Здесь, в Катманду, красивые женщины. Об их нелёгкой жизни в условиях в общем-то феодализма я уже писал, как упомянул и о глобализации.

Близ самого дорогого кинотеатра в городе, куда приходит молодёжь с мобильными, я заметил на столбе неброский рекламный щит международной Школы искусств и моды — IEСSAF. На следующий день, после посещения музыкальной академии «Калейдоскоп», я потащился в один из центральных районов Катманду под названием Багбазар. Главная улица пестрит рекламными щитами с написанными на непальском вперемешку с английским названиями брендов. Школы иностранных языков предлагают помочь со сдачей IELTS и TOEFL. Как в любом государстве с большим контрастом уровней жизни, уехать за границу, «свалить за бугор» — один из основных приоритетов.

Школа занимает второй этаж небольшого здания. На первом этаже торгуют свежевыжатыми соками и модной одеждой. Через дорогу от неё находится академическое заведение — Национальная Непальская Академия. У входа в школу стоит охранник в военной форме салютует посетителям. В день моего присутствия в школ полным ходом шла подготовка к экзаменам, оттого обуви у порога почти не было
. Директор школы разрешила немного пофотографировать, попросила не мешать студентам и немного рассказала о своём заведении.

В стране, являющейся один из крупнейших потребителей новозеландской шерсти и, соответственно, одним из крупнейших производителей ковров — есть очень богатые люди. И эти люди хотят хорошо одеваться. Кроме того, непальскому кино, Колливуду, про который я обязательно расскажу попозже, необходимы костюмы и декорации. Для желающих стать моделями, дизайнерами или архитекторами IECSAP предлагает два типа курсов, продолжительностью от трёх месяцев до четырёх лет: дизайн интерьеров и фэшн-дизайн. Обычные студенты одногодичники успевают осилить ни много, ни мало теорию дизайна, историю дизайна, теорию цвета, дизайн мебели, устройство зданий, как обставить квартиру мебелью, как организовать показ, как оценить стоимость прокта, CAD, Васту Састра, Фэн Шуй и основы ландшафтного дизайна, и наконец дизайн интерьеров. Большая часть курсов читается на английском языке.

«Катмандушное» отделение — всего лишь часть сети. В нескольких городах поменьше, созданы аналогичные школы. Выпускники заведуют больше, чем 72 бутиками по всему Непалу и создают больше 60% одежды для непальского кино, униформу для работников банков, авиалиний, отелей и казино. Больше 21 архитектурных бюро были организованы её бывшими студентами.

Директор так складно говорила. Я сидел и слушал, смотрел по сторонам и в какой-то момент, признаться, совершенно забыл, что в стране революция, борьба с нищетой и безграмотностью, из-под крана воду пить нельзя, а на дорогах про правила движения вспоминают только, когда заходит речь о размере взятки полицейскому.

В приёмной пришлось довольно долго ждать аудиенции. До меня приехали молодой парень с миловидной девушкой. Что-то долго обсуждали за дверью из матового стекла. Я разглядывал блики на красном шлеме, лежащем на красном сиденье.

В классах студенты готовились к экзаменами, что-то рисовали, шили, тихонько обсуждали. Лишь изредка в коридорах встречались преподаватели.

Студенты Школы искусств и моды станут модельерами и архитекторами. Может быть откроют свои салоны и студии. Может быть даже уедут трудиться в другую страну. Школа, её бегло говорящий по-английски директор, ученики, классы, макеты, картинки на стене — всё это невероятным образом выпадает из моего Непала. Будто попадаешь в отдельное измерение между Востоком и Западом.

Умноглазый кудрявый мальчик из швейного класса меньше всех рисовался на камеру. После съёмок подошёл ко мне и медленно, но внятно сказал: «Thank you for taking photos of me». Я послал эти фотографии на адрес электронной почты, указанной на сайте школы.