Альбом Мэгги Роджерс «Heard It in a Past Life» дебютировал на первом месте в чарте самых продаваемых альбомов в США и на втором месте в топ-200 Billboard, будущий американский тур полностью распродан, но есть шанс попасть на концерты в Европе. Мэгги любят музыкальные издания и люди, которые ждут от поп-музыки чуть большего, чем жвачки. Рассказываем, откуда взялась новая исполнительница и почему новый альбом достоин внимания.

Гая Марина Гарбарук

преподаватель сонграйтинга в Moscow Music School и автор телеграм-канала «Задротпоп»

Ее большая карьера началась два года назад с вирусного видео, где Фаррелл Уильямс слушает ее песню «Alaska» и практически плачет, а потом произносит речь о том, насколько услышанное уникально и самобытно. Из обычной студентки Мэгги превратилась в звезду интернета раньше, чем была готова рассказать о себе всему миру, — потому что сама еще не до конца разобралась, кто же она. Потом было несколько успешных клипов, которые она снимала как художница. Короче, дебютного альбома ждали все — и аудитория по всему миру, и индустрия.

Сейчас альбом рекламируют на огромных плазмах на Таймс-сквер, Levi's выпускает именную коллекцию джинсовых курток с бахромой — одним из важных стилистических кодов имиджа Мэгги. Кажется, у нее есть все, о чем может мечтать молодой артист. Но это не история про диджитал-Золушку, которую открыл миру именитый продюсер. Она отвоевала независимость и собственное видение у мейджор-лейблов и аудитории интернета, чтобы представить свою музыку миру на своих условиях и не остаться «девчонкой из видео с Фарреллом».

У Мэгги синестезия. В ее случае эта редкая нейрологическая особенность проявляется «цветным слухом»: разные звуки предстают для нее разными цветами. Когда она готовила пластинку, то сначала сделала мудборд, где выбрала нужные цвета и оттенки, а потом уже стала заниматься треками —и возила мудборд за собой из студии в студию, чтобы в процессе работы не отступить от изначальной идеи.

Пока Мэгги работала как независимый продюсер (она написала песни, спродюсировала их, записала и выложила на Bandcamp), большую часть времени она проводила одна — у себя дома или в студии. На этой пластинке Мэгги впервые работает в команде. Соавтором половины треков стал Грег Кёрстин, работавший над альбомом Адель «25» и сыгравший все партии в ее «Hello». «Falling Water» — это коллаборация с Ростамом Батманглиджем, который играл в Vampire Weekend. Мэгги проснулась посреди ночи и позвонила ему, решив, что у песни должна быть вторая часть, контрастная по ритму.

Мэгги прячет в продакшен звуки крыльев птиц, змей, даже звук падающего дерева, чтобы подчеркнуть басовую линию в «On+Off». Можно сказать, что это альтернативное R’n’B образца 2019 года — с корнями в фолк-музыке и электронике. Посередине альбома запрятана «Past Life», частично давшая название всей пластинке, — баллада, которую Мэгги поет одна под фортепиано. Это ее сольная работа, без соавторов и саунд-продюсеров. Песню можно назвать метафорой того, что в центре работы находится сама Мэгги, чей опыт и музыкальное видение первостепенны в этой пластинке.

Мэгги Роджерс родилась в городке на 16 тысяч жителей в штате Мэриленд, у Чесапикского залива. Мама, бывшая медсестра онкоотделения, работает «доулой смерти»: помогает умирающим и их родным пережить последние месяцы и дни. Отец владеет автомобильным салоном. У Мэгги также есть старшая сестра и младший брат. Хоть семья не имеет отношения к музыке, родные всегда поддерживали ее стремления. В семь лет она упросила родителей заниматься арфой — дорога занимала час в одну сторону, и в машине мама ставила Эрику Баду и Cranberries. Также она брала уроки фортепиано и называет Вивальди и классическую музыку в целом в качестве ранних источников вдохновения. Потом Мэгги самостоятельно освоила гитару и банджо — одолжив инструмент у соседа по общежитию в частной школе-интернате. С восьми лет она каждое лето ходила в походы с лагерем, куда пускали только девочек. Горы, лес, озера, природа и свежий воздух — важная часть ДНК Мэгги как человека и как музыканта. Став постарше, она продолжала работать в том же лагере вожатой. Именно там в 14 лет она написала первую песню и переборола страх выступать в одиночку перед большим количеством людей.

В 17 Мэгги победила в конкурсе сонграйтинга на летней программе университета Беркли, главной современной институции в области поп-музыки, и окончательно поняла, что хочет заниматься музыкой профессионально. Она вернулась домой, переоборудовала чулан в студию и записала свой первый EP.

Благодаря этим трекам Мэгги принимают в Нью-Йоркский университет, в институт музыкальных записей Клайва Дэвиса — престижную программу при Школе искусств Тиш. Программа устроена таким образом, чтобы выпускники не просто сочиняли собственный материал, но становились предпринимателями в сфере музыки и комфортно чувствовали себя на пересечении искусства, бизнеса и технологий, были визионерами, инноваторами и стратегами. Карьера Мэгги — лучший шоукейс того, что это работает.

На первом курсе Мэгги была «девочкой с банджо» — фолк-артисткой, уверенным сонграйтером, которая пишет хорошие мелодии и тексты. Пока остальные студенты постигали искусство покупки алкоголя, будучи несовершеннолетними, Мэгги вкладывалась в свое ремесло — сколотила с однокурсником группу, с которой они и без того при плотном учебном расписании репетировали в будни и играли концерты по выходным. На летних каникулах она отправилась на Аляску в хайкинг-поход на месяц, где записывала звуки природы. Выпустила еще один EP фолк-песен и внезапно вошла в творческий кризис, который продолжался больше двух лет.

Будучи неспособной писать музыку, Мэгги параллельно занялась журналистикой, вынашивая запасной карьерный план (помимо music production, основной учебной дисциплиной у нее был английский язык). На третьем курсе она уехала в Европу, изучала жизнь в Париже и Берлине, где прониклась танцевальной музыкой и вдохновилась идеей делать то, подо что захотят танцевать ее сверстники. «Ведь людям в первобытные времена было достаточно костра, чтобы стучать палками и превращать это в бит, — говорит она Фарреллу. — Я снова стала создавать музыку буквально пару месяцев назад и теперь не могу остановиться. Хочу совмещать присущую фолку образность и гармонию, звуки природы, которые записывала в хайкинг-турах последние пару лет, с танцевальной музыкой». После этих слов начинает звучать не до конца доделанный трек «Alaska», который Мэгги с напарником придумали за 15 минут за несколько дней до этого.

Когда 1 июня кто-то залил видео с мастер-класса на Reddit, и Мэгги проснулась знаменитой, она только съехала с квартиры, где жила во время учебы в Нью-Йорке, и вернулась на лето к родителям. Накануне подписала контракт с менеджмент-компанией, чтобы правильно вести себя в переговорах с лейблами. Поскольку выпускной проект в институте включал в себя и новый EP, и тритменты видеоклипов, таймлайн активностей и бизнес-план, включая потенциальные коллаборации с брендами (и даже эскизы мерчендайза), то на встречи 22-летняя девушка приходила во всеоружии. То самое видео, безусловно, дало ей преимущество и больше уверенности в себе, необходимой для того, чтобы настаивать на своем. Так, творческий контроль остался полностью за Мэгги. Она зарегистрировала собственную компанию, которая лицензирует ее музыку: все фонограммы принадлежат артистке, а это важный актив в бизнесе музыканта наравне с авторскими правами на песни.

Во главе угла феномена Мэгги Роджерс лежит честность, аутентичность и характер. Наравне c оригинальностью — то самое неуловимое нечто, что можно называть Х-фактором: наличие внутреннего содержания и смелость предстать перед аудиторией во всей своей уязвимости.


Фотографии: обложка — Capitol Records, 1 — Olivia Bee / Capitol Records