4 марта в Голливуде объявят победителей «Оскара» (по московскому времени это будет поздняя ночь перед понедельником). В категории «лучший фильм года» в этот раз представлены девять (вместо традиционных десяти) лент.

За последние несколько лет консервативный ландшафт Голливуда пережил пару мощных встрясок — сначала общественность возмутилась тем, что академия игнорирует чернокожих актеров и режиссеров; затем обличили и свергнули одного из главных патриархов индустрии, продюсера Харви Вайнштейна.

Несмотря на то что с тех пор демографию жюри заметно разбавили менее привилегированными представителями, а в основную категорию номинировали неконвенциональные для Голливуда фильмы молодых режиссеров вроде Греты Гервиг и Джордана Пила, об абсолютной прогрессивности премии говорить рано — например, согласно изданию Vulture, некоторые академики, судящие «Оскар» не первый год, даже не пробовали смотреть фильм «Прочь» — мультижанровую сатиру о месте черного человека в современной Америке, потому что заранее не считают его достойным золотой статуэтки.

The Village поговорил с кинокритиками и журналистами о том, как стоит относиться к «Оскару» в 2018 году, и о фильмах-номинантах, которые они бы наградили главным призом.

Вопросы

Степан Нилов

Антон Долин


Оскар консервативен, потому что это институция, сложившаяся много лет назад. Но если и есть какая-то репрезентативная организация, которая бы отражала социокультурные изменения в Америке и тем более в Голливуде, то это только «Оскар». В прошлом году произошел поворот: последней кризисной точкой стал скандал про «слишком белый „Оскар“», после чего два действительно молодых режиссера, снявшие два-три фильма — Барри Дженкинс с «Лунным светом» и Дэмьен Шазелл с «Ла-Ла Ленд», состязались за главный «Оскар». Победил тот, кто моложе, менее известен, снял более независимый, бюджетный фильм на очевидно маргинальную тему, — какие еще нужны доказательства для того, чтобы говорить о стремлении «Оскара» к актуальности и злободневности?

 Возможно, если бы это был не «Оскар», а премия журнала New Yorker, это было бы еще более актуально, прогрессивно и остроумно. Но учитывая, что речь идет о нескольких тысячах человек, из которых большинство по-прежнему пожилые белые мужчины, облеченные властью <...> «Оскар» весьма прогрессивен и современен

В этом году тенденция продолжается: есть абсолютно молодые режиссеры-дебютанты среди девятки авторов, претендующих на главный «Оскар» — это Джордан Пил с фильмом «Прочь» и Грета Гервиг с «Леди Бёрд» (при этом Гервиг отдельно номинирована как режиссер, до чего «Золотой глобус», например, не додумался). С другой стороны, есть Гильермо дель Торо, который вплоть до своего предыдущего фильма считался автором слишком коммерческих и низменных с точки зрения жанров для «Оскара» произведений. Сейчас он лидер (13 номинаций) с картиной, которая, совершенно ясно, не принадлежит такому респектабельному, типовому оскаровскому Голливуду вроде «Секретного досье» Стивена Спилберга. Наоборот, «Секретное досье» на этот раз в аутсайдерах (всего две номинации), а в лидерах — Гильермо дель Торо, мексиканец, что тоже характерно и важно в трамповской Америке.

Возможно, если бы это был не «Оскар», а премия, допустим, журнала New Yorker за лучший фильм года, это было бы еще более актуально, прогрессивно и остроумно. Но учитывая, что речь идет о нескольких тысячах человек, из которых большинство по-прежнему пожилые белые мужчины, облеченные властью, то для них — контингента людей, которые составляют костяк американской и мировой кинематографии — «Оскар» весьма прогрессивен и современен.

«Призрачная нить» Пола Томаса Андерсона

Мой безусловный фаворит — фильм «Призрачная нить» Пола Томаса Андерсона — самый сложный, изысканный и имеющий наибольшее отношение к искусству, а не к манифестам на политические и социальные темы. Сразу говорю: против манифестов я ничего против не имею и считаю их присутствие на «Оскаре» нормальным (как и их победы), но чем более картина сложна для просмотра, тем она мне интереснее, поэтому в этой девятке на первом месте у меня «Призрачная нить».

Не люблю делать прогнозы, но, судя по всему, выиграют «Три билборда» Мартина МакДоны либо «Форма воды» Гильермо дель Торо. Вообще, еще есть восемь номинаций у «Дюнкерка», но почему-то все считают, что он аутсайдер — может, так оно и есть, хотя этот фильм мне очень нравится, и я считаю, что Нолан давно заслужил «Оскар» если не за лучший фильм, то как минимум за режиссуру.

Выбор: «Призрачная нить» Пола Томаса Андерсона

Зинаида Пронченко


К «Оскару» у меня давно отношение, как к погоде: решения Академии как личное оскорбление не воспринимаю. Определенный саспенс имеет место быть, но не более.

Премия важна прокатчикам — заветное словосочетание «лауреат академии» still matters, люди несут деньги в кассу. А истина по-прежнему где-то рядом. Но в этом году жду церемонию с нетерпением: во-первых, конкурсанты сильные, во-вторых — интересно, как распределят награды между многочисленными жертвами харассмента, представителями сексуальных меньшинств и далее по списку угнетенных. Голливуд после Харви — зрелище не для слабонервных. Судьям предстоит вынести соломоново решение. Их уже бьет лихорадка толерантности.

 Судьям предстоит вынести соломоново решение. Их уже бьет лихорадка толерантности

Главный приз за лучший фильм года я бы отдала «Трем билбордам» Мартина МакДоны — не великая картина, но идеально созвучна моменту. Прежде чем браться за топор войны, подумай дважды. Иногда, даже если человек выглядит как подонок и с кем-то другим поступил безобразно, это не значит, что на него можно повесить всех собак. И основной посыл фильма — интересный. У каждого своя правда, каждого обуревает жажда справедливости и отмщения, но никому от этого не легче. Плохого человека, перефразируя Фланнери О’Коннор, книжку которой читает в фильме один из второстепенных персонажей, найти нелегко.

«Три билборда на границе Эббинга, Миссури» Мартина МакДоны

Что касается списка номинантов вообще: очень жаль пролетевшего мимо «Оскара» Джеймса Франко с картиной «Горе-творец» — он бы разбавил пафос, от которого не продохнуть. Ну и, конечно же, тошнотворный опус «Темные времена», претендующий на звание фильма года, —  пощечина любому киноману.

Отдельно стоит упомянуть ленту «Прочь» Джордана Пила. Шансы победить у нее мизерные, два года подряд награждать черных братьев — это не из нашей жизни, регулируемой сообразно (не)гласным квотам. «Прочь» прямо говорит об очень важном. Кажется, что все трудности позади, уж если черный смог возглавить Америку, расизм побежден, время праздновать. Эта опасная иллюзия и привела страну к ситуации небывалой расовой напряженности, и сегодня чернокожему населению может быть даже труднее, чем в 1960-х. Каждый раз, когда один из 20 черных (официальная статистика) гибнет на улице от случайной или полицейской пули, даже политики предпочитают болтать обо всем, кроме расовой дискриминации: контроле за оружием, социальном расслоении, сепаратизме и так далее.

Кто выиграет, не имею ни малейшего понятия, не сильна в прогнозах. Надеюсь, что не приторная «Форма воды». Впрочем, даже если Пил и Макдонах останутся без призов, победа «Призрачной нити» меня бы тоже вполне устроила.

Выбор: «Три билборда на границе Эббинга, Миссури» Мартина МакДоны

Егор Москвитин


«Оскар» актуален как никогда: за последние годы в ряды его избирателей вступили 1 500 новых членов, а к 2020 году в Академии должно восторжествовать равенство полов и рас. Эти реформы уже влияют на расклад сил: победа «Лунного света» и номинация «Прочь» кажутся в том числе и их заслугой. И конечно, очень интересно следить за тем, как поп-культура сплотилась вокруг «Оскара», чтобы противостоять Трампу. Киноакадемики как никогда ощущают себя голосом нации, поэтому значение премии только растет. Теперь они не просто голосуют за самый главный фильм, они устраивают что-то вроде референдума об американской мечте.

 Очень интересно следить за тем, как поп-культура сплотилась вокруг «Оскара», чтобы противостоять Трампу

Сам факт, что в списке номинантов на главный приз в этом году девять картин (хотя регламент подразумевает до десяти), говорит о том, что составлялся он честно: за кого проголосовали — те и вошли. Ни для кого не делалось политических квот, но в итоге все самые важные для общества темы оказались в свете прожекторов Академии. Причем прожекторы — это даже не метафора: два лидирующих фильма («Форма воды» и «Три билборда») выдвинуты одной и той же студией Fox Searchlight.

«Форма воды» Гильермо дель Торо

Единственное, что меня удивило — отсутствие в списке «Проекта Флорида». Это мощный, но чувственный фильм передового, но уважаемого режиссера, и он тоже как никогда актуален. Ведь бедняки, живущие со своими детьми в мотелях на окраине Диснейворлда, — очевидная метафора тяжелой правды, скрывающейся за фасадом американской мечты.

Кто победит — «Три билборда», «Форма воды» или «Прочь», — предсказать невозможно: в пользу каждого из трех фестивальных хитов легко найти дюжину математических аргументов. Бюллетени в голосовании за лучший фильм подсчитываются таким образом, что рациональные прогнозы в последние годы перестали работать. Остается голосовать сердцем. Кинокритикам в этом плане проще: сколько публикаций, столько и сердец. Воспользуюсь вашим ресурсом, чтобы отдать свое «Форме воды».

Выбор: «Форма воды» Гильермо дель Торо

Алиса Таёжная


«Оскар» — отличный инструмент продаж и способ повлиять на традиционное зрительское решение перед покупкой билета. Хочется пронзительной актерской игры — где там «Оскар» за лучшую мужскую роль? Нужна захватывающая история на вечер — дайте «Оскар» за лучший сценарий. На кого нас оставили Коппола и Спилберг? Давайте по режиссерским «Оскарам» пройдемся. И конечно, «Оскар» — это способ набить себе цену и прямая дорога к будущим проектам, поэтому я отношусь к нему как к великолепному трамплину.

Мне очень нравится идея того, что «Оскар» в прошлом году присудили фильму, снятому по голливудским меркам за три копейки, но очень не нравится сам «Лунный свет». То есть мне важно, когда комитет замечает свежие имена и номинирует Гервиг, Шаламе и сценарий The Big Sick, но любому человеку в теме «Оскар» не открывает ничего нового — и это его принципиальная беда. Как и бесконечные номинации для Мэрил Стрип, и полное игнорирование важнейших американских режиссеров моложе 50 — первый «Оскар» нередко приходит к человеку с сединой или молодому персонажу с инертным мышлением (и «Лунный свет» опять нарушает, к счастью, эту закономерность). Вообще, премия напоминает мне нашего президента, который не пользуется интернетом, а получает главные новости от ассистентов через загадочно формирующуюся воронку с опозданием на несколько лет. Не могу себе представить, что в мире нет фильмов лучше «Унесенных ветром», «Титаника», «Артиста» и «Возвращения короля» — но, судя по количеству статуэток, это именно так.

 Премия напоминает мне нашего президента, который не пользуется интернетом, а получает главные новости от ассистентов через загадочно формирующуюся воронку с опозданием на несколько лет

К сожалению, ни с каким фильмом, кроме «Леди Бёрд», в моем случае не сложилось сильной эмоциональной истории — настолько сильной, чтобы я желала ему победы от чистого сердца. Например, политически я страшно хотела бы, чтобы победил фильм «Прочь» — кино с отличным синопсисом, которое на мне вообще не сработало и показалось страшно переоцененным. Или чтобы фильм «Секретное досье» не отдавал пенсионерством. Или чтобы Гильермо дель Торо взял меня за горло. Это совершенно не значит, что их фильмы не достойны наград, это значит только то, что они могут не резонировать, несмотря на интересные вводные, и ускользать от описания в самых сильных и точных местах. Безотносительно моих личных симпатий я очень ценю номинированные фильмы Кристофера Нолана и Пола Томаса Андерсона: и «Дюнкерк», и «Призрачная нить» — тот случай, когда само зрительское ощущение от фильма, погружение в него принципиально. Я ужасно рада, что мне довелось их видеть и пережить, даже если не испытала во время них катарсис.

Я почему-то уверена, что выиграет фильм МакДоны — в нем есть все, чего требует момент (а момент Time’s Up требует символической награды потерпевшим): борьба за правду, слабые против сильных, много черного юмора и публичный разговор о больном. Лично я буду болеть в режиссерской номинации за Грету Гервиг, потому что она не только режиссер, но и сценаристка своей истории и человек, прошедший очень короткий путь в невероятно быстрый срок: от стипендии в колледже по классу драмы и актрисы мамблкора до режиссера единоличного полного метра. Мне очень нравится метод превращения личного опыта в тонкий и прочувствованный фильм и инди-происхождение Гервиг, ее актерский бэкграунд и сэлинджеровское понимание комического.

«Леди Бёрд» Греты Гервиг

Фильм, без которого номинации кажутся неполными, — это, разумеется, «Проект Флорида», пробравшийся только в актерскую номинацию с Уиллемом Дефо: Дефо отличный всегда, но не единственное безупречное в драме Шона Бейкера. «Проект Флорида» — важнейший фильм о современной Америке и свободе, манифест артистического видения среди хайвеев и апельсиновых супермаркетов. И полное игнорирование этого фильма только больше подтверждает мои опасения, что оскаровский комитет смотрит мало современного кино и не чувствует самые интересные векторы мейнстрима. Но это и про кинокритиков постоянно говорят, так что оскаровский комитет и кинокритики — наверное, одни из самых ненавистных и, по мнению подавляющего большинства, бесполезных людей на Земле. И это нас роднит.

Выбор: «Леди Бёрд» Греты Гервиг

Андрей Карташов


Поскольку на «Оскаре» голосуют тысячи человек, результат премии — это всегда компромисс, и отражает он исключительно текущую конъюнктуру американской индустрии: эстетическую, профессиональную, политическую и так далее — одного главного критерия здесь нет. Эту конъюнктуру не всегда просто понять: вот зачем-то принято притворяться, будто скучнейшие, бессмысленные британские байопики — это важно и хорошо, и давать им номинации и даже награды (кто-то еще помнит фильм «Король говорит»?). Я убежден, что «Проект Флорида» (только одна номинация для Уиллема Дефо) — гораздо более важное кино, чем «Темные времена» (шесть номинаций включая «Лучший фильм»), но таковы правила игры. Нет смысла ими возмущаться: так Голливуд видит (хочет видеть) себя в 2018 году — ну, ладно.

 Конъюнктуру не всегда просто понять: вот зачем-то принято притворяться, будто скучнейшие, бессмысленные британские байопики — это важно и хорошо, и давать им номинации и даже награды (кто-то еще помнит фильм «Король говорит»?)

«Призрачная нить» Пола Томаса Андерсона

Любовь к байопикам — это постоянная особенность, а есть вещи, которые изменяются. В нынешнем раскаленном политическом климате спорное с идеологической точки зрения кино не пройдет отбор, хотя раньше это случалось. Стандарты настолько повышены, что даже «Три билборда» у многих вызвали вопросы, ведь в нем расист (герой Рокуэлла) оказался в результате неплохим человеком, а расизм не имеет оправданий (хотя фильм не про общественные болезни, а про конкретных людей). Но радикалов среди академиков не так много, поэтому, думаю, «Три билборда» победят как раз потому, что у них примирительная интонация, ну и они качественно сделаны на всех уровнях.

Фаворитом считается «Форма воды», но пошловатая сусальность дель Торо многих просто раздражает, да и политическая позиция у него немного воинственная. Из набора номинантов лучшим фильмом мне кажется «Призрачная нить» — кино, совершенно абстрагированное от внешнего мира (точно так же как и его герой), и этим по-своему замечательное, не говоря о том, что совершенно виртуозное. Ну и «Леди Бёрд» Греты Гервиг — это именины сердца, надеюсь, что ей дадут приз хотя бы за сценарий (в других категориях шансов, кажется, нет).

Выбор: «Призрачная нить» Пола Томаса Андерсона

Наталья Серебрякова


По долгу службы за «Оскаром» слежу, но очень вяло. Никогда, например, не смотрела ночных церемоний: считаю, что лучше поспать, чем смотреть это никому не нужное зрелище. О консервативности «Оскара» не нужно, наверное, повторять в мире, в котором существует более 3 тысяч кинофестивалей, и в то время, когда говорят уже о консервативности главной европейской награды — каннской «Золотой ветви». Но все же каждый год мы играем в игру под названием «Хочу, чтобы этому фильму дали „Оскар“». Потому что, с другой стороны, ведь существует же у европейских режиссеров и «маленьких» европейских фильмов большое желание попасть в шорт-лист «Оскара» (с каким пристрастием все обычно обсуждают фильмы из лонг-листа «Лучший фильм на иностранном языке»!). И ведь даже существует специальный кинофестиваль, посвященный европейским номинантам на «Оскар» из лонг-листа. Он называется WestWind и проводится немецкой продюсерской компанией в Санкт-Петербурге.

Допускает ли «Оскар» прогрессивность? Ну, судя по тому, что в прошлом году победителем стала камерная драма о чернокожем гее «Лунный свет», то, наверное, да. Однако я с некой долей сомнения отношусь к такой прогрессивности. Тут уместно будет процитировать хип-хоп-звезду M.I.A, у которой я недавно брала интервью и которая сказала: «Теперь, с сентября по ноябрь мы говорим о том, каково это быть женщиной; с ноября по апрель мы говорим о том, каково быть геем». Существует определенная актуальная американская повестка, и «Оскар» под нее подстраивается, чтобы не казаться таким уж консервативным.

 Никогда не смотрела ночных церемоний: считаю, что лучше поспать, чем смотреть это никому не нужное зрелище

Мне кажется дико обидным, что в списке главных фильмов-номинантов нет картины «Тоня против всех», и поэтому этот шорт-лист я не могу назвать репрезентативным. В нем есть военный фильм, фильм о подростках, фильм о чернокожих, фильм-сказка и так далее, а фильма о тяжелой женской судьбе нет («Три билборда» с Фрэнсис МакДорманд не в счет, потому что там все же больше судьба матери и человека). Ну, выбрали Марго Робби как номинантку на «лучшую женскую роль» — и то хорошо. Она в этом году мой единственный кандидат на «Оскар», за которого я болею. Однако будет удивительно, если она-таки получит. Ведь с ней рядом соревнуются Мэрил Стрип и Фрэнсис МакДорманд.

«Дюнкерк» Кристофера Нолана

Что же касается реального списка, то больше других мне нравятся два фильма — «Три билборда» и «Дюнкерк». Идеальным победителем я вижу в данной ситуации «Дюнкерк», потому что не может главную премию получить фильм с героем-расистом (Сэм Рокуэлл в «Билбордах»). Да и, честно, хотелось бы, чтобы получил «Дюнкерк». Потому что «Билборды» и так получат (или уже получили) всенародную любовь за экстравагантность и неполиткорректность.

Трудно прогнозировать, какой фильм победит. Но давайте попробуем применить метод исключения: в прошлом году победил «Лунный свет», значит, в этом году не победят «Прочь» (опять чернокожие) и «Зови меня своим именем» (опять геи). «Леди Бёрд» не победит просто потому, что эта картина слишком милая. «Три билборда» не победят (я уже указала, почему). Остается достаточно много кандидатов. Если победит «Форма воды», то это будет как в случае с «Титаником», когда побеждает красивая история про воду. Если победят «Секретное досье» или «Темные времена», получится так, как будто побеждают самые скучные фильмы. Остается «Призрачная нить» (на мой взгляд, слишком переоцененная критиками), но это будет словно брак и отношения в наше время — самая актуальная повестка (а давайте говорить правду: это не так!). Остается «Дюнкерк» — серьезная военная драма. Но ведь я и хочу, чтобы он победил.

Выбор: «Дюнкерк» Кристофера Нолана

Денис Катаев


К «Оскару» я отношусь спокойно и просто — как к хайпу. На самом деле, мои фавориты там редко выигрывают, все-таки в основном это среднестатистическое выверенное решение пожилых консервативных академиков, которым за 60. Да и не все фильмы обычно представлены в главных номинациях. В общем, это не моя выборка. Но это как спорт, как финал чемпионата мира по футболу: весь мир смотрит, почему я должен быть в стороне. Особенно когда в финале играет твоя команда, в данном случае болеем за «Нелюбовь» Андрея Звягинцева. Но в те редкие моменты, когда твои ощущения совпадают с выбором академиков, ты испытываешь невероятные эмоции. Это стоит того, чтобы не спать в эту ночь.

 Актуальность премии будет возрастать, если статуэтки будут вручать не тем, кто заслужил и досидел, а тем, кто провоцирует, идет в ногу со временем и вызывает резонанс

Актуальность премии будет возрастать, если статуэтки будут вручать не тем, кто заслужил и досидел, а тем, кто провоцирует, идет в ногу со временем и вызывает резонанс. Именно поэтому в этом году надо обязательно вручать главный «Оскар» картине «Зови меня своим именем». Фильм сломал все стереотипы вокруг gay movies, у него появилась армия фанатов по всему миру. Если это проигнорируют — будет ярким сигналом близорукости и недальновидности академиков. Все остальные претенденты — добротные и важные картины, но все-таки конвенциональные и какие-то понятные. С «Зови меня своим именем» случилась невероятная история успеха, которую следовало бы поддержать.

«Зови меня своим именем» Луки Гуаданьино

Восемь лет назад наивное фэнтези уже проиграло актуальному кино, когда «Повелитель бури» обошел на повороте «Аватар», это должно произойти и на этот раз. Правда, на мой взгляд, все-таки победит пресловутая сбалансированная позиция, и главную статуэтку получат «Три билборда» за гениальный с точки зрения сценария фильм, но не больше — кинематографического чуда здесь все же не случилось, в отличие от картины Луки Гуаданьино. Но это еще будет лучшее и компромиссное решение. Гораздо страшнее, если победит очередная реинкарнация «Красавицы и чудовища» — «Форма воды» Гильермо дель Торо. Тогда это будет означать, что Академия как в болоте застряла в прошлом и не хочет выходить из уютного сказочного, но все-таки дремучего леса. Но есть еще и темная лошадка — «Дюнкерк». И если не «Зови меня...», то Нолан и должен победить.

Выбор: «Зови меня своим именем» Луки Гуаданьино

Гриша Пророков


Мне кажется, что к «Оскару», главное, — не относиться как к «объективной премии, на которой награждают лучшие фильмы». Если не считать, что это награда за чистое искусство (существуют ли такие вообще, большой вопрос), то следить за «Оскаром» сразу становится интересно и весело. Это премия, в которой намешано сразу все: какие-то индустриальные и профессиональные вещи, политика, деньги и какие-то культурные тенденции тоже. Про деньги особенно важный момент: для того чтобы фильм номинировали на «Оскар», студиям приходится тратить огромное количество денег на маркетинг и разные формы убеждения членов Академии, и этим занимаются не все. Ну то есть те фильмы, которые в итоге оказываются в номинации на лучший фильм, это не лучшие фильмы года. Это те, на продвижение которых потратились их создатели.

 Фильмы, которые в итоге оказываются в номинации на лучший фильм, это не лучшие фильмы года. Это те, на продвижение которых потратились их создатели

Когда «Лунный свет» в прошлом году получил «Оскара», было ли это политическим решением? Да, разумеется. Как и все «Оскары» до этого были политическими. Но еще это прекрасный фильм, и индустриальное решение в этом тоже есть, и так далее. «Оскар» — это всегда совокупность причин, смесь разных пластов. И видно, что как и американская индустрия пытается быть менее консервативной, так и «Оскар», по-моему, меняется и с каждым годом становится все интереснее. Мне, например, вообще не понятно, кому дадут за лучший фильм в этом году. Мой любимый, наверное, «Дюнкерк» (я раньше вообще не понимал Кристофера Нолана, а этот фильм неожиданно пролил свет на все его творчество) — это абстрактная, импрессионистская, по-хорошему смешная картина. Я при этом понимаю, что шансов у него мало, но, если бы он получил премию, было бы весело: кино почти без диалогов, в котором сюжет в прямом смысле заменяет музыка, получает «Оскара», классно же.

«Дюнкерк» Кристофера Нолана

При этом весь список номинантов интереснее, чем обычно: тут минимум четыре очень хороших фильма («Дюнкерк», «Прочь», «Три билборда» и «Призрачная нить»), все при этом абсолютно разные. Если раньше по «Оскару» было очень трудно судить о кино того или иного года, то тут вполне можно посмотреть эти четыре и неплохо прикинуть, как кино в 2017 году выглядело. Кому дадут на самом деле, не знаю. Вроде всем кажется, что самый безопасный вариант — это «Форма воды» дель Торо, в меру консервативное кино про любовь, еще и ретро, но мне хочется верить, что Академия меняется (тем более там после скандалов двухлетней давности обновили состав) и они смогут всех удивить. Собственно, если любому из четырех фильмов, которые я выше назвал, «Оскара» дадут, это будет по-своему неожиданно.

Выбор: «Дюнкерк» Кристофера Нолана


Фотографии: обложка – Universal Pictures, 1, 4, 6 — UPI, 2, 3 — 20th Century Fox, 5 — Sony Pictures Classics, 7, 8 — Warner Bros.