Под прикрытием: Почему бизнесмену в России стоит быть близким к власти. Изображение № 1.

 

 

Роман ФЕДОСЕЕВ

Заместитель главного редактора H&F

О миссии нового поколения предпринимателей на нашем сайте было написано много — можно сказать, проект родился из подобного рода рассуждений. Но несмотря на стремительно развивающиеся внешние атрибуты, фундаментальные изменения происходят очень медленно, и тут есть достаточно пищи для размышлений.

Например, занятный факт: среди бизнесменов достаточно людей, которые поддерживают нынешнюю власть. Речь, конечно, не о старых знакомых первых лиц государства — к предпринимательству они имеют только формальное отношение, а о вполне себе рядовых представителях среднего и малого бизнеса и даже набивших оскомину стартаперах.

Казалось бы, человеку от бизнеса логично требовать радикальных реформ или даже смены нынешней политической и экономической системы и команды, стоящей у власти. Повторяющиеся с высоких трибун многие годы рассказы о необходимости улучшения инвестиционного климата на деле оказываются пшиком. В рейтинге простоты ведения бизнеса Россия стоит между Республикой Палау и Сальвадором, десятки тысяч предпринимателей сидят по надуманным статьям, фраза «хватит кошмарить бизнес» вызывает только грустную ностальгию и усмешку. На каждом рынке власть старается поставить свою монструозную неповоротливую корпорацию, сокращая пространство для манёвра независимым игрокам. Сложно даже представить, какой мощный импульс для развития получил бы бизнес, если бы государственная политика развернулась в его сторону.

Выходит, что поддерживающие власть люди играют против самих себя? Нет, всё немного сложнее. Чтобы в этом разобраться, нужно ответить на другой вопрос: какова главная цель любого бизнеса? Конечно, в пресс-релизах модных стартапов сейчас принято писать «наша цель — изменить мир» или «наша цель — дать людям то, чего у них нет». Но если все-таки говорить о реалистичных, базовых вещах, то цель любого бизнеса — работать, зарабатывать, получать прибыль, расти, развиваться, производить экспансию.

Успех любой компании обычно зависит от целого ряда простых факторов, вроде человеческих ресурсов и умения выбрать правильное время. Но в России начала XXI века неожиданно важную роль стал играть специфический фактор — лояльность власти.

 

 

Возмущение тяжёлыми условиями 
для бизнеса они называют нытьём:
мол, работать надо, а не жаловаться

 

 

Ведь те люди, которые поддерживают власть, обычно одновременно с этим и, что называется, встраиваются в систему. Возмущение тяжёлыми условиями для бизнеса они называют нытьём: мол, работать надо, а не жаловаться. И работают: заседают на всевозможных правительственных круглых столах, в советах, организовывают ручные профессиональные ассоциации, тусуются в «институтах развития» (которые в российских условиях точнее назвать «институтами распила»). Работают не зря. В качестве вознаграждения — всевозможные преференции, господдержка в случае возникновения проблем и, главное, — золотоносные госзаказы. «Сколково» не повезло в аппаратной борьбе, но ничего: новый добрый фонд готов раздавать деньги в трендовой теме интернет-стартапов.

Получается, поддерживающие власть бизнесмены действуют максимально прагматично и эффективно. Они делают лучшее для своей компании в данный момент времени. Психологи бы здесь отметили, что люди вообще в подавляющем большинстве случаев выбирают малое благо сейчас, чем возможность получить большое благо позже. Прозрачный и справедливый рынок принёс бы им в перспективе намного больше денег, чем закрытый и коррумпированный. Но и тут прагматика побеждает. Даже если власть в стране сменится, эти бизнесмены окажутся на новом рынке в новых стартовых условиях более крупными и финансово стабильными, чем их конкуренты. А риск иметь проблемы из-за связи с бывшими покровителями минимален: в реальность люстраций могут верить только очень наивные оппозиционеры. Такая настоящая, к сожалению, вин-вин ситуация.

Среди практических издержек тут разве что можно отметить одно. Слишком много общаясь с чиновниками, бизнесмен рискует сам в какой-то момент превратиться в чиновника и потерять предпринимательскую хватку. Но в целом этот фактор не перевешивает все плюсы.

Какого-то неожиданного разворота в конце этого текста не будет — российскому предпринимателю действительно выгодно быть близким к власти. Но есть одно замечание. Не существует какой-то отдельной этики бизнеса. Этика, представление о добре и зле, о хорошем и плохом распространяется на все сферы жизни. И если, например, с точки зрения прибыли продавать наркотики и оружие — лучшее бизнес-решение, то оно всё-таки вызывает вопросы с моральной стороны. А еще есть такая штука как карма. Ни в каком-то мистическом смысле, а, скорее, в личном, человеческом: отвечать в конечном счете придётся перед самим собой.

Фото: Homepage image via Shutterstock