Наши детские сказочные представления о восточных странах, восточной роскоши и восточном образе жизни часто слишком условны. Прокатившись по Сирии, я вынес много новых знаний и впечатлений.

 

Сирийские города переменчивы. Если сегодня Вас буквально тошнит от облупленных бетонных коробок, кишащей толпы, грязи, пыли в воздухе и отвратительных запахов, Вы ходите и думаете о том, что все это не для брезгливых, и проклинаете тот день и час, когда решили сюда приехать, то завтра утром город будет радовать светом, текстурой, красками, вкусом и чистотой. И наоборот. Это непостижимо, но это так.

 

В Сирии принято бросать все ненужное прямо там, где оно стало ненужным. Пакеты, стаканчики, пластиковые бутылки, салфетки, обертки, помои, ... лежат или летят по ветру повсюду кроме тех мест, где их только что убрали или где их некому бросить (в пустыне например). На газоне сидят люди и изображают пикник среди слоя пакетов и бумаги от шаурмы и фалафеля. По рекам плывут горы мусора. В полях ветер гоняет пластиковые пакеты тучами. Странно, что эту страну еще не погребло под всем этим упаковочным материалом, и есть оазисы чистоты. Например в море ничего не плавает кроме лодок и купальщиков. Полезно иметь с собой средства дезинфекции снаружи и изнутри, поскольку часто встречаются вещи, резко противоречащие нашим представлениям о гигиене и экологии.

 

Восточная архитектура, если не говорить об исторических памятниках, построенных персами, греками и римлянами, и зданиях колониальной эпохи, представляет собой некрашеные бетонные прямоугольники с торчащими сверху сваями для продолжения постройки, надстройки и пристройки. В мусульманских районах как сетевые ретрансляторы с равными промежутками и полным покрытием торчат минареты с рупорами и зелеными люминесцентными лампами внутри и снаружи, из которых в определенное время начинают выть, петь, гнусавить, зомбировать и выносить мозг туристам муэдзины. Особенно приятно под эти звуки просыпаться, когда минарет стоит напротив вашего окна.

 

В Сирии есть разные народности, которые имеют религию, отличающуюся от преобладающей – друзы, христиане, алавиты. Они живут как правило отдельными поселениями или областями без исламских ретрансляторов.

 

Местные жители смотрят на Вас так, как будто у Вас длинные зеленые уши, правая половина тела от терминатора, полосатый мохнатый хвост, а на лбу параболическая антенна ярко-красного цвета – это нормально.

 

Торговцы на Сирийских базарах деликатны и ненавязчивы. Они не дергают Вас за рукава и не виснут на ногах как в Тунисе, Марокко и на юге Турции. Максимум наглости – это выкрики «Месье! Вэлкам!» и вопросы о том – откуда Вы. Это спрашивают и в музеях, и в ресторанах, и в билетных кассах, и в храмах - везде. Это, видимо, самый важный вопрос для любого сирийца. Поскольку с нами была американская девушка из Германии индийского происхождения в компании русских нехарактерного вида – разговоры затягивались. Вообще люди очень доброжелательны, охотно дают советы, если даже Вы не найдете с ними общий язык – все расскажут на своем арабском, а там уж делайте с этой информацией что хотите. Русских одобряют.

 

Сирийские девушки совершенно непосредственны и могут подойти на улице или в ресторане к туристам и попросить их сфотографировать, или сфотографироваться вместе, невинно заигрывая. Означает ли это желание познакомиться – я так и не понял.

 

Если ходить по городу в шортах и фотографировать людей (это все официально  не приветствуется) – Вас не забьют камнями и даже не обругают – многие колоритные персонажи сами просят их снять, а потом с любопытством и неподдельным удовлетворением смотрят на себя в экранчике камеры.

 

На стенах всех помещений от холла дорогой гостиницы до каморки бедуина и заднего стекла автомобиля, есть изображение президента Сирии, а вдоль дорог на холмах стоят памятники ему - с рукой как у Ленина, от чего у всякого человека, прожившего большую часть жизни в СССР, появляются какие-то старые, уже забытые, неприятные ощущения по всему организму, и гадкие мысли о совке и культе личности. Часто портрет президента сопровождают портреты его отца и какого-то военного с бородой (но это не Че Геварра). Есть мнение, что сирийцы просто очень любят своего президента.

 

В Сирии никто не спит по ночам. Все жители с наступлением темноты садятся на мопеды, мотоциклы без глушителей, моторные тачанки, автомобили, пепелацы и самодельные автобусы, и начинают трещать, дымить, рычать, гудеть, кричать, свистеть, разъезжать по всем доступным закоулкам, чтобы все их видели и слышали, даже тот, кто в своем номере засунул голову под подушку и громко скрипит зубами с ощущением, что все ездят конкретно вокруг него. Рано утром разбудит мулла с ближайшего минарета. Пожалуй, он один не гонял всю ночь на мопеде, хотя утверждать не берусь.

 

Сирийская техника впечатляет. Когда идешь по центру Дамаска в районе цитадели – на пути попадается множество сапожников с одинаковыми огромными швейными машинками, по дороге едет уникальная уборочная машина, похожая больше на броневик, с которого выступал Ленин, и оттуда торчит беззубый веселый и грязный водитель, довольный вниманием к своей персоне.

 

Все автомобили на улицах корейские за редким исключением. Взять такую машину в прокат стоит в три раза дороже, чем в Европе, но дороги во всей стране так хороши, что не покататься по ней – большое упущение. Парковки в центре многих городов украшают разноцветные старые жуки Фольксвагены.

 

Грузовики, автобусы, трехколесные средства с кузовом на базе мотороллера и маленькие грузовички принято украшать павлиньими перьями, металлическими птицами, раскраской, фонарями и потрясающими фигурными решетками так, что они становятся произведениями искусства – без шуток.

 

Регулировщики на улицах носят белые каски с кожаными ушами, галифе, заправленные в сапоги и относят воображение зрителя годы в 70-е – я помню такие-же ребята были в Москве, когда я был молодым. Другой вариант – фуражки фасона тех-же годов. Когда мимо проезжает ретро – автомобиль (а их там много) – начинаешь теряться во времени. Ощущение сильное.

 

Мужчины одеты в светлую рубашку и темные брюки или галибу (рубаха в пол), а в друзских и христианских селениях в роскошные черные шаровары с мотней. Ну и арафатки конечно (так и не спросил там – как они правильно называются) в основном бело-красные - саудовские.

 

Женщины ходят либо в обычной, но все закрывающей одежде с платком на голове, либо в черном балахоне с щелью для глаз. Что под ним – остается догадываться, однако на всех базарах в изобилии висят расшитые блестками разноцветные платья и очень веселое нижнее белье.

 

От роскошных ресторанов в старинных двориках Дамаска до забегаловки у дороги в далеком от центра селе пища примерно одинакова, разница только в количестве вариаций. Едят курицу, баранину или говядину в виде шашлычков, кебабов или шаурмы, салатики, бабагануш из баклажанов, и варианты хумуса. Мясо подают между двумя лепешками. Есть еще фалафель – когда в лепешку заворачивают не шаурму, а котлетки из бобовых. Иногда предлагают фрукты, из которых самый вкусный, сладкий, огромный, упругий и незабываемый - виноград. Все это свежее, натуральное и вкусное в большинстве случаев, даже если кафе больше смахивает на автомастерскую – таких много. Около Латтакии (море) нам однажды сильно повезло с дорадой на гриле. Больше мы такой роскоши нигде не видели.

 

Восточные сладости продаются в специальных лавках и все представляют собой пахлаву в разной творческой обработке. Однажды наш друг обнаружил огромный вареник, плавающий в сиропе.

 

На улицах городов много лавок, которые жмут соки из фруктов. В основном гранат, кислый зеленый апельсин, яблоки, бананы и виноград. Многия лавки бодяжат сок с водой или с крошеным льдом, но есть совершенно замечательные места. Кроме соков можно попить нормальную воду из пластиковых бутылок, купить в специальном магазине местное или ливанское вино, арак (крепкая анисовая водка как рака в Турции или узо в Греции) и всякий импорт. Есть много местных напитков газированных, сладких, с фруктами, колой и т.д. Угарит-кола и Мастер-кола выиграли наши рейтинги по сравнению со всеми остальными баночками этой категории. Чай в Сирии - это безвкусные пакетики Липтон. Они думают, что это круто и что этого хотят все иностранцы. У них есть нормальный чай если сумеете его попросить))). Кофе варят отличный, и любителям этого напитка не придется объяснять, что растворимый не катит.

 

Сирия выходит одной стороной на Средиземное море. Здесь живут алавиты, терпимые ко всему, что нам близко. Местные девченки здесь ходят по улицам в нормальных маечках и не заматывают голову. На море есть пляж, на который приезжают и сирийцы, и представители других государств – чаще ближневосточных. На пляже большинство женщин одевают смешные костюмы, которые похожи на водолазный гидрик, только к нему пришита юбка до колен. Гидрик бывает разных цветов, но всегда однотонный, а вот юбочка может оказаться в цветочек. Иногда это не юбка, а платьице, одетое поверх гидрика. Мужчины купаются в длинных черных трусах. Иногда в одной компании есть персонажи в бикини и гидриках, и они нормально относятся к выбору друг друга. Местные жители купаются, но не плавают. Они просто заходят в воду группами по пояс или по плечи и там торчат как поплавки. Конечно, есть исключения.

 

Животных в Сирии довольно много. Самое любимое животное, котое уважают, любовно называют джамалем, дают ему человеческие имена – это верблюд. Овцы там кучерявые, козлы бурые, куры наглые, коровы как коровы (но вид у них довольно холеный), ни одной собаки я там не видел, кошек много везде, по камням носятся крупные беговые ящерицы (они там не ползают, а именно бегают на длинных ногах), и однажды в развалинах Афамии мы случайно нашли черепаху. Она таинственно стучала панцирем под каменными блоками развалившейся стены, и мы думали, что это древний зомби проснулся и подает сигналы из могилы. Других мыслей там просто не могло появиться - серьезно.

 

И наконец о том, за чем на самом деле стоит поехать в Сирию. Исторические памятники, расположенные на территории современной Сирии настолько разнообразны и удивительны, что их описание абсолютно неуместно в этом опусе. Скажу только, что это раскопанные или нетронутые мертвые города и крепости от 6000 летнего возраста до XII – XV веков Н.Э. Разнообразие и количество потрясает. Огорчает то, что отношение местных властей к этим памятникам наплевательское. Они способны только продавать билеты желающим их осмотреть. Посреди развалин, частично восстановленных иностранными миссиями (в основном французскими и итальянскими) разъезжают басмачи на мотоциклах и продают туристам фальшивые монеты из раскопа. А может и не фальшивые – не знаю что хуже. Их столько в Пальмире и Афамии, что хочется открыть на них охоту. В других местах по соседству с развалинами или прямо в них живут люди, и памятник становится помойкой.

 

Однако посмотреть все еще есть на что, и оно стоит того, чтобы закрыть глаза на все неприятности, налить во фляжку коньяка, настроиться философски, и тогда Вы получите от Сирии огромное удовольствие.