3 октября в музее имени Пушкина открывается вторая часть выставки «Шедевры живописи и гравюры эпохи Эдо»: 135 работ, которые до этого не показывались в России. Эдо — старое название Токио, давшее название 260-летней эпохе мира в Японии, во время которой произошел расцвет городской культуры. По просьбе The Village Яна Сидорова составила гид по главным героям эпохи: актерам театра кабуки, сумоистам, фантастическим существам, самураям, куртизанкам и непосредственно городским жителям.

Текст

Яна Сидорова

Утагава Кунисада. Приношения голодным духам в храме 500 архатов Ракандзи. Около 1819-1921 (2й - 4й годы Бунсэй). Музей изобразительных искусств города Тиба
Утагава Кунисада. 26й день 7го месяца в Сусаки 1819-1821 (2й и 4й годы Бунсэй). Музей изобразительных искусств города Тиба

Городские жители

Эпоха стала периодом расцвета городской культуры, в первую очередь в столице — Эдо. В бывшей небольшой рыбацкой деревеньке начала активно развиваться тиражная графика: заказывать предметы искусства теперь могли не только богатые аристократы, знатные самураи, духовенство, но и состоятельные торговцы. Привлекательность таких работ для горожан объяснялась еще и тем, что их жизнь становилась сюжетом для произведений. Большая часть работ школы гравюр укиё-э показывает жизнь простых жителей, их повседневные занятия, ритуалы и развлечения. Героями оказываются актеры кабуки, известные красавицы, ремесленники, борцы сумо и торговцы.

Развлечения и праздники часто становятся темой для многих произведений укиё-э. В эпоху Эдо жизнь людей более стабильная, после длительных войн воцаряется мир. На горизонтальном свитке Хисикавы Моронобу «Люди бренного мира» мы видим горожан, собирающихся на ежегодное любование цветением сакуры в районе Уэно. Это было традиционное и очень популярное место для отдыха.

Хисикава Моронобу, приписывается. Люди бренного мира. Свиток первый. Токийский национальный музей
Окумура Тосинобу. Торговец веерами. Токийский национальный музей

На некоторых гравюрах образы торговцев веерами, роли которых даже исполняли в театре кабуки. Вот, например, работа Окумуры Тосинобу, на которой торговец продает с лотка различные веера, на каждом из которых изображен личный герб или портрет популярного актера.

Некоторые жанровые сценки словно заимствованы из частной жизни простых людей. Художник Судзуки Харунобу любил создавать сюжеты с влюбленными. На гравюре «На веранде» он изображает женщину, которая нашептывает что-то молодому мужчине, при этом касаясь его запястья.

Частную жизнь изображает на гравюрах и Утагава Кунисада, художник конца эпохи Эдо. На одной — женщина, кормящая грудью своего ребенка под москитной сеткой, на другой мать купает ребенка в ванне. Все они очень соотнесены с ежегодными календарными обрядами, проводившимися в Эдо. На каждой гравюре на стене комнаты висит картинка с обрядом: на одной — приношение голодным духам в храме, которое соотносится с кормлением грудью; на другой празднование ежегодного появления в 26-ю ночь седьмого месяца над морем лунного серпа соотносится со сценой купания ребенка.

Тосюсай Сяраку. Актёр Араси Рюдзо в роли ростовщика Исибэ Кинкити. 1794. Токийский национальный музей. Особо ценный объект культуры
Кацукава Сюнко. Актер Итикава Комадзо III в роли Тайра Мунэмори. 1788. Токийский национальный музей

Актеры театра кабуки

Распространенный персонаж гравюр укиё-э — это актер театра кабуки (буквальный перевод с японского — «песня, танец, мастерство»). Этот театр был одним из самых популярных развлечений в эпоху Эдо. Многим актерам их роли приносили громкую славу, а их образы появлялись на гравюрах.

В кабуки, как и во многих традиционных театрах, существуют устоявшиеся амплуа, которые, в свою очередь, делятся на подвиды в соответствии с особенностями образа. Добрый персонаж татияку, главный герой, был сильный, умный и красивый; злодей катакияку совершал подлые поступки и был врагом положительного персонажа; женский персонаж оннагата мог быть прекрасной девушкой, хитрой, воинственной, роковой женщиной или старухой. Также были и второстепенные персонажи, такие как ребенок кояку, которого зачастую играли дети самих актеров; персонаж, схожий с героем-шутом западной театральной традиции, докэката — смешной дурачок. У каждого героя был характерный сложный костюм и грим. 73 (Кацукава Сюнсё Актер Итикава Дандзюро V в своей гримерной. Токийский национальный музей)

Кацукава Сюнсё. Актер Итикава Дандзюро V в своей гримерной. Токийский национальный музей

Все роли в постановках исполняли исключительно мужчины, при этом основательницей кабуки была девушка Идзумо-но Окуни, жрица храма Идзумо в Киото. Она положила начало театру тем, что начала исполнять религиозные танцы нэмбуцу-одори в пересохшем русле реки неподалеку от Киото и в городе. Со временем ее представления развивались: к танцу добавлялась музыка, танцевальные сцены с элементами театра и более сложная драматургия. Правительству очень не нравилось, как актеры влияют на нравы горожан из-за того, что многие труппы кабуки состояли из куртизанок, которые плели всевозможные интриги. В 1629 году, во время правления третьего сёгуна, женский театр кабуки был полностью запрещен. С этого времени появляется все больше мужских трупп, и театр становится полностью мужским.

На гравюрах многие из актеров находятся в характерных, говорящих позах. Вот, например, герой работы Тосюрая Сяраку актер Араси Рюдзо изображен в кульминационной сцене, поэтому его глаза так необычно скошены.

На триптихе Тории Киёнаги, который специализировался на изображении членов трупп кабуки, изображен пикник, который устроили актеры на прогулочной лодке. На ней присутствуют важные актеры своего времени: Мацумото Косиро IV, Савамура Содзюро III. Примечательно, что Иваи Кумэсабуро, всегда исполнявший женские роли, изображен в женском костюме и гриме.

Китагава Утамаро. Час дракона. Токийский национальный музей. Особо ценный объект культуры
Кэйсай Эйсэн. Станция Гою. Нанахито из дома Сугатаэбия. 1825. Музей изобразительных искусств города Тиба

Куртизанки

Культура развлечений была важной частью жизни горожан: это компенсировало отсутствие свободы в других областях жизни. Существовали так называемые плохие места — акусё, в которых находились дома куртизанок. Также популярными были легализованные кварталы юкаку, где находились дома секс-работниц. В отличие от гейш, куртизанки, которые назывались юдзё («женщины для удовольствия»), могли оказывать телесные услуги и делились на ранги. К высшему рангу относились таю и ойран. Ойран должны быть владеть хорошими манерами, слагать стихи, музицировать, танцевать и уметь поддерживать беседу. Ойран были законодательницами моды того времени. Эффектные, броские образы рождались из желания привлечь внимание клиентов. Ойран обладали личной свитой, включая служанок камуро, в сопровождении которых они появлялись на улицах города.

Утагава Кунисада. Куртизанки Аидзомэ, Мияби и Аинарэ из заведения Кадо-эбия. Около 1830. ГМИИ им. А. С. Пушкина

Ойран и таю, недоступные для простых граждан, вдохновляли художников: их изображения были отдельным жанром бидзинга, в котором работали почти все художники школы гравюры укиё-э. Юдзё на изображениях можно легко узнать по поясу оби, который они характерно завязывали спереди кимоно. Каждый художник отчасти привносил свое видение в образы красавиц. Например, в работах Окумуры Масанобу идеальные женщины изображаются немного полноватыми, а у Тории Киёнаги и Тёбунсая Эйси — стройными, элегантными девушками аристократического вида.

Тёбунсай Эйси. Игра в волан. Государственный музей Востока
Кацукава Сюнсё. Борцы сумо Кадзигахама и Сэкиното и судья Кимура Сёносукэ. 1784 (4й год Тэммэй). Токийский национальный музей

Сумоисты

Кацукава Сюнко. Борцы сумо Таникадзэ, Эдогасаки и Касивадо. Токийский национальный музей

Сумо было делом отчасти благотворительным, поскольку деньги, собранные с поединков, шли на нужды монастырей и храмов. Бои сумоистов были так же популярны в народе, как театр кабуки и веселые кварталы. Поэтому изображения борцов в динамике с подчеркнуто напряженными мышцами, как будто пойманных в моменте борьбы, были очень распространены. (76) Пик популярности изображения сумоистов пришелся на 80-е годы XVIII века.

Художники в то время начали изображать борцов, добавляя больше индивидуальных черт, хотя раньше лица героев были очень похожи. В этих изображениях сумоистов важны были не портретные характеристики, а особенности телосложения.

Огата Корин. Бог ветра и бог грома. Токийский национальный музей
Огата Корин. Бог ветра и бог грома. Токийский национальный музей

Фантастические существа

Многие важные для японской культуры персонажи пришли из китайской мифологии. На знаменитой ширме Огаты Корина «Бог ветра и бог грома» бог ветра, или Фудзин, изображен на правой части держащим над собой белый мешок, из которого он выпускает ветер. Бог грома, или Райдзин, изображен на левой части ширмы. Он бьет в священные барабаны, чем вызывает раскаты грома. Первоначало демонические существа (о чем говорят в том числе их клыки) Фудзин и Райдзин были повержены, затем раскаялись и встали на сторону добра. Они часто изображаются вместе как олицетворение могучих сил природы.


Еще один сюжет — на гравюре Куниёси, где изображен мальчик-силач Саката Кайдомару, или Кинтаро, который держит огромную рыбу. Мальчик был рожден горной ведьмой Ямаубой, с самого детства рос в лесу среди диких животных и обладал необычайной физической силой. Позже он стал верным сподвижником знаменитого полководца Минамото-но Ёримицу, который взял его в личную охрану. Сила мальчика подчеркивается и изображением карпа, который в дальневосточной традиции символизирует стойкость и преодоление препятствий, поскольку может двигаться против течения.

Утагава Куниёси. Саката Кайдомару. Около 1836 (7й год Тэмпо). Государственный музей Востока

Самураи

В эпоху Эдо реальная власть принадлежала не императору, а сёгунам клана Токугава. Самураи относились к одному из четырех сословий (торговцы, ремесленники, крестьяне) и имели собственные ранги. Хотя самурайство и было наследственным, существовала относительная свобода в движении по карьерной лестнице, и можно было дослужиться до приближенного к сёгунату.

Работа художника Ватанабэ Кадзана «Портрет Таками Сэнсэки» имеет статус национального сокровища. На свитке изображен знатный самурай Таками Сэнсэки, который жил в городе Эдо. Его одежда — парадное самурайское облачение и самурайский головной убор. Любопытно, что портрет самурая здесь не идеализированный образ, а вполне реалистичный: изображены даже его морщины и родинка над губой.

Ватанабэ Кадзан. Портрет Таками Сэнсэки. 1837. Токийский национальный музей. Национальное сокровище

Фотографии: Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина