С начала февраля в старинном здании XIX века на огромном экране показывают изысканное авторское кино. Это первый кинотеатр Екатеринбурга, в котором все ленты демонстрируют исключительно на языке оригинала с русскими субтитрами. В этом году в «Колизее» уже установили современное цифровое оборудование, провели бережную очистку памятника архитектуры и восстановили прежний вид интерьеров, но впереди еще много работы.

The Village встретился с арт-директором нового «Колизея» Стасом Словиковским и узнал, что ждет старейший городской кинотеатр после его реконструкции, и как он становится центром элитарного искусства.

О здании и истории

Здание кинотеатра «Колизей» построили в 1845 году по инициативе главного начальника уральских заводов Владимира Глинки и городских властей — специально для открывшегося в Екатеринбурге первого городского театра. Средства на строительство театра выделили городские купцы Рязановы, а еще городничий Аника Рязанов. У сделки было условие: при необходимости помещение следовало передать под торговое заведение.

В ноябре 1896 года в Городском театре состоялся один из первых в Екатеринбурге сеансов кинематографа. Тогда особого впечатления кино на зрителей не произвело, но через год в город прибыли агенты кинематографа братьев Люмьер, дали девять сеансов и покорили публику. В 1912 году дом арендовал мещанин Волков для сеанса кинематографа. Спустя два года Городской театр переименовали в «Колизей», и с тех пор используют в качестве кинотеатра. После революции 1917 года кинотеатр получил название «Октябрь». Здесь впервые в Свердловске показали объемные стереофильмы.

В 1999 году здание заняла компания «Новое кино», в 2002-м кинотеатр вновь открыли для зрителей после масштабной реконструкции, плюс вернули историческое название. В апреле 2015 года руководство компании попыталось приватизировать здание, но ему отказали, так как здание «Колизея» имеет статус объекта культурного наследия областного значения. Окончилась история и вовсе бесславно: в июле 2016 года по решению суда «Новое кино» обязали освободить помещения. Инициатором разбирательства стала администрация Екатеринбурга, которая потребовала взыскать с компании долг за аренду здания — 8,3 миллиона рублей. Долг копился долго: администрация подняла стоимость аренды, и прокатчики не платили ее несколько лет.

О реставрации и прошлых арендаторах

Зимой 2016 года здание «Колизея» передали кинотеатру «Салют». «Колизей» отдали «Салюту» как единственной муниципальной киноплощадке, которая много лет демонстрирует хорошее поведение и работает с фестивалями. Проект планировали перезапустить еще в октябре, но из-за трудностей полноценную работу кинотеатра наладили лишь к февралю.


В фойе все было загажено: не столько пылью, сколько большим количеством странных арендаторов. В углу стоял копировальный киоск, здесь же были туристическая контора и какие-то булочки


«Муниципальную собственность передали директору „Салюта“ Сергею Федякову в плачевном состоянии. Прошлые хозяева вывезли отсюда все оборудование, поэтому в первую очередь мы поставили свой видеопроектор и начали первый этап реконструкции — очистку фойе. В фойе все было загажено: не столько пылью, сколько большим количеством странных арендаторов. В углу стоял копировальный киоск, здесь же были туристическая контора и какие-то булочки. Первым делом мы всех оттуда выгнали и привели помещение в порядок.

Здание „Колизея“ — это памятник архитектуры, поэтому даже малейшие изменения вида нужно согласовывать. Даже для того, чтобы разработать дизайн определенной зоны помещения, у дизайнера должна быть лицензия на работу с памятниками архитектуры. Поэтому радикально менять внешний или внутренний облик кинотеатра нам никто не даст, а мы этого и не хотим: здание более чем прекрасное, знаковое и любимое горожанами, поэтому наша задача — довести его до ума.

В новом „Колизее“ работает один кинозал на 220 мест — он расположен на первом этаже. Мы уже поставили проектор, но кресла еще предстоит заменить. Внешне фойе не изменится, территория около входа превратится в гардероб. Сейчас там находится последний открытый общепит, который позволяет нам оплачивать электричество. После в фойе мы создадим буфет и переделаем кассовую зону.

На втором этаже большую часть помещений, около 500 квадратных метров, мы сдадим в аренду под ресторан. Кроме того, основатель Tele-Club и совладелец „Дома Печати“ Олег Кумыш планирует устраивать здесь фуршеты. На деньги, которые мы будем получать от партнерских взаимоотношений, сможем заняться фасадом здания — его нужно бережно отмыть от городской пыли и покрасить в тот же цвет. Скорее всего, второй этап реконструкции начнется уже летом».

О концепции киноклуба и авторском кинематографе

«Понятно, что создавать аналог „Салюта“, показывать те же самые блокбастеры через дорогу от него и перекладывать деньги из одного кармана в другой смысла никакого нет. В „Салюте“ самый большой зал рассчитан на 468 мест, и публика к нему уже привыкла. Поэтому „Колизей“ будет существовать как часть „Салюта“ и заниматься только авторским кино, а фильмы в нем будут показывать на языке оригинала».


К нам приходят приятнейшие люди, потому что лучший фейсконтроль — это сами фильмы


«Сейчас мы показываем артхаус в маленьких залах „Салюта“, но это не всегда выгодно и удобно. „Салют“ — главная фестивальная киноплощадка города, но зарабатывать за счет таких фильмов кинотеатр не может. Он не получает бюджетного финансирования, и как бизнес-модель устарел и погибает: если 10 лет назад мы были первыми по сборам, то сегодня все успешные кинотеатры располагаются в торговых центрах — там, где уже есть проходимость. Сеансы авторского кино отнимают у нас время на коммерческие показы, которые нужны, чтобы платить зарплату сотрудникам. Поэтому главные изюминки артхауса мы решили перетащить из маленьких залов „Салюта“ на большой экран „Колизея“.

Сейчас мы показываем работы целой плеяды великих режиссеров, ласкающих слух заядлых синефилов и киноманов — Вуди Аллена, Рустама Хандамова, Федерико Феллини, Вима Вендерса, Педро Альмодовара, Стивена Содерберга, Бенуа Жако, Йоргоса Лантимоса, — плюс необычные документальные ленты и целый фестиваль авторской анимации из Лондона. Я не сомневаюсь ни в одной работе, которая стоит в нашем репертуаре. Думаю, что уже через три месяца люди будут стоять в очередях, чтобы попасть к нам на хорошие фильмы. Постепенно мы будем формировать вокруг „Колизея“ имидж артхаусной площадки с четким позиционированием. К нам приходят приятнейшие люди, потому что лучший фейсконтроль — это сами фильмы.

С февраля всех наших гостей мы вносим в единую базу и создаем некий киноклуб — позже предложим его участникам скидки и абонементы. Так зрители всегда могут не просто выбирать хорошее кино, но и смотреть его в хорошей компании, без случайных посетителей. Нужно приучить людей к тому, что в „Колизее“ каждый день идут хорошие фильмы, и можно не сомневаться, можно смотреть вообще весь репертуар».

О пиратских лентах и смелых прокатчиках

«В „Колизее“ я работаю арт-директором, но фактически занимаюсь всем: частично веду административную деятельность, занимаюсь рекламой, провожу мероприятия и формирую репертуар. Наша тактика — брать в прокат весь артхаусный поток, но в выборе фильмов мы изначально ограничены: очень многое зависит от прокатчиков, которые покупают картины у владельцев. Мы могли бы изо всех сил кричать, что мы за хорошее кино — но ничего бы не получилось, если б ребята в Москве не приобретали эти работы на Западе.

Всегда есть масса хороших фильмов, которые я бы с удовольствием показал, но на показ которых нет прав ни у кого в России. Теперь мы не можем показывать фильмы на пиратских кассетах, как это было 20 лет назад. Мы должны каждый раз покупать их у прокатчиков за хорошие деньги — и даже не на всю жизнь, а всего на несколько лет.

Прокатчики сильно рискуют, вкладывая в дело некислые бабки. К примеру, фильм „Завтрак у Тиффани“ мои знакомые недавно купили у владельцев за 20 тысяч долларов — а это миллион рублей. Как можно отбить миллион? Нужно заставить хотя бы 20 кинотеатров по всей стране показывать купленный фильм, и чтобы каждый кинотеатр сдал хотя бы по соточке. А чтобы кинотеатру отправить по соточке, ему нужно заработать по две. Поэтому в каждом крупном городе прокатчики находят своего резидента типа нас и формируют сетку по всей стране».

О выборе фильмов и планах

«В прокате „Колизея“ каждую неделю будет появляться несколько новых авторских фильмов. Еще мы планируем выходить за рамки кинопоказов и устраивать мероприятия. Сегодня, 2 марта, вместе с премьерой фильма о самом успешном независимом бельгийском дизайнере Дрисе Ван Нотене в „Колизее“ пройдет фэшн-перформанс с шампанским и показом мод. Здесь же 3 марта состоится презентация фильма „Довлатов“ и встреча с режиссером Алексеем Германом-младшим. В будущем мы планируем показывать немое кино под живую музыку — такое уже было в этом кинотеатре лет двадцать назад.

Старые работы мы пока не показывали, за исключением фильма Феллини „Восемь с половиной“. Ретроспективы в репертуаре кинотеатра тоже будут, но если в „Салюте“ мы могли позволить себе такую роскошь — держать один фильм Феллини в течение трех недель пятью сеансами в день — то здесь у нас всего один зал. „Восемь с половиной“ — это мой любимый фильм, но любить Феллини до конца своих дней и не смотреть ничего нового — это как-то странно.

Мои вкусы в кино сформировались давно. Еще до того, как я начал работать в „Салюте“, мы лет пять крутили артхаусное кино в клубе „Посторонним В“, и за это время пересмотрели кучу фильмов. Интернета не было, поэтому контент добывали через какие-то связи на телевидении, через „Горбушку“ в Москве. Сейчас я достаточно всеяден и смотрю все авторское кино, которое выходит. За последний год меня порадовали ленты „Мама“ Даррена Аронофски, „Двуличный любовник“ Франсуа Озона, „Мешок без дна“ Рустама Хамдамова и, конечно, новый „Твин Пикс“ Дэвида Линча».