Тема 13-го по счету фестиваля «Архстояние», который в этом году проходит  с 27 по 29 июля, — «Со-Здание». В привычной локации команда фестиваля продолжит исследовать тему жизненного пространства и ежедневных ритуалов. Много новых арт-объектов ждать не стоит: появится всего один, зато какой — «Виллу ПО-2» построит архитектор Александр Бродский, автор «Ротонды», ставшей неофициальным символом «Николы-Ленивца». Вокруг сооружения из старых бетонных плит развернется основное представление: трехдневный не то спектакль, не то квест покажут десятки перформеров, актеров, художников и саунд-дизайнеров.

Накануне старта фестиваля The Village спросил постоянных посетителей парка «Никола-Ленивец» о том, как они впервые здесь оказались и как менялись их ощущения от места.


Алексей Козырь

архитектор

Когда я впервые попал в парк «Никола-Ленивец», то сразу собрался уехать домой. Но по пути встретил друзей, вернулся с ними и сам не заметил, как завис на сутки. Раньше фестиваль «Архстояние» был камерным, и ты постоянно набредал на новый укромный уголок, где можно было укрыться от суеты. Сейчас таких мест все меньше, например мой объект «Землянка». За несколько лет она заросла травой, сейчас ее не так просто различить в этом ландшафте. Но когда находишь ее и забираешься внутрь, она все такая же уютная, идеальное место для медитации. Сегодня «Никола-Ленивец» — популярное место, которое любят многие. Парк переживает новый этап развития, и это неизбежность, с которой нужно смириться.


Федор Елютин

импресарио, продюсер проектов Remote Moscow, «Твоя игра», Cargo Moscow, «Кандидат», £¥€$ («Ложь») и других

Впервые на «Архстояние» я попал три года назад, меня позвала подруга. Мы приехали ночью и поставили палатку непонятно где и как, а на утро оказалось, что моим ближайшим соседом в кемпинге был мой друг Петр Иванов из агентства Departament. Мы позавтракали в кафе на пруду, взяли велики и поехали кататься по «Николе-Ленивцу». А ночью произошло странное. Я шел в палатку, но заблудился в лесу и забрел в какую-то чащу. Из кустов отчетливо шептали: «Чашка смерти, чашка смерти». Иду дальше — текст продолжается, но уже неразборчиво. Меня это сильно напугало. Постарался побыстрее уйти оттуда. А утром я нашел тот овраг: оказалось, что это инсталляция аудиохудожника. Я даже нашел микроколонки, из которых идет звук.

«Архстояние» — место не про грусть и негатив. Это удивительная локация и потрясающая затея: арт-объекты, которые стоят просто in the middle of nowhere, и каждый год к ним добавляются новые. Классный план — приезжать сюда в пятницу и оставаться на выходные, чтобы просто погулять. Это, определенно, место силы и вдохновения — природное, без ГМО. Поэтому всем иностранцам, приезжающим в Россию, всем режиссерам, с которыми работаю, я рекомендую съездить туда хотя бы раз. В этом году я не еду, остаюсь в Москве ставить спектакли и плакать.

Александр Острогорский

Преподаватель Московской архитектурной школы МАРШ

Первый раз на «Архстояние» я попал поздно, всего года четыре назад. То казалось, что это архитектурная МАРХИшная тусовка и я буду чужим, то не хотелось ночевать в поле, то не было времени. Когда я наконец приехал, я почему-то уже знал многие объекты. И все равно был поражен масштабами сложившегося ансамбля и связью некоторых из них с пространством. В первую очередь это «Ротонда», которую я считаю вообще одним из самых важных архитектурных произведений, созданных с 1990-х по наши дни.

Это самое сложное в «Архстоянии» — так точно выбрать площадку, масштаб, угол поворота, материал, чтобы, с одной стороны, казалось, что объект полностью принадлежит месту, был тут всегда, а с другой — не сливался с природой, а «разговаривал» с ней. Там, где это удалось, особенно грустно осознавать, что в городе ничего подобного при всех возможностях, которые давал экономический рост, сделать не получилось.


Юлия Бычкова

куратор фестиваля «Архстояние»

Я работаю над «Архстоянием» с самого начала. За это время накопилось много историй. В 2008 году мы делали фестиваль на воде — «Ноев ковчег». Тогда мы обдумывали тему глобального потепления и предложили архитекторам придумать новые модели домов. Они построили пять плавающих арт-объектов, на которых мы сплавлялись по Угре. В пути мы встретили много животных, даже лоси перекрывали нам путь. А когда плоты были на мели, участники прыгали в воду и помогали их вытащить. После мы попали в сильный дождь: как назовешь фестиваль, так он и пойдет. Это одна из самых романтичных историй в моей жизни.

Также мы делали прекрасный перформанс — зажгли 100 костров в поле. Сначала было прохладно, и все обволакивал туман. Но моментально стало очень жарко. И тогда я подумала: вот оно, современное искусство, прямо перед нами.

Милена Орлова

журналист, главный редактор русской версии издания об искусстве The Art Newspaper Russia

Раньше я ездила на «Архстояние» каждый год, но последний раз была несколько лет назад и застала «Вселенский разум». Я получила настолько сильные впечатления от поездок, что ездить на новые фестивали уже не хочется: я примерно понимаю, что увижу. Больше всего поразили «Маяк на Угре», «Медиабашня» и сооружения Николая Полисского.

Однажды я привезла в «Архстояние» своих родственников, они давно мечтали здесь побывать. Ночью Полисский должен был зажечь «Гиперболоидную градирню» — арт-объект, сплетенный из лозы. Мы поехали на машине с двумя собаками, ужасно устали и после заселения решили полчаса поспать до сожжения. В итоге мы проспали, но все равно были счастливы. Родственники ощутили бешеный восторг от самого фестиваля. Они к современному искусству не очень, но здесь боготворили природу, подчеркнутую арт-объектами.

В Николае (Полисском. — Прим. ред.) я вижу идеальный вариант человека, который осуществил в своей жизни главную историю, — и это вдохновляет. На первый взгляд кажется, что художник валял дурака и лепил снеговиков. Но он превратил красивое и заброшенное место в нечто уникальное. Я представляю, сколько труда и сил вложено в «Архстояние». Понимаю, что там работает целая команда, но Николай олицетворяет это место лично для меня. Хотелось бы, чтобы его знали как русского художника-суперзвезду.


Алиса Прудникова

комиссар Уральской индустриальной биеннале

Я стала фанатом «Архстояния» сравнительно недавно: езжу на фестиваль и его детскую версию последние два года. Мне сложно сравнивать прошлое и настоящее, но все-таки это невероятный российский феномен — существование этого места, такая организация этого пространства. «Никола-Ленивец» — знаковый пример того, как можно развивать такие территории. Мой самый любимый объект — «Функциональное мычание». Примитивная форма, которая потрясающе осмыслена, настоящий концептуальный жест. Этот объект дает мне внутреннее вдохновение. Когда мы делаем биеннале и нужно оставить какой-то ready-made в пространстве экспозиции, я мыслями возвращаюсь к «Мычанию» и обретаю уверенность, что все делаю правильно.



Фотографии: обложка, 1 – Маша Х / Nikola Lenivets, 2 – Марк Боярский / Nikola Lenivets