Дом-музей Джорджа Бернарда Шоу и Красный Дом. Клуб LLL путешествует по объектам National Trust.

  Большинство исторических архитектурных объектов Великобритании – замков, дворцов, особняков – переданы в ведение общенациональной организации National Trust (Национальный попечительский совет). Став членом этой организации (30 с чем-то фунтов в год или в районе тысячи фунтов в случае пожизненного членства), вы получаете неограниченный доступ к английской старине: поместью Уинстона Черчилля, загородной резиденции Генриха VIII Хэмптон-Корт, средневековым фортификациям на острове Уайт и т.д. Клуб LLL решил совершить вылазку на выходных и посетил сразу два дома в британском стиле Arts & Crafts: дом-музей драматурга Бернарда Шоу («Уголок Шоу») и Красный Дом. Сразу оговоримся, что до обоих мест удобнее добираться на машине, хотя Красный Дом (Кент) немного поближе к Лондону, чем усадьба Шоу (Хартфордшир).

   Сначала немного о самом стиле Arts & Crafts. «Движение искусств и ремёсел» было популярно в Англии в конце XIX-начале XX века, таким образом, приходясь на викторианскую и эдвардианскую эпохи, и имело много общего с «фольклорными» разновидностями захватившего тогда континентальную Европу модерна, он же «ар нуво», он же югендстиль. Ввиду ориентации стиля на сближение искусства и ремесла искусствоведы считают, что движение повлияло на возникновение современного дизайна. «Искусства и ремёсла» зародились как критическая реакция на индустриализацию и становление массового производства. Представители движения верили в превосходство товаров ручного изготовления перед изделиями фабричного производства, поэтому в своем творчестве ориентировались на внешнюю простоту и лаконичные формы.

   Главная фигура движения – Уильям Моррис – очень дружил с Бернардом Шоу. Возможно, не в последнюю очередь поэтому Шоу выбрал именно дом в стиле Arts & Crafts в качестве своего загородного жилища, куда он мог сбежать от лондонской жизни на выходные. Здание было изначально построено в 1902 г. для местного приходского священника, но оказалось слишком дорогим, в том числе из-за стоимости отопления, которая была особенно высокой из-за большей просторности помещений, характерной для Arts & Crafts. Шоу, впрочем, мог себе это позволить. Во время недели писатель жил в своей квартире в самом центре Уэст-Энда – правительственном квартале Уайт-холл. «Такое-то имущественное положение и 5-6 слуг – совсем неплохо для социалиста», - посмеивается экскурсовод National Trust, весьма доброжелательная бабушка с отличным чувством юмора.

 

Шоу действительно придерживался социалистических взглядов: на каминной полке в гостиной можно увидеть портреты Ленина и Сталина по соседству с Махатмой Ганди.

 

Рядом висит несколько вариантов портрета самого Шоу, забракованные им из-за несоответствия основному кредо сатирика – man of humour. В доме также имеется огромная коллекция фотографий (16 тысяч), датируемых с 1860 по 1950 годы.

 

Деревушка же Эйот Сент-Лоренс, где располагался новый дом, представляла собой вполне глухое захолустье и прогрессивного писателя не очень приветила. Мало того, что Шоу был ирландцем и разъезжал по деревне на невиданной тогда махине – автомобиле, пыхтение которого местных жителей не радовало. Сам писатель описывал уединенность деревни так: «последним действительно важным событием, которое здесь случилось, было наводнение».

 

Свидетельства остроумия и колкостей писателя масштабно представлены в музее. На втором этаже есть комната, где выставлена статуэтка «Оскара», который Шоу присудили в 1938 г. за киноадаптацию своей пьесы «Пигмалион». Кстати, писатель сам за наградой не явился, поскольку считал, что работает не для соревнований.

 

Помимо статуэтки, комната примечательна многочисленными эпиграммами и объявлениями, написанными драматургом в адрес журналистов, поклонников, активистов и других корреспондентов. Под эти идеальные образцы британского флегматичного юмора отданы две стены.

 

Так, Шоу присылали много писем, на которые он физически не успевал отвечать, о чем уведомлял в следующем виде: Mr Bernard Shaw has no time for any except the most urgent business correspondence. Отдельной строкой Шоу давал отворот-поворот различным общественным подвижникам, охарактеризованным как “utopian writers desirous of establishing international millennial leagues”.

 

Больше же всего мне понравилось объявление, где Шоу убедительно просил поклонников не заваливать его подарками и открытками на день рождения: Mr Bernard Shaw implores his friends and readers not to celebrate his birthdays, nor even to mention them to him. It is easy to write one letter or send one birthday cake; but the arrival of hundreds of them is a calamity that is not the less dreaded because it occurs only once a year. Acknowledgement of such unwelcome letters and gifts is not possible.

 

Тем не менее, это не значит, что Шоу был негостеприимным. В его усадьбе перебывало очень много знаменитостей того времени: Лоренс Аравийский, Нэнси Астор и Альберт Эйнштейн. Были у писателя и русские друзья: его периодически навещал князь Павел Трубецкой, подаривший писателю две скульптуры собственной работы, изображающие ягненка и собаку. Эти фигуры располагаются по обе стороны крыльца, выходящего в сад, на них отчетливо видна дарственная надпись на французском «A mon ami GBS. Paul Troubetskoy» (моему другу Дж.Б.Ш.). На территории сада имеются и скульптуры, отлитые самим Роденом – еще одно напоминание о «прекрасной эпохе».

 Основной же достопримечательностью приусадебной территории, помимо изваяний, а также 14 сортов яблок и 5 сортов груш (Шоу был завзятым вегетарианцем), является хижина писателя, служившая ему уединенным рабочим кабинетом. Домик невелик, но впечатление производит уютное и был по тем временам весьма хорошо оборудован: кроме кровати и стола в «садовый кабинет» были проведены электричество и телефон, а само строение вращалось вслед за солнцем для лучшей видимости и энергосбережения. Вполне возможно представить комичную ситуацию, в которой старику-сатирику позвонили в хижину и сообщили о награждении «Оскаром», а он поблагодарил и сказал, что за наградой не явится.

 

В общем, в компании Бернарда Шоу чудаковатостей вам хватит, минимум, на пол-дня. Если будет недостаточно – пообщайтесь с экскурсоводами: они знают уйму историй и более чем счастливы ими поделиться.

 После уголка Шоу мы отправились в дом упомянутого друга сатирика, а также центральной фигуры движения искусств и ремёсел – Уильяма Морриса. Этот особняк является, пожалуй, самым наглядным образцом стиля во всех отношениях, что видно даже в лаконичном названии – Красный Дом.

Это единственное здание, созданное самим Моррисом (в 1859 году). Воплощал замыслы Морриса на практике архитектор Филипп Уэбб, а росписью стен и витражами занимался Эдвард Берн-Джонс. Описывать все оригинальные комнаты и интерьеры сложно: это тот случай, когда лучше один раз увидеть, чем несколько раз прочитать, особенно любителям дизайна. Причем сделать все можно в очень развлекательной форме: устроить чаепитие в специально отведенных комнатах или поучаствовать в садовом представлении вместе с детьми.

 

Хорошая пора для посещения Красного Дома – июль: тут в это время как раз проходит ярмарка Arts & Crafts. Главное, как и в случае с уголком Шоу – не слишком медлить с выездом, поскольку оба дома-музея закрываются достаточно рано – между 4 и 5 часами пополудни.

Автор: Николай, аспирант Кэмбриджского университета

Прочие публикации о жизни в Великобритании