Джим Коллинз «Великие по собственному выбору». Изображение № 1.

 

Джим Коллинз

Преподаватель Высшей школы бизнеса Стэнфордского университета, автор бестселлера «От хорошего к великому»

Мифы об успехе

Укоренившийся миф №1: успешными лидерами становятся отважные, готовые на риск провидцы. Те великие лидеры, чью судьбу мы изучили, вовсе не обладали даром предвидения. Они присматривались к тому, что работает, выясняли, почему это работает, и строили свою компанию на доказавших свою надёжность основах. Эти лидеры не отличались склонностью к риску, дерзостью, дальновидностью и креативностью. Зато они были более дисциплинированными, больше полагались на опыт и параноидально перестраховывались.

Миф №2: успешные компании выделяются благодаря инновациям. Исследование показало, что это неверно. Разумеется, десятикратники* применяли инновации, и весьма активно, однако они не внедряли больше инноваций, чем их менее успешные конкуренты, а порой даже оказывались менее склонными к инновациям. Гораздо более важным оказалось умение усмирять изобретательность дисциплиной.

Миф №3: радикальные внешние перемены требуют столь же радикальных перемен внутри компании. Напротив, десятикратники менялись в ответ на внешние изменения меньше, чем их пары из контрольной группы.  

Десятикратники не более креативны, не более дальновидны, харизматичны, честолюбивы, удачливы и отважны, чем их менее успешные соперники. Их главное отличие — парадоксальное сочетание контроля и его отсутствия. С одной стороны, они понимают, что имеют дело с неопределённой средой. С другой стороны, они не допускают, чтобы результат их деятельности определяли внешние силы или случай. 

 

Вы Амундсен или Скотт?

По-настоящему показательным примером противоположных стилей руководства могут стать организаторы параллельных экспедиций на Южный полюс — победитель Руаль Амундсен и проигравший Роберт Скотт. Вкратце философию Амундсена можно сформулировать так: не дожидайтесь внезапных трудностей, чтобы убедиться, что вам не хватает стойкости. Не откладывайте выяснение вопроса о том, можно ли есть сырое дельфинье мясо, до момента кораблекрушения. Амундсен готовился к экспедиции задолго до её начала: закалял и тренировал тело, среди прочего однажды добравшись из Норвегии до Испании на велосипеде. Он побывал у эскимосов, чтобы перенять их опыт выживания в полярных условиях, начал одеваться, как они, и даже двигаться в их манере. Он годами изучал записи, связанные с жизнью во льдах, продумывая все варианты неудачных событий, которые могут произойти с экспедицией, в том числе и свою собственную смерть.  

Не откладывайте выяснение вопроса о том, можно ли есть сырое дельфинье мясо, до момента кораблекрушения

 

Скотт был его полной противоположностью: он не совершенствовал заранее свою технику лыжного хода, взял вместо испытанных эскимосами собак пони, которые быстро погибли в полярных условиях, не рассчитал количество необходимой для всех участников похода еды и не предусмотрел многое другое, что и привело к трагедии. Чтобы различие между этими двумя людьми стало ещё более наглядным, достаточно упомянуть, что у Скотта был с собой всего один термометр, и он «был вне себя от ужаса и гнева», когда тот разбился. Амундсен же взял четыре таких градусника.   

 

Фанатичная дисциплина

По сути дисциплина — это последовательность, верность ценностям и целям, следование определённому методу. Не смешивайте дисциплину с регламентацией, подчинением внутри иерархии, навязыванием бюрократических правил. Истинная дисциплина означает независимость ума, который не соглашается на то, что противоречит его ценностям, его требованиям к работе и долгосрочным планам. Единственный вид дисциплины, присущий десятикратникам, — это самодисциплина, воля и готовность ради великой цели идти на всё.

Десятикратники — нонконформисты в лучшем смысле этого слова. В следовании своей цели они беспощадны, несгибаемы, упорны до маниакальности. Внешние события не могут их поколебать, они не бросаются из стороны в сторону вместе со всем стадом, не хватаются за самые соблазнительные шансы, если те не соответствуют их плану. Этим людям свойственны цельность и непоколебимость. Они настолько хорошо себя знают, что никогда не переоценивают свои силы. 

 

Эмпирическая креативность

Социальные психологи говорят, что в ситуации неопределённости большинство людей склонны обращаться за советом к другим: к авторитетным фигурам, к друзьям, к нормам своей социальной группы. Десятикратники же, прокладывая свой маршрут в неопределённых обстоятельствах, не оглядываются на традиционные представления и на то, как поступают другие. Их не волнует даже мнение экспертов и гуру. Они полностью сосредотачиваются на эмпирических данных. 

Десятикратники в своих решениях опираются на прочный эмпирический фундамент, что придаёт им уверенности и ограждает от риска

 

Вразрез с обычаем и общим мнением они идут вовсе не ради того, чтобы доказать свою независимость и продемонстрировать упрямство. Их задача в том, чтобы с помощью эмпирических данных подкрепить своё независимое суждение и направить свой творческий инстинкт. Действовать эмпирически — значит полагаться на прямое наблюдение, проводить эксперимент или же разбираться со статистикой, а не опираться на мнения, причуды, авторитеты и непроверенные идеи. Тщательная эмпирическая подготовка позволяет десятикратникам совершать дерзкие, креативные шаги, ограничивая при этом риск. 

 

Продуктивная паранойя

Десятикратники отличаются от менее успешных лидеров сверхбдительностью, которую они проявляют и в добрые времена, а не только в худые. В самых спокойных, предсказуемых, благоприятных ситуациях они постоянно помнят, что в любой момент обстоятельства могут обернуться против них. Так что лучше встречать катастрофу во всеоружии. «Нужно руководствоваться страхом, но скрывать его, — говорил Билл Гейтс. — Я постоянно допускаю возможность провала». 

Десятикратники особенно выделяются не столько паранойей, сколько эффективными упреждающими действиями, полномасштабной подготовкой и спокойными, хладнокровными действиями. Как Амундсен с его огромными запасами провианта, десятикратники обращаются с финансами весьма осмотрительно, запасаются наличными на случай любых неприятностей. Как Амундсен, они выживают в самых неблагоприятных условиях, потому что обдуманно, методично, систематически готовятся и неустанно задают себе вопрос: «А что, если?» 

 

Амбиция пятого уровня

Будь эти лидеры лишь патологическими типами, параноидальными придурками, эгоистичными и антисоциальными, им бы вряд ли удалось создать великие компании. Так почему люди с готовностью идут за ними? Потому что их неистовые амбиции притягательны: свой эгоизм и фанатизм они вкладывают в нечто более значимое и долговечное, чем они сами. Да, они честолюбивы, но их честолюбие направлено не на собственное «я», а на великую цель — создание компании, изменение мира, на что-то прекрасное и важное. 

Лидеров пятого уровня отличает страстное стремление к чему-то за пределами самого себя

 

Лидеры-десятикратники умеют сочетать в себе скромность и профессиональную волю. Переход от хорошей компании к великой обычно осуществляется благодаря лидеру, который сосредотачивается не на себе, а на деле, сам особо не высовывается и вдохновляет сотрудников принципами, а не своей харизмой.  

*Десятикратниками автор называет лидеров, под чьим руководством компании в 10 и более раз превосходят показатели в своих отраслях.