В издательстве «КоЛибри» вышла книга Келли и Зака Вайнерсмит «В обозримом будущем. Десять новых технологий, которые улучшат или разрушат все на свете». The Village публикует отрывок из главы о том, как работает технология дополненной реальности и чем она потенциально опасна.

Дополненная реальность

Предположим, начальник подходит к вашему столу и начинает за что-то ругать. Поскольку вы знаете, что остановить его невозможно, вы слушаете вполуха минут десять. А потом вспоминаете, что в вашу контактную линзу встроен миниатюрный компьютерный экран. Вы моргаете. Начальник на секунду сбивается с мысли, но затем продолжает орать. Но мир, который вы видите, преображается. На заднем плане появляются пальмы. Свет становится мягким и нежным. На дурацкий зачес через лысину вашего дурацкого начальника садится изящная розовая птичка.

Молекулярный генератор, установленный у вас в носу, выпускает аромат морского бриза, а из пары маленьких динамиков у вас в ушах раздается шум прибоя. Динамик в правом ухе звучит раньше, чем левый, и, если вы посмотрите направо, вы увидите безбрежную синь Тихого океана. Процессор, установленный у вас на столе, улавливает голос начальника и преобразует все, что тот говорит, в новости спорта, которые вы расслабленно слушаете, пока бриз шелестит пальмовыми листьями. И как раз, когда в реальной жизни начальник спрашивает, не собираетесь ли вы в кои-то веки наконец заняться своей работой, комментатор сообщает, что ваша любимая команда снова проиграла. «НЕТ! — кричите вы. — О НЕТ! ТОЛЬКО НЕ ЭТО!»

К счастью, когда вы возвращаетесь в свою гигантскую (на вид) резиденцию площадью 20 квадратных метров, ваша виртуальная супруга не осуждает вас за то, что вас уволили уже в четырнадцатый раз за этот год. Вы наносите на язык тонкое полимерное покрытие, достаете из буфета немного соевого белка и решаете, что сегодня он будет бифштексом из мраморной говядины.

Такой могла бы быть реальность, если ее немножко дополнить. Основная идея дополненной реальности (ДР) состоит в том, что мы берем реальный мир и накладываем на него виртуальные элементы. Что-то вроде добавления в мир волшебства. ДР отличается от виртуальной реальности (ВР) тем, что последняя заглушает всю реальную реальность.

Недавний выпуск игры Pokémon GO неожиданно привел к повсеместному распространению ДР. Мы не будем подробно говорить об этой игре, поскольку вы наверняка и так играете в нее прямо сейчас, а эта книга пылится где-то на полке. Но мы видим в Pokémon GO один из первых шагов в развитии технологии, возможности применения которой выходят за пределы игр.

Создать такую ДР можно несколькими разными способами, и, учитывая число имеющихся у нас чувств, идеальная система ДР может быть весьма сложной. Наиболее широко распространенный на данный момент способ предполагает использование каких-либо средств (сейчас это обычно планшетный компьютер или телефон) для проецирования в глаз пользователя изображения, «привязанного» к реальности. Привязка означает попросту, что виртуальные объекты действуют в согласовании с реальными. Например, если у вас по комнате скачет кролик из ДР, не хотелось бы, чтобы он пробегал сквозь предметы. Или, если уж он сквозь них пробегает, пусть хотя бы кажется, что ему при этом больно.

Как это работает

Одна из замечательных идей, заложенных в ДР, состоит в том, что вы можете, скажем, гулять в лесу, дополняя впечатления от этой прогулки знаниями о местной экологии и истории. Например, если вы проходите мимо вечнозеленого дуба, компьютер расскажет вам, что это за дерево. Подойдя поближе, вы увидите, что на нем растет папоротник, а листья поражены чернильными орешками. Система отображает информацию и об этих объектах. Кроме того, она между прочим сообщает вам, что в 1864 году в этом лесу произошло одно из сражений Гражданской войны, и предлагает возможность посмотреть виртуальную реконструкцию боя, наложенную на реальный пейзаж.

Все это прекрасно, но, если бы вам пришлось прикреплять к каждому интересующему вас предмету по QR-коду, это несколько испортило бы впечатление от прогулки (да и вообще было бы непросто). Поэтому важной областью современных разработок стали поиски способов, позволяющих использовать существующие элементы окружающей среды для получения всей той информации, которая могла бы содержаться в QR-коде. Чтобы не облеплять всю Эйфелеву башню маркерами, а получить устройство, способное просто узнать Эйфелеву башню.

«Минуточку, — скажете вы. — Для этого у меня есть GPS. Мой навигатор и так знает, где находится Эйфелева башня». Не-а. Ничего не выйдет. GPS определяет только положение на поверхности Земли, причем с точностью порядка метра. Для хорошей ДР такой точности недостаточно. А при измерении высот точность GPS становится еще хуже. Но GPS может быть хорошей отправной точкой. Навигатор может сообщить компьютеру, что вы находитесь в таком-то парке или около такого-то озера. А мы ведь знаем, что компьютер должен быть способен точно определить, где вы находитесь, по визуальным ориентирам. В конце концов, приблизительно так и ориентируется человек. Заблудившись в лесу, вы стараетесь найти дерево необычного вида или увидеть, в каком направлении находится какой-нибудь крупный и заметный объект. В принципе, компьютер тоже может действовать по этой схеме. Но если человек может довольно быстро определить, какой именно объект можно считать «заметным», объяснить концепцию заметности машине не так просто.

Один из вариантов решения этой задачи устроен так: предположим, вы идете по улице вблизи небоскреба Эмпайр-стейт-билдинг. Ваш компьютер приблизительно знает, где вы находитесь, но, чтобы создать изображение гигантской гориллы на небоскребе, ему нужно знать ваши точные пространственные координаты и точное направление вашего взгляда. Чтобы разметить поле вашего зрения, он делает снимок. Затем он разбивает этот снимок на участки и определяет, какие из них представляют интерес, а какие — нет, по изменениям интенсивности. Например, когда компьютер доходит до квадрата, в котором нет ничего, кроме неба, в нем, скорее всего, изменений не будет. Это говорит компьютеру, что участок «неинтересный». А если, например, в квадрате будет часть окна, в нем окажутся освещенные и темные участки, а также какие-нибудь геометрические формы. Вот это может представлять интерес.

Со звуками все проще, чем с изображениями, но и тут есть свои трудности. Предположим, нам нужно изобразить звук проезжающего мимо автомобиля. Возникают три основные проблемы: 1) звук должен доходить до одного уха раньше, чем до другого, чтобы можно было почувствовать, где находится машина; 2) высота и громкость звука должны изменяться, чтобы создать ощущение движения машины; и 3) — и это действительно трудная задача — звук машины должен (буквально) отражать окружающую обстановку. Например, если вы находитесь в ущелье, должно возникать эхо звука автомобиля. А в поле эха быть не должно. И это возвращает нас к тем вопросам, о которых мы говорили выше, когда обсуждали визуальную информацию: для более качественной ДР необходимо большее количество информации и большие объемы вычислений.

Запахи создавать особенно трудно. Свет и звук образуются из простых элементарных составляющих. Чтобы получить любой цвет, нужны всего лишь разные длины световых волн. Для создания звука нужно подобрать правильную громкость и нужную форму колебаний. А вот запахи гораздо сложнее и разнообразнее. Даже при наличии огромного набора заранее созданных запахов их не всегда можно смешать так, чтобы получить новый аромат. Например, сложением «запаха яблок» с «запахом испеченного теста» нельзя получить точный «запах пирога с яблоками».

В принципе, можно придумать машину, которая могла бы быстро создавать молекулы и выпускать их в воздух. Собственно говоря, машины, способные генерировать молекулы на заказ, уже существуют. Но пока что этот процесс стоит чрезвычайно дорого и применяется только в промышленности. И если у визуальной и, возможно, у звуковой ДР есть масса возможных приложений, пока не очень понятно, какую пользу могут принести виртуальные запахи.

Исследования в области осязания идут более активно, но успехи их пока что не очень велики. По большей части современные исследования направлены на создание «осязательного стилуса», которым можно будет «трогать» виртуальные объекты. Основная идея состоит в том, что вы видите виртуальные объекты через головную гарнитуру и у вас есть стилус, подключенный к компьютеру, который знает, где эти объекты находятся. Если попытаться проткнуть стилусом виртуальный объект, система не позволит это сделать. А если провести стилусом по его поверхности, стилус будет вибрировать так, что в держащих его пальцах возникнет ощущение, что он действительно скользит по шероховатой поверхности. Ну, то есть дать по зубам виртуальному Гитлеру такая осязательная обратная связь не позволит, но можно будет ткнуть его стилусом. Кроме того, у этой технологии могут быть и действительно полезные приложения — например, в обучении хирургов или в цифровой скульптуре.

Причины для беспокойства

Возможно, вам уже пришло в голову, что снабжение каждого человека набором непрерывно работающих датчиков, обменивающихся информацией с централизованными серверами, может создать некоторые затруднения с точки зрения неприкосновенности частной жизни.

Мы читали о программе под названием Recognizr. Она может регистрировать индивидуальные черты людей, превращать их в трехмерные модели и впоследствии узнавать этих людей. Пока что участие в программе Recognizr организовано на добровольной основе. Многие программные продукты такого рода основаны на идее вывода социальных сетей в реальную жизнь. И это в принципе может быть полезно: скажем, приходите вы на работу и видите над головой своего коллеги маленький дисплей, который сообщает вам, например, что у него сегодня день рождения или что он только что вернулся из путешествия. Плохо то, что все проблемы конфиденциальности, характерные для социальных сетей, тоже выйдут в реальную жизнь. Если программы распознавания лиц будут широко распространены, то, каким бы рассеянным ни было хранение данных, злоумышленники смогут узнать, где вы были в течение дня, а может быть, и довольно точно угадать ваше эмоциональное состояние.

Но это еще не все. Как мы помним, идеальная машина ДР должна не просто регистрировать и сохранять визуальные данные. Она будет получать трехмерные изображения всего на свете. Она будет ощущать запахи. Она будет слышать. Современные торговые компании вовсю используют доступ к огромным массивам данных. Именно поэтому Amazon и Google узнают, чего вы хотите, еще раньше вас.

А как вам понравится жить в мире, в котором тепловизор заметит, что вы слегка разгорячились и вспотели, и тут же выдаст вам рекламу «нового цветочно-ягодного ледяного чего-то там» из Starbucks? Или лицевой сканер увидит, что вы сегодня как-то много морщитесь, и посоветует «спросить вашего доктора о золофте»?

Даже положительные качества социальных сетей при переносе в реальную жизнь могут иметь довольно странные последствия. Имея ДР, ваш начальник сможет «знать», когда у вас день рождения, что от вас только что ушел муж или название вашего любимого сериала. Он узнает все это при помощи малозаметных очков ДР, которые будут отображать у вас над головой информацию из ваших сетевых профилей. Это вызывает беспокойство. Ведь это в некотором роде изменит определение того, что такое «знать». Мы все уже привыкли к тому, что такая-то знает, когда у нас день рождения, потому что фейсбук ей об этом напоминает; но что, если речь пойдет не только о днях рождения? Мир, в котором чьи-то практические знания о вас выводятся наружу и отображаются на проекционном дисплее, может оказаться довольно неуютным. А если у вас не будет очков ДР, между вами и теми, у кого они есть, возникнет огромный информационный перекос.


Обложка: «КоЛибри»