Геометрия на песке от Джима Деневана

После знакомства с таким творчеством можно перестать верить в инопланетян (но это не про нас). Для одних в его рисунках — мыльные пузыри, дельфины и крылья бабочек, для других — миллиметровый расчет перспективы и расстояния. Джим Деневан — в миру профессиональный повар, зарабатывает на жизнь организацией банкетов или варит овсянку под брендом «завтрак на траве». Пляжное же искусство для него давным давно стало болезнью, геометрические фигуры — формулами реальности. Отмыв кастрюли после очередного застолья, он отправляется на пляж вышагивать десятки миль с палкой в руках. 

Коряга должна быть сухой, песок — влажным. Для основы лучше всего подходят полосы гладкого сырого песка шириной 100-200 метров, образованные отливом. На калифорнийском побережье, где живет Джим, таких мест достаточно. В процессе не используется никаких измерительных приборов. Почти каждая картина состоит из 7 часов работы и 30 миль, пройденных пешком. И каждая картина живет лишь несколько часов до ближайшего прилива, оставляя свой песчаный след только на матрице фотоаппарата. «Любовь тоже прекрасна и тоже не длится всю жизнь», — говорит Джим, и пляж снова готов принять игру его воображения.


Пляжная каллиграфия от Эндрю ван ден Мерва

Даже письмо без единого слова может быть наполнено логикой. Эндрю, каллиграф по образованию, соглашается с тем, что его занятие не приносит никакой пользы, но день ото дня на адрес пляжей в окрестностях Кейптауна приходят письма, которые невозможно прочитать. Это не слова и уж тем более не связный текст — просто значки и загогулины, асемическое письмо, смысл которого определяется только восприятием и интуицией. По большей части здесь используются системы колониальной и доколониальной африканской письменности, но, бывает, встречаются и вовсе непредсказуемые элементы.

Царапанье палкой по песку изначально не доставляло автору особого удовольствия, рисунки получались довольно безобразными. Семь лет Эндрю потратил на то, чтобы изобрести инструменты для черчения на пляже и совершенствовать свою технику. Со временем его неуверенные закорючки превратились в четко начерченные буквы и символы, а процесс написания письма стал весьма посещаемым мероприятием.