Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location

Как я состоял в партии шпионов

Прохиндиада SI Ионов или партия Шпионов
Хочу Сказку
(Политический фарс или пьеса для домашнего театра.)
Действующие лица: 
Шура Балаганов - партийная кличка Краснокомандантэ Ион Положительный
Господин Чипполиванов Владимир Ильич- партийная кличка Дедушка Изверг-Иль, сказочник и специалист по связям с тонкими мирами.
Постоянно зримо и незримо присутствующие на очередных и внеочередных собраниях, как дети:
Сэр Дюков - редактор, оператор, талант в создании образов, чтец.
Товарищ Закитаев - талантище копипастинга, мастер на все руки, убежденный атеист.
ТенЬ Тени - Остап-Сулейман-Берта-Мария-Бендер-бей  - партийная кличка Бендер-Задунайский, а в первом отделе именуют уважительно, Остап Ибрагимович.
Ведьмы, черти, активисты, активистки, наши, не наши, Великие Чужие и ставшие ими.

Сцена первая.
 Зловеще-темнющая ночь в КапецКаком районе города М. Из темноты раздаются скрежещущие звуки с космической стройки Байкало-Академического тоннеля, производимого по секретным чертежам бассейна "Москва",  добытым из его руин, прежним городской главой. Кругом зримо и не зримо мерещатся черти, черпая ведрами воду из Академического пруда и таская её в котлован тоннеля, весело носятся мелкие бесенята, переставляя строительные ограждения, куроча лесенки и качели на детских площадках. Обычный двор, каких полно в бывших коптевских садах и тимирязевских академических подлесках, превратившихся, нежданно для их обитателей, в одну из великих строек капитализма. Двое мерцают своими фонариками в темноте, возникшей в результате очередной перекопки трубопроводной трассы, посреди этого преддверия в преисподнюю. Первый, что помоложе и повыше, сопровождает своего кобеля, чуть картавя и приФЫпетывая, шугает мелких бесят. Другой, что постарше и пониже, шутя путающий падежи, гласные и ударения, почти по пояс скрылся под капотом своего железного "Патриота".
Шура: Здравствуй, дедушка Изверг-Иль, какая напасть приключилась с тобой в этой ночи?
Дед: Да вот, УАЗик купил недавно, эту патриотическую авто, а она течет, как блудливая сука, из всех щелей.
Шура: Да я смотрю, что ты порядочный озорник дедушка, почти как великий Ильич! Хочешь, я тебе тут подсоблю, про автомобили, нынче, все знаю, я военно-техническое училище недавно с отличием окончил.
Дед: Ой, спасибо тебе, внучок, не вспомню никак, как тебе звать? Давай, помогай.
Шура: Шура, Балаганов! Я сам прихожу, когда кому-то нужна помощь.
Вместе починяют авто...

Сцена вторая. День в КапецКаком районе города М. Из туч пыли раздаются скрежещущие звуки со стройки Байкало-Академического тоннеля. Кругом незримо продолжают мерещится черти и мелкие бесенята.
Шура: Как хорошо, что мы опять повстречались, дедушка! Я вижу, что ты нынешним земным раем тоже не шибко восхищен, айда к нам в партию! 
Дед: Это ж какую такую партию?
Шура: Мы же молодое ядро прогрессивных коммунистов, чуть-чуть откатившихся, как колобок, от партии дедушки Гены Андреевича и его дряхлеющей старушки Капы Эрефовны.
Дед: А что делать нужно?
Шура: Пока, ни черта! Я все сам могу! Только меня шибко черти в башке тревожат по ночам.
Дед: Подсоблю я тебе, Шура, у меня одна бабка знаковая есть. То ли ведьма по-старинке, или по-модному - ведунья. Давай-ка я сфоткаю тебя на свою сказочную карточку, покажу её ведьме, а потом тебе все расскажу или позвоню по тому телефону, что я тебе сейчас дам. Береги его, как зеницу ока, на него самые важные сообщения приходить будут.

Неспешно фотографируются, обмениваются телефонами и мирно расстаются.

Сцена третья. Тайная квартира ведьмы. На стенах иконы, пучки трав, вязанки чеснока и загадочные рунические записи, на кухне булькает электрический чайник, а на столе лежат колоды карт Таро и протертые, для пасьянсов, начатая коробка конфет и чипсы из лягушек. Ведьма завидев деда радостно расплылась в улыбке и предвкушении очередной сказки, чуть-что не приплясывает, таща в его в комнату.
Ведьма: Позолоти, сказочник, мою ручку и давай уже свой альбом карточный, будем раскладывать магический гербарий на твоего вьюношу.
Дед: Так сразу и позолоти?
Ведьма: Нечиста сила в ипотеку не работает и жадных сильно не любит.
Дед: Знаю, пошутил, я всю денежку, как обычно всю позолоту, уже в тумбочку тебе положил, тариф обычный, сказочный, лимитированный. Вот та оцифиренная карточка, гляди внимательно на все его портреты, ничего не упусти.
Ведьма: Ох ты какой красавчик, жаль, что картавый. 
Дед: Так, ты и цели портрет, как умеешь!
Ведьма: Я пытаюсь устранить причину разрухи, а за последствия самой разрухи я на себя обязательств не беру. Ты погляди, как только черти в его башке не гарцуют!  Зри, дед, как от тех плясок вьюноше даже зубы во рту в разные стороны раскорёжило! Скажи ему, что пущай потом к кузнецу бежит, железякой накладной их ему выправить можно без всяких чудес. 
А я, покамест, подумаю чуток, книжек чудесных почитаю, травок подсоберу, может с чертями и выгорит чего, а то, что он разговаривает манерным Кирпичом, про кофелёк, я не выправлю, признаюсь сразу. Если так - согласные, приезжайте через пару дней, будем чертей гонять.

Отпив чаю, прощаются… Темнеет... 
Светает... Время сместилось вперед на двое суток, та же квартира, конфеты и чипсы исчезли со стола.

Дед: Вот и мы. Привез бабуся я тебе красного партизана, давай гони уже ему чертей на всю ручную позолоту. Да пошустрей, нас великие дела впереди ждут.

Шура и Ведьма оценивают друг дружку пристальными взглядами и молча проходят в комнату для магических чудес, скрытых от человеческих глаз и спустя какое-то время, возвращаются обратно.

Ведьма: Все забирай его, если кто из чертей вернется обратно, ты дед, не затягивай со звонком, пока железка не остыла. А Шура пусть фокус с яйцом, что я ему дала, до конца доведет, ритуал - такой надобно соблюсти до конца. Все, ступайте, устала я.

Сцена четвертая. День в КапецКаком районе города М. Из туч пыли раздаются скрежещущие звуки со стройки Байкало-Академического тоннеля…
Шура: Спасибо, дедушка! Первую ночь спал без шабаша чертей в голове, один только маленький бесенок забегал, да и то, ненадолго.
Дед: Не переживай за мелкого, сейчас к ведьме перезвоню, пусть устраняет брак в работе.
Дед звонит по телефону ведьме: Тут у нас один дефект в твоем чудодействе наметился, один мелкий обратно приходил, ненадолго.
Ведьма по телефону отвечает: Те черти больно лютые оказались, они вечером на кухне у меня такой переворот в отместку затеяли, всю посуду переколотили и шкафчик уронили, а тот шустрый, видно, за вещичками смотался и всей компанией они умыкнули к себе в преисподнюю. Так, что наш молодец почти чист без всякого кипячения, пусть плинтуса на всякий случай просыплет семью щепотками соли и будя с него. А ты, дед, давай подкатывай, шкафчик сваленный на место пристроить и компенсируешь бабушке за все перебитые к счастью вьюноши черепки.
Дед: Лады.
Шура: Ну, что?
Дед: Ты, Шура, ступай домой соль по плинтусам посыпать щепотками, семь мер отмерь. И помолись, как следует.

Прощаются.

Сцена пятая. День в КапецКаком районе города М. Из туч пыли раздаются скрежещущие звуки со стройки Байкало-Академического тоннеля…
Шура: Отлично, что мы встретились снова, я полностью освободился от былой чертовщины и за вашу доброту, я у дедушки Гены попросил награду Вам, медаль от самой Капы Эрефовны за то, что Вы расчудесный Ильич, почти как тот, что вечно живой в наших мыслях. 
Дед: За медальку большое спасибо.
Шура: А завтра мы все дружно встаем на защиту Ливийской народной Джамахирии, от рук наглых натовцев, Вы – с нами? Будет вся городская парторганизация, мы уговорим их, чтобы и вас причислили к борцам с капитализмом без очереди.
Дед: Конечно, приду.

Прощаются.

Сцена шестая. Митинг у начала Олимпийского проспекта, рамки, полиция, толпа с флагами и транспарантами. Наши и не наши, активисты и активистки  смело орудуют транспарантами, раздают первый номер нашей газеты и агитки не наших.
В стороне Тень Великого, рядом с нею, сам великий Егор Кузьмич Лигачев: - Хорошо, что пришли! Молодцы! Недоброжелатели говорят, что мы вымирающие динозавры! Мамонты? А вы не задумывались над тем, что после эпохи динозавров начинается эпоха крыс? Чтобы не было беды, смелей ребята! И держитесь нашей партии, и своей отважной ячейки.

 Сцена седьмая. Заседание партячейки в Институте агромеханики.
Шура: Мы, молодая группа активистов решили немного отколоться от деда Гены, не понимают они ничего в подборе молодых кадров. 
Наши: Мы - такие.
Шура: Я придумал великую агротехнологию в подборе новых кадров, так сказать технологию ВеДра. Мы находим все, что полощется в проруби в всплывшем положении и черпаем ведром, далее все разделяем на фракции по методике инженера-агротехника Гладышева. 
Наши: Мы пойдем единым ВеДром?
Шура: Не перебивайте меня! Мы черпаем! Затем, тем что пожирнее умасливаем будущих друзей, а остальное разбавляем и поносим субстанцией всех врагов. Нам повезло, что список посольств друзей и врагов предоставлен безвозмездно нашим соратником и вдохновителем из первого отдела, товарищем О. Бендером.  Мы начинаем действовать! Мы - дети шпионов, наш символический металл – Ртуть! Мы тверды и блестим, как сталь, когда холодно, и текучи как масло, можем липнуть ко всему хорошему по краям проруби… Но, именно, свойства ртути без всяких особых хитростей помогают измерить градус температуры общества ректальным и оральным путями для дальнейшего анализинга!  Все согласны с этим утверждением?
Наши: Да, мы научимся ходить нога в ногу, как ходишь ты.
Шура: Сэр Дюков и господин Чипполиванов, предупреждаю вас, прекратите уже дразнить товарища Закитаева, прямо как дети какие-то.
Прощаются.

Сцена восьмая. Внеочередное заседание партячейки в Институте агромеханики.
Сэр Дюков и господин Чипполиванов продолжают дразнить товарища Закитаева.

Шура: Тихо уже! Мы полгода болтались зря, нам ничего и никого не налипло, а Остап Ибрагимович, сказал, что необходима полная смена концепции и идеологии. 
С сегодняшнего дня мы сместимся с красного и белого чуть в центр. Мы не смогли по техническим причинам дорасти до партии Шпионов и исходя из этого мы организуем движение Голубых Пионов. Наша наиглавнейшая цель остается прежняя, бороться за все хорошее во всем мире и против всего плохого, и чтобы больше никакого красного без меня. К чертям свергнем новый мировой порядок, а к тем РайСоветам нам уже не надо, мы создадим лучше - всеземной АДэ России. Мне удалось совершить величайшее политическое открытие, что Барак Обмана - голубь, совсем не мира, а его дружба, в которую мы верили, оказалась полнейшим ГМО. Теперь, мы можем от имени всех стран второго мира, открыто заявить странам третьего мира, что то ГМО и есть наиглавнейшее ЧМО, если они того до сей поры не знают. Для этого мы разошлем по всему миру приветственные телеграммы всем ответственным лицам и кто с нами согласится и ответит, автоматически причислим к нашему движению.
Наши: Мы - сможем, у нас валяется уже такой текст пару лет!
Шура: Мы стремительны в своем движении подобно самому Меркурию, потому, что из всех живых ближе к Солнцу. Оно только взойдет, а мы уже тут давно перед ясными очами стояли, за спину оббежим, пот с лица сотрем в тени, чмокнем, куда дотянемся. Потом обратно потеть на глазах с транспарантами про копченое ЧМО и что каждому прогрессивному народу для усиления мира нужно срочно дать по четыре сотни спасительных ракет, чтобы Копченый сдал в кассу премию мира обратно, всю до-копеечки. А Солнце даже рта раскрыть не успело, чтобы узнать, что это мы тут делаем, такой я быстрый нужник, в отличии от вас всех тугодумов. А еще, в полете, я успеваю рассказать всем дедушкам и бабушкам округи какой я хороший.
 Товарищ Ильич, для отправки телеграмм нам могут потребоваться дополнительные средства, которые мы получим от реализации пластиковых окон, что дадут вашей бабушке для борьбы с шумом от строительства этого чертового Байкало-Академического тоннеля! У вашей бабушки они, ведь, уже имеются, новых не надо?
Дед: Да.
Шура: Отлично, и не забываете налипать везде, а то, только я один, за Вас всех и налипаю. А вы, Сэр Дюков и господин Чипполиванов, прекратите уже дразнить товарища Закитаева, прямо как дети какие-то.

Сцена девятая. Внеочередное заседание партячейки на втором этаже автомойки.
Шура: Мои телодвижения не остались незамеченными, сорок государств согласились, что Барак полное ЧМО и затевает с ними войну. Мы их автоматически зачислили в члены движения голубых Пионов, так что в организации народной дипломатии у нас полный ажур, только проблема с отделениями АДэ в городах России и в самом городе М.
 Какие есть предложения по увеличению количества членов нашего АДэ? 
Наши: У нас проблемы с налипанием, нас все отшивают.
Шура: Снова везде хожу и прилипаю один я? Вы, как тот старик Паниковский, которого я исключил из редакторов и основателей  нашей газеты о содружности всех народов! К нему, как к вам, ничего не липло. Всё, начинаем работать, денег у нас мало, поэтому питаться будем на приемах в посольствах наших друзей. 
Сэр Дюков и господин Чипполиванов прекратите дразнить товарища Закитаева, прямо как дети какие-то.
 Сэр Дюков и господин Чипполиванов: Мы - тихо.
Шура: Мы вступим во все прогрессивные организации России, союзы офицеров, казаков, народных дружинников, автоциклистов, веломотопедалистов и будем отважно колесить с ними во вторых рядах, а если повезет, то и в третьих, расширяя влияние нашего АДэ.
Сэр Дюков и господин Чипполиванов, специально для вас повторяю, прекратите дразнить товарища Закитаева, прямо как дети какие-то.
Сэр Дюков и господин Чипполиванов: Мы - тихо.
 Шура: И вот еще, мы принимаем ответственное решение, что всем АДом будем ездить на УАЗиках с эмблемой нашего Пиона, как ездит на своем броневике наш Ильич.
У меня - все, расходимся тихо, за нашей конспиративной точкой, может быть объявлена слежка и помните, что наша основная задача помочь всем стонущим, обездоленным и главное детям, не забывайте публиковать на ста наших сайтах фотографии со мной и расставлять под ними лайки, а то кроме нас с вами никто их не читает ни черта.

Сцена десятая. Внеочередное заседание партячейки на втором этаже закрытого института Химии сжижения и усушки. Господин Чипполиванов отнимает дымящую папироску у Сэра Дюкова и поливает ее из чайника.
Дед: Хватит уже вам курить.
Шура: Господин Чипполиванов, прекратите уже дразнить сэра Дюкова, прямо как дети какие-то.
Дед: Мы - тихо.
Шура:- Я собрал всех вас объявить вам, что мы теперь можем собираться не таясь, я получил сверху тарелочку с голубой каёмочкой, и ноне товарищи и господа бывшие Пионеры, так и не разобравшиеся во всех тонкостях и хитросплетениях моей внешней, и внутренней политики, могут запросто уматывать из нашей АДовой общаги. 
Дед: Что тут непонятного, понятно.
Шура: А мы уже можем спокойно пить виски и колу, попыхивая трубкой с ароматной смесью трав, не озираясь на недоброжелателей, вешать портреты кого вздумается, приглашать и вручать медали белым за то, что они в черном, черным за то, что они в белом, красным - за красность, зеленым – за зелёность. Будем дарить друзьям игрушечные бомбы вместо спасительных ракет, мы можем забыть о том, что связывало голубых Пионов с коммунистами. К чертям Капу Эрефовну, если мы уже стали великими сторонниками сказочного скоммуниздинга, со всеми вытекающими для меня преимуществами и печеньками для вас. Остап Ибрагимович присвоил мне очередное звание Положительного Иона за умение приблизится и быть замеченным на отрицательной чужой беде. Я завершил магистратуру, прошел все тайны посвящения в правоверный иудейский орден православного толка и отныне только я имею право называться его святейшеством и кандидатом в Запутаты. Скоро, вместо надоевшей путатской милоновщины и мизулинщины, засияет чистая звезда фракции положительной ионовщины. 
Ваши жалкие голоса мне не интересны, у меня теперь другие земные масштабы. Все несогласные с программой положительной ионовщины, могут сдать ключи от АДской общаги и покинуть мое общество в составе пяти колонн незамедлительно.
А вам Сэр Дюков и господин Чипполиванов, устал уже повторять, прекратите дразнить товарища Закитаева, прямо как дети какие-то.


Сцена одиннадцатая.  Зловеще-темнющая ночь в КапецКаком районе города М. Из темноты раздаются скрежещущие звуки со стройки Байкало-Академического тоннеля. Двое с фонариками, один высматривает сбежавшего своего кобеля, второй по пояс скрылся под капотом своего "Патриота".
Неожиданно в кармане Щуры Балаганова завибрировал телефон, оставленный господином Чипполивановым, бывшим соратником по АДэ. Краснокомандантэ Ион Положительный нехотя потянулся прочесть текст новой СМС-ки:
«…Уважаемый пользователь услуги «Земной рай» срок сказочного контракта подписанного господином Чипполивановым В.И. истекает сегодня в полночь, для продления настоящего контракта, подателю первичного заявления необходимо срочно прибыть с паспортом в центральный офис компании ЯиНЕЯ "Ворожея" или обратится к её старшему менеджеру Елене Премудрой... »
Шура испуганно оглянулся и заметил в углу двора знакомый УАЗик, освещенный лучом фонарика и его сердце радостно забилось, все как в прошлый раз: «Может это дедушка Изверг-Иль ?» 
Шура балаганов ускорил шаг и уже почти бегом добежал до лучика света.

Шура (заискивающе): - Здравствуй, дедушка Изверг-Иль, какая напасть приключилась с тобой в этой ночи?
Дед: - Да вот, подтянул тут сам один хомутик и вспоминаю, как Егор Кузьмич Лигачев рассказывал нам историю про мамонтов и крыс. Хотя ты и великий хомячок, натренировавший щеки играя на чужой дуде про чужую беду, а до крысы еще не дорос. Черти по ночам еще не мерещатся?..
                                                 Конец.

Рассказать друзьям
9 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.

Рубрики