Евгений Кадомский, основатель сети «Две палочки» и создатель питерского спик-изи-ресторана «Квартира Кости Кройца», открыл во дворах Большой Дмитровки «Зеркало Карлоса Сантоса» — «ресторан в трех действиях, где готовят тебя». Кроме слегка пугающего тизера, в социальных сетях не много информации о проекте — только несколько восторженных отзывов, где «Зеркало…» сравнивают с посещением психотерапевта. На входе у зрителей, которых в группе может быть не более 12, забирают все личные вещи, включая телефоны, и просят не делиться подробностями пережитого (на выходе висит большая вывеска «Пожалуйста, без спойлеров»). От слова «иммерсивный» тут открещиваются, но проект можно назвать именно так. По сути, это и в самом деле ресторан, притом по качеству кухни и продуктов достойный внимания. Попасть туда можно, пройдя лишь сквозь череду испытаний, которую подготовили режиссер Талгат Баталов и драматург Максим Курочкин. В выдающейся команде также театральный художник Ольга Никитина, Александр Мерескин, известный по работе над «Черным русским», и хореограф «Цеха» Александр Андрияшкин.

Пройдя ряд экзистенциальных ловушек на пути к ужину и ощутив легкое недоумение, редактор The Village встретилась с создателем проекта Евгением Кадомским, чтобы узнать, чего он всем этим добивается.

Евгений Кадомский — о себе и своем опыте

Я занимался разными предпринимательскими проектами: в молодости у меня была своя звукозаписывающая студия, мы делали в Питере большие мероприятия и рейвы. После был клуб «Абсент» — 170 квадратных метров в подвале, через которые за ночь проходило иногда по 1 500 человек. Было классное время. И была идеальная площадка для творческого самовыражения, визионерский проект. Потом мы с партнером задумали открыть ресторанчик, а он начал как-то быстро развиваться. Это был ресторан «Две палочки». Надо понимать еще время, когда все это произошло. Японская кухня в тот момент стала в определенном смысле отражением современности. Но мы лишили пространство любых традиционных японских признаков и сделали просто городское кафе с японской кухней. Ну и потом все само пошло — мы открывали один за другим рестораны. Но сейчас я уже четыре года не имею к этой сети никакого отношения.

Я никогда не задумывался о каких-то индустриальных проектах, они вырастали сами, становились массовыми. И тогда автоматически мой интерес к ним пропадал. Мне хочется всегда делать что-то новое. Мне всегда нравились какие-то такие анклавы, пространственно-временные, в которых происходит собственная загадочная жизнь, комьюнити. То, что я делаю, наверное, не для всех.

Несколько лет назад я сделал «Квартиру Кости Кройца». Я считаю, что нужно разговаривать с помещением, оно очень часто все определяет. Ты только гармонизируешь какие-то существующие намерения в пространстве, и тогда все складывается легко. У меня это происходит само, автоматически. С «Костей Кройцем» все само родилось. Кто такой Костя Кройц? Это наш друг, он, в принципе, живет по миру. Он, помог это все организовать. А может, это просто мое альтер эго? Думайте как хотите.

Это вообще мое первое интервью. Даю я его не по доброй воле. У меня есть пара проектов, в которые нужны партнеры, только поэтому я решил, что мне стоит дать интервью. А так я бы не стал. Я просто не чувствую в этом внутренней потребности. Мне больше нравится делать, чем рассказывать.

Кто и как придумал «Зеркало Карлоса Сантоса»

У меня такой подход — я просто вижу и делаю. Так вот и с «Зеркалом…» получилось. Моя знакомая занимается недвижимостью, нашла, говорит, идеальное помещение, чтобы открыть «Квартиру Кости Кройца» в Москве. А мне не хотелось открывать вторую «Квартиру…» или даже какой-то подобный проект вообще. Я и забыл про это ее предложение. А потом оказался в Москве, и она меня сюда просто затащила.

Здесь был офис партии «Справедливая Россия» — такой бесконечный коридор, направо-налево маленькие офисные кубики. Я вышел отсюда вообще без единой мысли, ничего меня не зацепило. А потом сел в «Сапсан», посмотрел в окно, и что-то произошло. Все четыре часа пути я находился в каком-то полубреду. И вышел с абсолютно четкой картинкой «Зеркала…», что это должно быть. Примерно это мы сейчас и видим. Образ был настолько сильный и точный, что я решил его воплотить. И дальше все было в потоке.

Мы с Талгатом тогда делали небольшой проект в Петербурге. (Речь идет об иммерсивном ужине «Декабристы», который проходит в доме Рылеева. Зрители делятся на команды, изучают предложенные факты о декабристах, на основании которых оправдывают или казнят Трубецкого. Продюсером шоу был Александр Мерескин —креативный директор «Черного русского». — Прим. ред.) Я собрал референсную презентацию о «Зеркале…» страниц на 15 и показал ему. Он сказал, что идея безумная и потому интересная. И дальше очень-очень быстро все произошло. Присоединились мои партнеры, драматург Максим Курочкин — гениальный, я считаю. Максим все поймал, сказал тоже, что в достаточной степени странная история, чтобы заинтересоваться. И сразу потом вся команда подобралась, до конца не менялась. Менялись только технические службы.

Кастанеда и Санта-Клаус

До конца не было окончательной картинки, были отдельные 3D-модели, описание пути гостя и сценарий. Все проявлялось в процессе создания. Но задача выкристаллизовалась, и сейчас мне понятно, зачем это, для кого и что с помощью этого опыта люди могут получить.

Мы создали такое пространство, в котором люди могут проверить, там ли они находятся, где хотят быть. Приключенческо-игровая форма позволяет человеку погрузиться в свой внутренний мир, как-то к нему прикоснуться. Понять, а есть ли у тебя вообще желания и мечты? Мы здесь объединяем мечту, желание и цель в одну форму. А потом заставляем проверить направление, тот путь, по которому ты к ней идешь. Кажется, это классно. С одной стороны — сверхцель, с другой — entertainment, приключение.

При этом здесь нет задачи никого никуда погружать. Человек может сам погрузиться ровно настолько, насколько ему в этот момент это нужно и хочется. Мы не хотим залезать никому в голову, но мы не против, если вы залезете в голову сами себе.

«Карлос Сантос» — комбинация Карлоса Кастанеды и Санта-Клауса. Это пацаны, которые нам просто приносят какие-то подарки, которые позволяют нам определиться с направлением движения. И когда мы произнесли вот эту фразу — «„Зеркало Карлоса Сантоса“, ресторан трех действий, где готовят тебя», в ней проявляется внутренний мир. Взаимодействие этих слов, мне кажется, отвечает на все вопросы. Это и ресторан, и не ресторан одновременно.

Зачем спектаклю ресторан

Я ведь всегда занимался какими-то синтетическими жанрами. И, мне кажется, совместный прием пищи — это очень глубокая необходимость на самом деле. Ну а как человек может почувствовать себя, с одной стороны, отдельно, а с другой — вместе со всеми? Как передать свои эмоции? Ведь любые слова можно интерпретировать по-своему.

Идея в это закладывалась достаточно простая. Здесь должен появиться ресторан, на стыке израильской, ближневосточной, средиземноморской традиции. Очень простая понятная еда, первородная: хлеб, оливки, оливковое масло, какие-то овощи. Такие вот прямо из солнца, из мира, когда совсем не было никаких нанотехнологий.

И это сложно. Каждый шеф-повар — это человек, который хочет проявить себя. Мне Руслан (Закиров. — Прим. ред) говорит: «Евгений, очень сложно готовить такую простую еду», а я ему: «Ты представь, что у тебя задача перепридумать ее и сделать ее идеально вкусной в самых простых продуктах». И я считаю, что этот путь он прошел стойко. Действительно, еда простая, но она выразительная и вкусная. Безусловно, дело еще и в продуктах — когда еда простая, продукт должен быть идеальным.

Про окупаемость проекта

Конечно, это и бизнес-идея. Если люди в итоге не заплатят денег достаточно, чтобы проект жил, окупился и заработал, то, значит, нет запроса на такое и, значит, не нужно его делать. Зачем делать проекты для себя?

В мире сейчас очень много подмен, а деньги стабильны и вечны. Как сказал мне один мой приятель, следующий мессия — это тот, кому люди отдадут все деньги. Ну, например, триллионы долларов. Вот как Apple, какая у нее сейчас стоимость? 600–700 миллиардов, кажется… Любовь проходит, как и все в этом мире, но тем не менее Apple максимально приблизилась к этой всеобщей любви. Мир отдал ей максимальное количество своих денег. За идею, созданную Джобсом и всей командой, за эти устройства, которые объединяют нас, которые стали продолжением наших ладоней. Поэтому и здесь я бы тоже ждал энергетического возврата, конечно.

«Зеркало Карлоса Сантоса»

Адрес: ул. Большая Дмитровка, 32

Цена билета с ужином — 6 000 рублей в будни, 7 000 рублей в пятницу и выходные дни

http://zerkalo.in