Валерий Сюткин — о Хитровке, Билли Айлиш и футболе Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах и о себе

Валерий Сюткин — о Хитровке, Билли Айлиш и футболе

Валерий Сюткин — человек деловой. Прямо во время интервью у него звонит телефон. Предлагают концерт. «Можем и Пугачеву сыграть, и кого угодно. Все главные хиты. Три песни? Ну, это тысяч 700. Дешевле не выйдет — иначе нам нет смысла ехать», — с искринкой в глазах отвечает Сюткин. До интервью он провел в том же ресторане на Чистопрудном бульваре еще одну встречу — обсуждал аранжировки. После — почти сразу умчался по делам (так что виды Хитровки пришлось снимать уже без него). Само интервью пытался совместить с завтраком. Не вышло — яичницу в ресторане «Шатер» подают лишь по выходным.

Несмотря на возраст (в 2018 году бывший фронтмен группы «Браво» разменял седьмой десяток), Сюткин невероятно сильно стремится к успеху, в том числе финансовому. Если многие коллеги по цеху либо отошли от дел, либо занимаются сторонними вещами, Валерий пашет как лошадь, раздавая концерты и интервью. В этом отношении к делу есть что-то от протестантской этики: писать хиты — это тоже работа.

Цинизм шоу-бизнеса Сюткину, впрочем, удается совмещать с образом хорошего парня. Про это у него есть весьма показательная песня «Вверх и вниз» с первого сольного альбома: «Не лезь на самый верх, не опускайся вниз, всего на свете не успеть». Сюткин прагматичен — он давно нашел образ и нишу и умело их использует почти 30 летСюткин выступает за все хорошее и против всего плохого. Несмотря на это, сложно обвинить Валерия Миладовича в неискренности. Раз писать хиты — это работа, то почему нельзя работать душевным человеком?

Мы встретились с Валерием Сюткиным на Чистых прудах — в паре дворов от дома, где он живет сейчас, и в одном бульваре от дома, в котором родился. Мы поговорили о детстве на Хитровке, Майлзе Дэвисе и о том, похорошела ли Москва при Сергее Семеновиче.

Фото- и видеосъемка

Ольга Воробьева

Текст

Паша Яблонский

Редактор

Лев Левченко

Ресторан «Шатер»

Детство на Чистых прудах

Это моя родина. Я родился в доме на пересечении Яузского и Покровского бульваров с улицей Воронцово Поле, Подколокольным переулком. На крыльце дома до сих пор стоят две статуи: мужчина с отбойным молотком и женщина с ружьем. В детстве казалось: «Как так — женщина с ружьем, это ведь мы должны охранять». Забавно. Здесь, на Хитровке, прошло все мое детство. Папа мой был военный преподаватель, но росли мы на улице.

У нас, конечно, были разные группировки: хитровские, чистопрудные, таганские, ильинские. Разборки были серьезные — район на район. Лет с 13–14 по территориальному признаку тебе могли физиономию отбить после неправильного ответа на вопрос: «Откуда?» Меня спасало то, что я был музыкантом — играл в группе «Возбужденная реальность». Глупо бить человека, который тебя развлекает, так что меня не трогали. Я даже выступал миротворцем — Шиндлером, извините за сравнение.

Все мои друзья из английской спецшколы были с еврейскими фамилиями: Цимлер, Циблер, Сережка Миров. В моем классе были два второгодника 1957 года рождения. Когда вам 13, а кому-то рядом 15 — это огромная разница. Они физически были на две головы выше, плюс это была самая отпетая шпана, у их отцов было по три-четыре ходки, это были блатные монстры. Одного из них звали Муха, и он бил всех. Я на правах музыканта мог сказать: «Это мои, этих не трогать». И их оставляли в покое.

Большой Трехсвятительский переулок
Школа

С группой мы играли в клубе ЖЭКа № 9. На самом деле это просто жилой дом с залом внизу — туда ребята со всех окрестных районов каждую неделю приходили на танцы. Все это бесплатно — народу полно, люди внутри как селедки в бочке. Сами мы играли в майках и шортах, потому что очень жарко. Пытались играть The Beatles, Led Zeppelin, Deep Purple — в 1972–1973 годах такое еще не запрещали, но было, конечно, сложно. Мы всегда говорили, что мы не можем как The Beatles — у них же аппаратура Vox, а мы на КинАпах (советская акустическая система. — Прим. ред.). Потом выяснилось, что дело не в усилителях и не в гитарах.

Инструменты выпиливали сами — купить их было нельзя. Немецкие гитары очень дефицитные, наши — отвратительные, чешские — очень дорогие. Jolana стоила 405 рублей, немецкая Musima — 130, дешевле, но ее не взять. На черном рынке их продавали вдвое дороже. Так что я выпиливал скрипочку, как у Пола Маккартни — знаменитый хофнеровский бас. Вытачиваешь форму из ДСП, потом приспосабливаешь гриф от убитой бас-гитары

Дом, где родился Валерий Сюткин: угол Подколокольного переулка и Яузского бульвара

Театр и футбол

С тусовками было очень тяжело. Клуб-то один на несколько районов. Аж с Таганки люди приезжали. Так что большую часть времени проводили на улице: зимой все в хоккее, летом — в футболе. Часто собирались по подъездам. Дальше на Сретенку мы уже не совались — там сретенские, это далеко. Все заканчивалось на метро «Кировская», ныне «Чистые пруды». Там круг трамвайный, около памятника Грибоедову. Трамваи ходят те же: А, 3, 39.

Ходили, бывало, в кино: в «Аврору», она вот здесь, где моя школа. Чуть реже в «Иллюзион», что в высотке. Но чаще всего в «Колизей» — это ныне театр «Современник». В «Современник» он превратился после того, как в середине 70-х переехал с «Маяковской» в это здание. Волчек, Ефремов, Табаков, Кваша — вся знаменитая команда сюда перевелась. Я школу окончил в 1975-м, это было под конец. В театр тогда было не попасть вообще. Символично, что я праздновал 60-летие прямо в театре на Малой сцене — дружба с Волчек принесла свои плоды. В любом случае в 14–15 лет все занимал рок-н-ролл. Гораздо позже я, конечно, стал ходить в театр — в тот же Театр сатиры. Там играли все артисты из «Кабачка „13 стульев“»: Андрей Миронов, Зелинская, Папанов — величайший актер, Ширвиндт.

Футбол был такой: мы играли прямо во дворе, где я жил, на асфальте — даже коробки не было. Одни ворота — половинка, которой закрывался двор, другие — вход в детский парк. Пешеходы мешали. Тем не менее мы даже делали какую-то форму. На днях в другой мир ушел великий актер Кирк Дуглас, отец Майкла Дугласа. Он играл главную роль в фильме «Спартак». Когда я посмотрел его в 1965 году, папа болел за ЦСКА. Я подумал, что неплохо составить отцу конкуренцию. Так что я болел за «Спартак» и играл на позиции Хусаинова, 11-й номер — это был крайний нападающий «Спартака», когда мне было семь лет. Я недотягивал до центрального по технике — не Герд Мюллер из немецкой команды тех лет, 13-й номер. Еще у меня был другой кумир — пижон Северной Ирландии, звали его Джордж Бест. Такие были кумиры. Я во все играл прилично: в баскетбол, футбол, хоккей. На уровне юношеского разряда.

Двор «дома с фигурами» (голосовский дом на Яузском бульваре) — район Хитровской площади
Двор «дома с фигурами» (голосовский дом на Яузском бульваре) — район Хитровской площади

Футбол я смотрю и сейчас. Горжусь последним чемпионством, которые мы взяли после такой паузы, горжусь, что оказался полезен команде, когда спел «Лучший город Земли». Это можно найти в инете. С инициативной группой болельщиков, фан-клубом. Они сейчас поют на трибунах песню, а я когда-то ее с самим Магомаевым пел. Здорово, когда 20 тысяч глоток поют: «Песня плывет…» Я напел урок, как это правильно петь.

Но я не стадионный болельщик. Я летал один раз на финал Лиги чемпионов на «Сан-Сиро», матч «Атлетико» — «Реал». Выход со стадиона меня убил — два часа. Ты в промзону выходишь и идешь стадом куда-то до первых такси или метро. Кошмар. Это дело любить надо, а мне больше нравится в клубе с друзьями, под тортик и бокальчик поднять.

У меня недалеко от дома есть бар «Лига пап» — со стойкой, которая имитирует трибуну, а перед ней большой экран. Здесь был штаб болельщиков «Челси». В 2008 году мы с другом пришли сюда смотреть финал Лиги чемпионов и болели, конечно, за «Манчестер». Тогда была серия пенальти, «Челси» должен был забить — и победа их. Но Джон Терри промазал, «Манчестер» отыгрался и взял кубок. Это было круто. Мы вдвоем с другом стали орать гимны «Манчестера». Я думал, нас отмутузят.

Театр «Современник»

Камин и винил

Сейчас я живу здесь же. Загородного дома или дачи у меня нет. Жена моя, правда, рижанка, так что мы часто летаем в домик в Юрмале. Желания переезжать в места потише нет, я всегда люблю быть в гуще событий. Какое-то время я жил в Крылатском, но новостройка — это не мое. Панельные дома — тоже не мое, не люблю жить с низким потолком. Мне по душе старые дома, как тот, в котором я живу сейчас, — он, кажется, 1900 года. У нас четыре метра потолок. Есть действующий камин, хоть я его и не топлю. В старых кирпичных домах просто дышится по-другому, в отличие от бетонных.

Театр «Современник»

Я вообще не люблю хай-тек, минимализм — музыку стараюсь слушать с винила. Хотя большой акустической системы нет — только маленькая маршаловская колонка. Года три-четыре назад у меня рванули наушники и вся усилительная система. Я смотрел разные фирмы — Banger & Olufsen, Loewe, Bose… Но они все для цифровой музыки. У винила же должен быть хруст и резиновый бас — у Marshall как раз ламповый звук, с ним винил женится. А сабвуферы я и вовсе ненавижу. Проигрыватель у меня Yellow Submarine, в виде подводной лодки — это дети мне подарили. Но слушаю винил я не так часто, да и коллекция у меня не такая большая — битлы, Синатра, «Земля, ветер, огонь» (американская группа Earth, Wind & Fire. — Прим. ред.), Jamiroquai. В остальное время могу просто радио Jazz послушать.

Хитровская площадь

Жизнь на Покровке

В целом моя жизнь проходит в центре — я ни разу не был во многих спальных районах. Иногда проезжаю их, конечно, когда выезжаю из города: Первомайка, Черкизово — знаменитые районы. Но так в них почти никогда не оказываюсь.

На Чистых же мне все до сих пор знакомо — вот дом, в котором жил Георгий Данелия. Здесь живет Юрий Рост до сих пор. Владимир Кара-Мурза, который недавно, к сожалению, в другое измерение ушел, тоже здесь жил. Еще у меня есть один друг, с которым мы выросли во дворе. Мы ходили с ним в один детский сад, наши бабушки дружили. Сейчас его родителей уже нет, мой папа тоже в другом измерении — осталась лишь мама моя из всех, кто нас объединял. Но мы все равно общаемся до сих пор. Вот у него день рождения был позавчера. Мы, сидя на Чистых в маленьком итальянском ресторанчике, выпивали за его здоровье — что может быть лучше! Но он один такой друг. Остальные уже за счет музыки, и их немного. Много приятелей и знакомых. Но дружба, как написал Олег Митяев, «понятие круглосюточное» — так я был увековечен в его песне. Так что настоящих друзей не так много — по большому счету из района он остался один. Нам по 62 года — ему исполнилось только что, мне будет в марте.

Конечно, сейчас Чистые пруды и Покровка — район тусовый. Я слышал про «Яму», но лично мне она особо не мешает — мне повезло, я живу в глухом дворе, окна выходят в переулок. Но в целом это нелогично — если рядом с шумными местами есть жилые дома, надо что-то придумывать. Ну, либо делать,  как в Гамбурге, ярко выраженный Репербан (один из главных очагов ночной жизни в городе. — Прим. ред.). Конечно, и на наших бульварах по вечерам встречается гуляющая молодежь — из того же Crazy Daisy. Но я, к счастью, через нее не прохожу — подъезжаю к подъезду на Uber и выхожу.

Конечно, Москва поменялась. Ведь объективно у нас не было в детстве ничего. Если высаживали цветы на клумбах, их обрывали в ту же ночь. Лампочки воровали, выковыривали красивые кусочки асфальта… Была пословица «Покажи, что ты несешь, и я скажу, где ты работаешь». Всюду какое-то мелкое воровство. Такой красивой Москва, как сегодня, не была никогда. В чем-то мы даже обгоняем европейские города — у нас одна из самых лучших электронных систем, начиная с парковки и проката.

«Иллюзион»
«Иллюзион»

У каждого поколения должна быть своя музыка

По музыке я человек 50-х, 60-х. Я должен был родиться в семье приближенных к партноменклатуре, театральной богеме, а Чистые — это «Современник». Я парень с Чистых прудов, это даже в музыке слышно. Утесов и Бернес — это, скорее, Одесса, Бабаджанян был с ярко выраженными армянскими корнями, Магомаев — с азербайджанскими. В этом и прелесть СССР — в миксе. Не могу вам сказать, что я в доску московский — у меня все-таки не все песни о Москве. Но было бы приятно считаться самым московским.

Современную музыку я особо не слушаю — только то, что на радио долетает. Последнее мое мировое открытие — Jamiroquai. Это ламповый Стиви Уандер, которого поженили с продвинутым фанком. Но вот недавно я и пел — вместе с Антоном Беляевым в его проекте Lab. Там песня «7 000 над землей» и песня Монеточки. Мы долго все это делали, возились, как Алан Парсонс — с первой пластинкой Pink Floyd (на самом деле Парсонс записывал восьмой альбом Pink Floyd «The Dark Side of the Moon». — Прим. ред.).

Российский же контекст мне нравится, хоть я в нем и не очень разбираюсь. Я понимаю даже отечественных рэперов и стараюсь не брюзжать — у каждого поколения должна быть своя музыка. Впрочем, и у молодежи приветствуется, когда музыкант глубоко ныряет в первоисточники. Ведь не было бы Franz Ferdinand и Oasis, если бы их лидеры не любили битлов — я уже не говорю про Electric Light Orchestra. Вы должны знать, кто первый. В том, что я играю, первыми были Элвис Пресли, Литл Ричард, Фэтс Домино. Даже The Beatles уже на них выросли. The Rolling Stones стоят на Мадди Уотерсе, Бадди Гае. Не было бы Кита Ричардса без них. Так и Сюткина не было бы, если бы он не катался здесь на коньках и не слышал «Шагает солнце по бульварам» — так Муслим Магометыч пел — или «Человек из дома вышел» Эдуард Хиля.

Когда я впервые услышал «Король оранжевое лето», у меня было ощущение, что это Варламов с Дунаевскими, Вайсманом и этой компанией приджазованной тех времен, а не Степанцов с Хавтаном. Хороший вкус — это отражение традиций культуры. Если вы чего-то русского не дадите, а в чистом виде скопируете Чабби Чекера, как делал «Мистер Твистер», то будете кавер-группой. Хотите что-то соорудить — должна быть приправочка отсюда. Как было и у Земфиры, и у Uma2rman.

Проблема в том, что музыка перестала быть событием — слишком много вокруг информации. Нельзя предъявлять претензии Джастину Тимберлейку или Бруно Марсу за то, что они мельче, чем Фрэнк Синатра или Ив Монтан. Время другое. Время не рождает. Сегодня один герой, завтра другой. В вашем поколении герои те, кто быстро достиг успеха, желательно на шару. Башмет не может быть героем, он ведь вкалывал в училище и консерватории. Впрочем, вероятно, я брюзжу. Но мне кажется, нам сейчас не хватает времени на работу над собой. Все хотят всё сразу: увидел и тут же выдал. А мы с песнями возимся по три месяца.

Что слушает Валерий Сюткин

Сейчас я обожаю оркестровую музыку. В детстве Синатра был для меня дядечкой, как и Кобзон с Магомаевым из того поколения. Мне хотелось слушать трио, как The Police, — компактнее, по-хулигански. С возрастом понимаешь, что оркестр — это здорово. У меня появилось уважение к работе над аранжировками. Аранжировка для оркестра — труд, несоизмеримый с придумками.

В юности очень любил Jethro Tull и Genesis — более крученые группы вроде Van der Graaf Generator были для меня ту мач. Я вообще люблю скромно, со вкусом и от души. Почему на мои концерты часто приходит Ромарио петь? Мне всегда его приятно видеть. Что-то в нем есть битловское — голоса вроде нет, но все светлое, мажорное. Сейчас ведь так много пессимизма, от той же Билли Айлиш. Дескать, мы все живем на огромной помойке. Но ведь не хочется жить на помойке. Хочется светлых ребят, которые говорят, что любить — здорово, которые поют о любви парней к девушкам, а здесь какая-то депрессуха после обкурки, обколки, обдолбки.

Сейчас моя главная мечта — попасть на Тони Беннетта. Ему 90 с лишним лет, но он поет, и я хочу это увидеть. Недавно я водил свою дочь и ее бойфренда на The Rolling Stones. Они тогда деликатно объявили, что это их последний тур, но нет — до сих пор, зараза, работают. В 2020-м опять концертируют. Но это здорово, дай бог им еще столько же. Гипотетически же хотелось бы попасть на Led Zeppelin, году эдак в 1973-м — между четвертым альбом и «Houses of the Holy». К сожалению, это уже невозможно.

Про «Браво»

В начале 90-х время очень безжалостно распорядилось со спецами старой школы — Хилем, Ободзинским… И сразу полезли таблеточно записанные «Ласковый май», «Маленький принц», «Мираж». Аппаратура, возиться, живой звук — на хрен надо, взял магнитофон и поехал. И эта фанера заполонила все. Тогда на передний план и вышли живые группы вроде «Браво» или «Любэ». Конечно, в Питере были и «Кино», и «Аукцыон» — но это все-таки андеграунд. А «Браво» любому было понятно. Песня неслучайно называется «Вася», а не «Эдик». За «Эдика», как сказал наш бас-гитарист Лапин, наваляли бы в Кемерове. А за «Васю» — нет. Очень непростое время, но мы работали. Когда человек занят, к нему не прилипает ничего вредного. А мы очень были заняты.

У нас не было идеологического посыла, как у «Кино», но зато было больше музыки и мелодий. Три самые популярные группы на тот момент (если не брать социальных «ДДТ») — это «Любэ», «Браво» и «На-На». Каждый занял свою нишу.

Мы с Женей Хавтаном разные ребята, но нас объединило одно — мы готовы были вкалывать, работать как волы. Таких было немного. Мы ведь все песни сочиняли на ходу, тревелинг-бенд, по сути. Так что эти пять лет очень многое изменили — если бы их не было, я не знаю, как бы сложилось. Накануне «Браво» я репетировал с «Кварталом», меня приглашал к себе Крис Кельми в «Рок-ателье» петь и играть на бас-гитаре, и даже Андрей Макаревич, с которым мы общались еженедельно тогда плотно, допускал, что я мог оказаться в «Машине» — там были какие-то терки. Но Женя Хавтан честно сказал, что на «Браво» никто не ходит, и я пошел туда. Песня «Вася» вернула нам залы и стадионы. У нас был момент на стыке 1990 и 1991 годов, мы приезжали в Пензу — ползала. Мы играли концерт, и те же организаторы, которые его делали, сразу же предлагали: «Хотите завтра еще три? Все придут». Сарафанное радио по городу — это очень круто.

Мы тогда звучали из каждого утюга — сегодня мало кто испытывает такое. При всей сенсации песни «Грибов» «Тает лед» не было даже пятой части того, что было с «Васей» или «Московским битом». И самое главное — это было для всех: пели дети, курсанты, студенты, пенсионеры, бабушки.

Идеология тогда ушла из страны, и мы постепенно потеряли то, что нас объединяло. Если на «Новогоднем огоньке» звучала песня, она становилась хитом на всю страну. Сейчас можно хоть на 20 «Огоньках» песню показывать — кто-то ее вообще не слышал. Сейчас мы перестали быть нацией. Мы дети по сравнению с тем, что делали Пахмутова и Добронравов. Вы песню «Надежда» возьмите. Какой «Вася»? Мы получили такой выбор, который не позволяет понять, что иногда есть важные, объединяющие вещи. Они становятся таковыми только для какого-то сегмента, извини за это отвратительное слово. Музыка перестала быть объединяющей для всех, только для определенной социальной группы.

Share
5
скопировать ссылку

Читайте также:

30 главных русскоязычных альбомов 2010-х
Музыка
30 главных русскоязычных альбомов 2010-хОт Нюши и Муджуса до «Хадн дадн» и «Пасош»
30 главных русскоязычных альбомов 2010-х
Музыка

30 главных русскоязычных альбомов 2010-х От Нюши и Муджуса до «Хадн дадн» и «Пасош»

Посмотрите на то, как будет выглядеть новый музей «Московский транспорт»
Искусство
Посмотрите на то, как будет выглядеть новый музей «Московский транспорт»Не просто коллекция автобусов и «москвичей»
Посмотрите на то, как будет выглядеть новый музей «Московский транспорт»
Искусство

Посмотрите на то, как будет выглядеть новый музей «Московский транспорт» Не просто коллекция автобусов и «москвичей»

Варя Краминова из «Хадн дадн» — о нежности и сочувствии на новом альбоме «Ностальгия»
Новая музыка
Варя Краминова из «Хадн дадн» — о нежности и сочувствии на новом альбоме «Ностальгия» «Мы стараемся поддерживать человека. Чтобы он, несмотря на всю тьму, которая окутывает нас, находил свет»
Варя Краминова из «Хадн дадн» — о нежности и сочувствии на новом альбоме «Ностальгия»
Новая музыка

Варя Краминова из «Хадн дадн» — о нежности и сочувствии на новом альбоме «Ностальгия» «Мы стараемся поддерживать человека. Чтобы он, несмотря на всю тьму, которая окутывает нас, находил свет»

Ishome/Shadowax — о Коломенском парке и памяти
Любимое место
Ishome/Shadowax — о Коломенском парке и памятиИнтересные люди говорят с The Village о важных для них местах и о себе
Ishome/Shadowax — о Коломенском парке и памяти
Любимое место

Ishome/Shadowax — о Коломенском парке и памяти Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах и о себе

30 главных русскоязычных альбомов 2010-х
Музыка
30 главных русскоязычных альбомов 2010-хОт Нюши и Муджуса до «Хадн дадн» и «Пасош»
30 главных русскоязычных альбомов 2010-х
Музыка

30 главных русскоязычных альбомов 2010-х От Нюши и Муджуса до «Хадн дадн» и «Пасош»

Посмотрите на то, как будет выглядеть новый музей «Московский транспорт»
Искусство
Посмотрите на то, как будет выглядеть новый музей «Московский транспорт»Не просто коллекция автобусов и «москвичей»
Посмотрите на то, как будет выглядеть новый музей «Московский транспорт»
Искусство

Посмотрите на то, как будет выглядеть новый музей «Московский транспорт» Не просто коллекция автобусов и «москвичей»

Варя Краминова из «Хадн дадн» — о нежности и сочувствии на новом альбоме «Ностальгия»
Новая музыка
Варя Краминова из «Хадн дадн» — о нежности и сочувствии на новом альбоме «Ностальгия» «Мы стараемся поддерживать человека. Чтобы он, несмотря на всю тьму, которая окутывает нас, находил свет»
Варя Краминова из «Хадн дадн» — о нежности и сочувствии на новом альбоме «Ностальгия»
Новая музыка

Варя Краминова из «Хадн дадн» — о нежности и сочувствии на новом альбоме «Ностальгия» «Мы стараемся поддерживать человека. Чтобы он, несмотря на всю тьму, которая окутывает нас, находил свет»

Ishome/Shadowax — о Коломенском парке и памяти
Любимое место
Ishome/Shadowax — о Коломенском парке и памятиИнтересные люди говорят с The Village о важных для них местах и о себе
Ishome/Shadowax — о Коломенском парке и памяти
Любимое место

Ishome/Shadowax — о Коломенском парке и памяти Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах и о себе

Комментарии

5 комментариев
Показать все

Несколько лет назад Сюткин был в глазах вилладжа мразью, которая применяет насилие к женищинам и просто олицентворение мизогонии, а сейчас уже интересный человек оказывается!
Браво - переобувка высококлассная! в вашем стиле

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Прочее

Новое и лучшее

Первый фудмаркет Краснодара

Большой гид по Турции, которая вас удивит

Как «Пасош» и «Увула» объединили Москву и Петербург (и всех нас)

Холодает: Выбираем свитеры и водолазки на полгода вперед

Бегемоты-полицейские и криповые чебурашки во дворах Петербурга

Первая полоса

Первый фудмаркет Краснодара
Место
Первый фудмаркет Краснодара35 гастрономических концепций в одном месте
Первый фудмаркет Краснодара
Место

Первый фудмаркет Краснодара 35 гастрономических концепций в одном месте

Большой гид по Турции, которая вас удивит
Путешествия
Большой гид по Турции, которая вас удивитМарсианские пейзажи, яхтинг и бараньи кишки
Большой гид по Турции, которая вас удивит
Путешествия

Большой гид по Турции, которая вас удивит Марсианские пейзажи, яхтинг и бараньи кишки

Как «Пасош» и «Увула» объединили Москву и Петербург (и всех нас)
Музыка
Как «Пасош» и «Увула» объединили Москву и Петербург (и всех нас)На своем совместном альбоме «Снова возвращаюсь домой»
Как «Пасош» и «Увула» объединили Москву и Петербург (и всех нас)
Музыка

Как «Пасош» и «Увула» объединили Москву и Петербург (и всех нас) На своем совместном альбоме «Снова возвращаюсь домой»

Холодает: Выбираем свитеры и водолазки на полгода вперед
Гид The Village
Холодает: Выбираем свитеры и водолазки на полгода вперед
Холодает: Выбираем свитеры и водолазки на полгода вперед
Гид The Village

Холодает: Выбираем свитеры и водолазки на полгода вперед

Бегемоты-полицейские и криповые чебурашки во дворах Петербурга
Паттерн
Бегемоты-полицейские и криповые чебурашки во дворах Петербурга Муниципальный ЖЭК-арт: откуда он взялся и зачем нужен?
Бегемоты-полицейские и криповые чебурашки во дворах Петербурга
Паттерн

Бегемоты-полицейские и криповые чебурашки во дворах Петербурга Муниципальный ЖЭК-арт: откуда он взялся и зачем нужен?

«re:Марки»: 
Первый подкаст-путеводитель 
The Village и re:Store
СПЕЦПРОЕКТ
«re:Марки»: Первый подкаст-путеводитель The Village и re:StoreДля путешествий с комфортом
«re:Марки»: 
Первый подкаст-путеводитель 
The Village и re:Store
Спецпроекты
СПЕЦПРОЕКТ

«re:Марки»: Первый подкаст-путеводитель The Village и re:Store Для путешествий с комфортом

«Никогда, редко, иногда, всегда»: Искренняя история о подростковом аборте в Америке эпохи Трампа
Фильмы недели
«Никогда, редко, иногда, всегда»: Искренняя история о подростковом аборте в Америке эпохи Трампа В кино — с 17 сентября
«Никогда, редко, иногда, всегда»: Искренняя история о подростковом аборте в Америке эпохи Трампа
Фильмы недели

«Никогда, редко, иногда, всегда»: Искренняя история о подростковом аборте в Америке эпохи Трампа В кино — с 17 сентября

Отказаться от чайных пакетиков
Хорошая привычка
Отказаться от чайных пакетиковЧтобы жить экологичнее
Отказаться от чайных пакетиков
Хорошая привычка

Отказаться от чайных пакетиков Чтобы жить экологичнее

Роскошные нулевые снова в моде. А вместе с ними — стринги. Как их носить в 2020-м?
Гид The Village
Роскошные нулевые снова в моде. А вместе с ними — стринги. Как их носить в 2020-м?
Роскошные нулевые снова в моде. А вместе с ними — стринги. Как их носить в 2020-м?
Гид The Village

Роскошные нулевые снова в моде. А вместе с ними — стринги. Как их носить в 2020-м?

Как устроена башня Нормана Фостера в Екатеринбурге
Архитектура

Как устроена башня Нормана Фостера в Екатеринбурге

Как устроена башня Нормана Фостера в Екатеринбурге
Архитектура

Как устроена башня Нормана Фостера в Екатеринбурге

Бюджетные часы, отличный iPad Air и единая подписка на все сервисы: Что показала Apple вместо айфонов
Гаджеты
Бюджетные часы, отличный iPad Air и единая подписка на все сервисы: Что показала Apple вместо айфонов
Бюджетные часы, отличный iPad Air и единая подписка на все сервисы: Что показала Apple вместо айфонов
Гаджеты

Бюджетные часы, отличный iPad Air и единая подписка на все сервисы: Что показала Apple вместо айфонов

«Ассистентка»: Умная производственная драма о стеклянном потолке
Фильмы недели
«Ассистентка»: Умная производственная драма о стеклянном потолке Джулия Гарнер пытается сделать карьеру в (очень сексистском) кинобизнесе и терпит поражение
«Ассистентка»: Умная производственная драма о стеклянном потолке
Фильмы недели

«Ассистентка»: Умная производственная драма о стеклянном потолке Джулия Гарнер пытается сделать карьеру в (очень сексистском) кинобизнесе и терпит поражение

Главное: Отравление Навального
Ситуация
Главное: Отравление НавальногоМатериал обновляется
Главное: Отравление Навального
Ситуация

Главное: Отравление Навального Материал обновляется

«Захожу в бар, а там петнат»: Как заказывать вино и говорить с сомелье
Словарный запас
«Захожу в бар, а там петнат»: Как заказывать вино и говорить с сомелье
«Захожу в бар, а там петнат»: Как заказывать вино и говорить с сомелье
Словарный запас

«Захожу в бар, а там петнат»: Как заказывать вино и говорить с сомелье

Может ли гаджет быть универсальным
ПРОМО
Может ли гаджет быть универсальнымИ помогать с рабочими задачами и развлечениями сразу
Может ли гаджет быть универсальным
Спецпроекты
ПРОМО

Может ли гаджет быть универсальным И помогать с рабочими задачами и развлечениями сразу

«Дополнительный фильтр от мудаков»: Девушки — об отказе от удаления волос
Люди в городе

«Дополнительный фильтр от мудаков»: Девушки — об отказе от удаления волос

«Дополнительный фильтр от мудаков»: Девушки — об отказе от удаления волос
Люди в городе

«Дополнительный фильтр от мудаков»: Девушки — об отказе от удаления волос

У H&M выходит коллаборация с Kangol. Составляйте вишлист
Покупка недели
У H&M выходит коллаборация с Kangol. Составляйте вишлист
У H&M выходит коллаборация с Kangol. Составляйте вишлист
Покупка недели

У H&M выходит коллаборация с Kangol. Составляйте вишлист

О чем стоит врать на собеседовании?
Рабочий вопрос
О чем стоит врать на собеседовании?И чего придумывать не нужно
О чем стоит врать на собеседовании?
Рабочий вопрос

О чем стоит врать на собеседовании? И чего придумывать не нужно

«Красивая ночь всех друзей»: Как устроена вторая Триеннале в «Гараже»
Искусство
«Красивая ночь всех друзей»: Как устроена вторая Триеннале в «Гараже»Выставка без кураторов (почти)
«Красивая ночь всех друзей»: Как устроена вторая Триеннале в «Гараже»
Искусство

«Красивая ночь всех друзей»: Как устроена вторая Триеннале в «Гараже» Выставка без кураторов (почти)

8 игр осени
Планы на сезон

8 игр осениОт нового «Тони Хоука» до Cyberpunk 2077

8 игр осени
Планы на сезон

8 игр осени От нового «Тони Хоука» до Cyberpunk 2077

Подпишитесь на рассылку