Консёрн

от англ. concern, «озабоченность»

 

ЗНАЧЕНИЕ

Выражение беспокойства различной степени тяжести

 

 

ПРИМЕРЫ УПОТРЕБЛЕНИЯ

— Наташа, прекрати симулировать консёрн!

— Пришел клиентский консёрн, надо все переделывать и снизить цену втрое.

Консёрн — от англ. concern, «озабоченность». В современной российской бизнес-среде употребляется к месту и не очень. В отличие от слова асап, главного героя предыдущего выпуска «Буллшит бинго», в зависимости от контекста консёрн может иметь очень разные (вплоть до противоположных) значения и трактоваться максимально вольно. Но, как и в случае с асап, клиентское письмо, содержащее консёрн, в принципе не может закончиться ничем хорошим.

Минимум, гарантируемый клиентским консёрном, — испорченное настроение и головная боль. Максимум может доходить до штрафов, скандалов и, не дай Бог, уголовного преследования. Вероятно, именно поэтому консёрн получил такое широкое распространение.

Все русскоязычные аналоги содержат слишком точные формулировки: беспокойство и озабоченность имеют определённо-личный характер, консёрн при этом безличен и оттого изначально звучит угрожающе. Недовольство — уже слишком сильное слово, лишающее реципиента возможности поволноваться.

Консёрн — мощный инструмент ведения переговоров. Наши читатели из клиентского бизнеса не дадут соврать: на любой высокоуровневой встрече со стороны клиента присутствует человек, мощно симулирующий консёрн. Очень часто это девушка, которая во время презентации молча и презрительно смотрит на выступающего, периодически что-то брезгливо записывая в блокнот. Если выступающий никак не хочет ломаться, заикаться и путать слова, девушка говорит: «Все это очень интересно, но у меня есть один консёрн...» В большинстве случаев после этого презентацию нужно переделывать с нуля, смету ужимать втрое, а саму симуляторшу консёрна приглашать на дорогие завтраки за свой счёт.

По сути, консёрн — форма психологического давления; высший пилотаж — когда консёрн выражается безмолвно и всё равно достигает цели. Также всегда очень интересно наблюдать, как меняется человек, привычный к получению консёрнов, когда ему предоставляется шанс выразить консёрн самому, — это сродни поведению старослужащих в армии.

Между тем, консёрн — тот редкий случай, когда роль выражения не сильно различается в российской и международной бизнес-практиках. В своё время мы готовили годовую digital-стратегию для одного, чего уж греха таить, международного табачного бренда. Стратегия прошла все мыслимые итерации в цепочке мы — сетевое агентство — российский офис клиента, после чего отправилась в головной офис за границей. Оттуда вернулось письмо, начинавшееся со слов everything’s great, but we have a couple of concerns. Нужно ли говорить, что стратегия так никогда и не была реализована и сгинула навсегда, утащив за собой месяц рабочего времени доброго десятка людей в трёх компаниях?

Альтернативный вариант

Приходится признать, что консёрн неспроста плотно засел в российском бизнес-жаргоне: им очень удобно пользоваться, если нужно помучить исполнителя/продавца, а придраться к конкретным факапам (см. далее) не получается. Со стороны этого часто не видно, но бизнес вообще и российский бизнес в частности очень часто сводится к тому, чтобы скрыть свои истинные намерения и выиграть время, и консёрн — один из лучших способов это сделать.
И кстати: в следующем выпуске «Буллшит бинго» мы поговорим об основополагающем, краеугольном слове «факап».