Давать вторую жизнь старым вещам — один из столпов осознанного потребления (reduсe-reuse-recycle). Мы часто пишем о нем в разрезе жизни в большом городе: рассказываем о базовых принципах, объясняем, что такое фудшеринг, выясняем, можно ли прожить без пластиковых пакетов, и ходим на мастер-классы по переработке старой одежды. Но история о реставрации старой мебели гораздо глубже: тут и про сохранение семейных традиций, и про натуральные материалы, и про переосмысление классного советского дизайна. Поговорили с Александрой Аргуновой, основательницей реставрационной мастерской «Хронотоп», о том, зачем учиться столярному делу, почему винтажная мебель сейчас в тренде и легко ли вписать ее в современный интерьер.

Фото- и видеосъемка

Кирилл Войнов

Александра Аргунова

мастерская «Хронотоп»

О любви к винтажной мебели и столярном деле

Все началось с моей любви к винтажной советской мебели. У меня на даче стоял комодик 60-х годов, сделанный в Чехословакии. Сколько я себя помню, я всегда его обожала. Мне очень нравилась его конструкция: все эти деревянные выдвижные ящички, отсутствие фурнитуры. Когда мы переезжали из одного дома в другой, я хотела забрать этот комод, но моя семья была против. Чтобы не спорить с ними, я просто решила привести его в нормальный вид. Этот комод и стал первым отреставрированным мной предметом.

У нас было много старинной мебели, вся она была связана с историей нашей семьи. На чердаке обнаружилось огромное количество столов и стульев, которые хранил мой дедушка, правда, в гораздо худшем состоянии, чем комод. Я поняла, что если я возьмусь их реставрировать, то без базовых знаний и навыков просто все испорчу. Заниматься реставрацией нет смысла, если ты не умеешь держать в руках рубанок или пользоваться стамеской. Я пошла в столярную школу, и это стало первым шагом на пути к моей собственной мастерской.

Конечно, тогда я ни о чем таком не думала: мне просто нравился сам процесс. Со временем ко мне стали обращаться друзья, которые знали о моем увлечении. Но поскольку у меня была фултайм-работа в офисе, мне было просто некогда браться за дополнительные заказы. После обучения я несколько лет работала подмастерьем, училась уже в более серьезном месте — «Школе художественной обработки древесины» Федора Бондарева. А потом появился «Хронотоп».

О «Хронотопе» и команде

В переводе с древнегреческого слово «хронотоп» означает единство времени и пространства. В сущности, в нашей мастерской мы этим и занимаемся: берем мебель, история которой важна для вас или вашей семьи, и вписываем ее в ваш нынешний интерьер, ваше пространство.

Работать на заказ я начала около четырех лет назад, но мастерская открылась только в 2016 году. Сейчас у нас есть команда: я, двое работников на вольных началах (мне очень важно поддерживать в коллективе дух личной ответственности за каждый сделанный предмет), девушка, которая занимается общей стилистикой предмета и подбором тканей непосредственно под интерьер, и человек, отвечающий за сайт.


В старинной мебели, например, пружины покрывали натуральными материалами: травой, конским волосом или кокосовым полотном


«Хронотоп» — это не только реставрационная мастерская, которая работает под заказ, но и магазин винтажной мебели. У нас есть вещи, которые я сама нахожу в самых разных местах (это может быть, условно, «Авито»), но чаще всего я просто прихожу к клиенту в дом, вижу интересный предмет — и понимаю, что нужно брать и делать. Иногда я ищу мебель по чьей-то просьбе, на заказ — как правило, это конкретные вещи. Сейчас мебель из магазинчика можно посмотреть здесь, в мастерской, но я ищу партнеров и площадку, где мы могли бы ее выставить.

В этом году мы открыли производство мебели на заказ и, вдохновившись дизайном 50–60-х годов, делаем собственные кресла. При этом мы не просто копируем советскую мебель (хотя мы можем сделать и полную копию) — мы ее совершенствуем. Например, если раньше большинство кресел, в том числе чехословацких, собирались на шканты, то мы в узлах сделали шиповое соединение: в этом случае поверхность склейки гораздо больше, и это влияет на долговечность мебели. Кроме того, в креслах мы не только устанавливаем поролон, но и делаем прослойку из разных материалов: кокосового полотна, синтепона. В старинной мебели, например, пружины покрывали натуральными материалами: травой, конским волосом или кокосовым полотном. Такая многослойность обеспечивает лучшее распределение нагрузки, кресло становится более комфортным и служит дольше.

О тренде на восстановление

Я думаю, тренд на реставрацию старых вещей связан с поиском индивидуальности своего жилища. Все мои клиенты — очень интересные люди, они всегда приходят за чем-то своим, особенным. Одни хотят сохранить воспоминания о своем детстве, бабушкином доме. Другие просто выбирают для дома живые предметы, а не пластик. Поэтому у наших заказчиков большой популярностью пользуются традиционные методы обработки древесины — масло или воск. Да, повозиться в этом случае придется, но в итоге вы получаете предмет, который дышит и живет, а не покрыт синтетикой массового производства. Всем нашим покупателям точно импонирует идея противоборства массовому производству и бездумному выкидыванию. Для них важно, чтобы вещь служила долго: чтобы не получилось так, что ты купил какой-то безликий предмет, который сломался через три года, после чего ты его отнес на помойку.


Я больше всего люблю 60-е — это просто космический дизайн. У нас, например, были изогнутые стулья, отбрасывающие тень в виде спутника


В основном мы работаем с малогабаритными предметами — стульями, креслами. Шифоньеры и шкафы мы тоже реставрируем, но гораздо реже. Это связано с тем, что современные квартиры диктуют использование гардеробных или встроенной мебели, а к винтажу люди чаще обращаются, когда им нужны легкие предметы, которые завершают облик квартиры. Мебель, которую мы восстанавливаем, хорошо вписывается в интерьеры, где нужно много воздуха, пространства или где необходима мобильность. Поэтому почти вся она легкая, разборная. Чаще всего это модели 50–80-х годов. Я больше всего люблю 60-е — это просто космический дизайн. У нас, например, были изогнутые стулья, отбрасывающие тень в виде спутника.

Как-то к нам обратилась женщина с раскладным венгерским столом, сделанным в 50-е годы. Ей было важно, чтобы стол был отреставрирован «с любовью» — эта формулировка сама по себе довольно сложная. Что с этим делать? В процессе общения я выяснила, что этот стол она знает с детства. Под ним они с младшим братом играли и пугали гостей, когда все собирались на обед. Потом за этим столом выросли ее дети, сейчас появились внуки — заказчице очень хотелось, чтобы эта традиция продолжалась. Мы сняли полиуретановое покрытие, под которым оказался очень красивый рисунок орехового шпона, обработали стол маслом — и для него началась новая жизнь. Или однажды мы делали кресла для корреспондента НТВ Ивана Трушкина. В 1960 году они стояли в павильоне на выставке в Сокольниках. Его бабушка увидела эти кресла, и у них получилось по каким-то своим каналам достать их прямо со стенда.

В нашем магазине продаются только самые интересные образцы. Кресла в среднем стоят от 17 до 25 тысяч рублей — в зависимости от ткани. Стулья — от 5 до 9 тысяч, тут цена тоже зависит от способа отделки. Покупателей на этот сегмент немало.

Об инстаграме и открытости площадки

Наш инстаграм очень активный, со временем он стал похож на некое комьюнити. Мне хотелось, чтобы это была открытая площадка: мы проводим мастер-классы, люди приходят к нам учиться — я считаю, что накопленными знаниями и опытом нужно делиться. Инстаграм, безусловно, помогает: у меня есть стабильный поток клиентов, которые приходят оттуда. Правда, мои первые клиенты — это все сарафанное радио. Меня рекомендуют друзьям и знакомым — и это самый надежный источник новых заказов.

Миссия «Хронотопа» состоит не только в том, чтобы удовлетворять спрос заказчика на винтажную мебель, но и в том, чтобы сохранять эти предметы. Мне очень жаль, что в России только-только начинает зарождаться культура винтажной мебели. Из-за того что никому не было дела до классных старых вещей, большая часть просто оказалась на помойке, и это печально. Винтажная мебель сделана из натуральных материалов и вполне еще может послужить, не говоря уже о том, что она заряжена историей, семейными ценностями. Мы в «Хронотопе» стараемся делать так, чтобы люди больше узнавали, что старые вещи не так страшны, как кажутся на первый взгляд, и их можно легко вписать в новый интерьер.

Выставка столярного искусства и дизайнерской мебели WOOD WORKS 6


Когда

7–9 декабря 

Где

ЦДХ, ул. Крымский Вал, 10

Сколько

от 400 рублей