень долго и в итоге заказали в компании «Нева-Строй».

Плиту Aga купили в галерее Bulthaup. Сами хозяева считают её едва ли не главной достопримечательностью квартиры.

На нижней полке — старинная тарелка и флакончики, обнаруженные в строительном мусоре при демонтаже старого пола на кухне.

Вместо абажуров использовали технические плафоны, как для освещения цехов.

На полочках в ванной — фотографии Herve Lewis. Ракушки хозяева привозят из путешествий.