«Сиротский Бруклин»

Motherless Brooklyn

Режиссер

Эдвард Нортон

В ролях

Эдвард Нортон, Гугу Эмбата-Ро, Алек Болдуин, Бобби Каннавале, Уиллем Дефо, Брюс Уиллис

«Сиротский Бруклин» — не только описание еще не джентрифицированного района Нью-Йорка, а главным образом прозвище главного героя — Лайонелла (Эдвард Нортон), частного детектива с синдромом Туретта. Чаще всего он вертит головой и громко дергается, а всем экстренным и неловким ситуациям додумывает неуклюжую рифму — и тех, и других в фильме будет много.

Выросший с монашками и пострадавший от их побоев, Лайонелл подростком попал под опеку детектива Фрэнка Минны, который стал не только его наставником, но и отеческой фигурой. После его гибели Лайонелл пытается выяснить, кто подставил Минну и его коллег по агентству и выходит одновременно на троих подозрительных людей.

Первый — девелопер и автор проектов по реновации Нью-Йорка Мозес Рэндольф (Алек Болдуин, в котором сразу же угадывается сволочь), второй — его младший брат Пол (Уиллем Дефо) и юристка Лора (Гугу Мбата Роу), которая специализируется на гражданских правах меньшинств. Первые еще издалека кажутся настоящими заговорщиками, девушка — борцом против сегрегации: на дворе середина XX века и разделение общества по цвету кожи считается совершенно логичным.

Эдвард Нортон, выдающийся актер и совершенно невыдающийся режиссер, снимает антикоррупционную историю о расизме и мире большой политики, естественно, лицемерной и нацеленной на прибыль. Активисты под наблюдением, крупный капитал, контролирующий газеты: на наших глазах разворачивается история Нью-Йорка XX века с бесценной землей и прозрачным делением районов на богатые и бедные.

С такой завязкой — герой с проблемами против прогнившей системы — «Сиротский Бруклин» мог бы стать современным «Китайским кварталом» или некомиксовым «Городом грехов». Тем более что пьющий Лайонелл, круглый сирота, которому не за что зацепиться в жизни, кроме работы и стакана, выходит у Нортона не просто убедительным, но трогательным — с растерянным взглядом, как из «Бойцовского клуба», и такими же следами недосыпа.

В «Бруклине» есть и несколько замечаний о публичной политике. Во-первых, если делать парки, люди будут тебя превозносить, не вникая в ведомости, цифры и газетные расследования. Во-вторых, просто построить дороги для всех недостаточно — для открытости города необходимо, чтобы люди хотели и имели возможность пользоваться обещанными им благами. В-третьих, цены на жилье и привычный образ жизни, как и обеднение, зависят далеко не от горожан, которые недостаточно хорошо стараются.

При всех старомодных автомобилях, твидовых пиджаках и шляпах на каждой мужской голове «Сиротский Бруклин» все равно во многом выглядит современным. Но и мелодрама, и семейные тайны, и особенно исповедальные монологи каждого главного героя уплощают и портят фильм, который совсем не требует разжевывания: найти злодея можно без труда уже на первых кадрах, а кроме злодея и его мотивации, в «Сиротском Бруклине» нет ничего занятного.

Утраченный шанс снять зубастую и по-настоящему остроумную историю городского криминала и разложения власти.


Смотреть? Возможно


обложка: «Каро Премьер»