«Сын интернета»: Почему стоит смотреть кино об Аароне Шварце. Изображение № 1.

 

Настя ЧЕРНИКОВА

Редактор H&F

Фильм документалиста Брайана Кнаппенбергера, получивший деньги на Kickstarter, сегодня стал доступным на Vimeo. Желание снять эту историю пришло к режиссёру почти сразу после смерти Аарона Шварца — у них осталось много общих знакомых по предыдущей работе о движении хактивистов «Анонимус». 

Кто такой Аарон Шварц и почему он навсегда останется символом своего времени? Американский программист, получивший впервые доступ к компьютеру в три года, живущий с двумя одарёнными братьями и с детства знающий, что он может сделать мир «лучшим местом для жизни». Иначе какой смысл жить? «Недостаточно действовать так, как тебе говорят, слушать своих родителей и учителей. Нужно всегда задавать себе вопросы», — говорил Аарон, когда за его плечами уже была сделка на миллионы долларов по продаже новостного сайта Reddit компании Condé Nast. Однако деньги его мало интересовали.

Шварц, как и его братья, любил учиться, но в отличие от них, обожал и учить. Он заражал идеями всех вокруг, потому что верил, что они сделают мир свободнее, а людей — счастливее. Аарон с детства пресекал любые попытки ограничить его. Школу он ненавидел и считал, что может читать учебники без помощи учителей. Да и мало что его интересовало, кроме погружения в Сеть, — в 14 лет Шварц разрабатывал RSS под надзором основателя интернета Тима Бернерса-Ли. В 16 стал работать с создателем Creative Commons Лоуренсом Лессигом. А поступив в Стэнфордский университет, выдержал год, после чего перешёл в венчурный фонд Y Combinator по приглашению Пола Грэма.

В фильме хорошо видно, насколько важен Шварц для отцов интернета, — они прислушивались к мальчику, которому ещё не стукнуло и двадцати, но для них он уже тогда был гением. «Больше всего я ненавижу, когда меня не воспринимают всерьёз», — признавался Аарон, вероятно улавливая ухмылки бизнесменов и политиков, которые не понимали, как можно идти на поводу у ребёнка. 

После продажи Reddit Аарон месяц работал в офисе Wired (другое издание, принадлежашее Condé Nast), но за это время сделал всё, чтобы его уволили. Он бесился, когда вокруг коллеги то и дело предлагали протестировать новую приставку и бубнили над ухом, — вся эта атмосфера только мешала ему концентрироваться.

Вся дальнейшая биография (или, как написали в одном западном издании, агиография) Аарона связана с сохранением мира, где он живёт, — свободного интернета. Он создал сайт Watchdog, чтобы собирать данные об американских политиках, стал соучредителем группы Demand Progress, помогающей защищать гражданские свободы и бороться с реформами. Если бы не Аарон, антипиратские законы SOPA и PIPA— мощный рычаг для цензурирования интернета, — скорее всего, были бы приняты.

Он верил, что информация и знания должны быть доступны. Поэтому мало кто удивился, когда в 2011 году Аарон скачал миллионы документов онлайн-библиотеки JSTOR в MIT с целью размещения их в публичном доступе. Но правительство больше не могло терпеть — Шварцу грозило 30 лет тюрьмы за мошенничество с использованием компьютера и штраф в миллион долларов. В то время Аарон уже находился в глубокой депрессии, за ним охотилась ФБР, у него не было денег, а все обжалования приговора отклонялись. Через два года Аарон Шварц повесился в своей квартире в Бруклине. Он не мог сдаться правительству и никогда бы не признал свою вину.

Главный вопрос, которым задаётся Кнаппенбергер, отражён в цитате аболициониста Генри Давида Торо, которая служит эпиграфом к фильму: «Cуществуют несправедливые законы. Должны ли мы повиноваться им? Или прилагать усилия и вносить изменения, но повиноваться до тех пор, пока не преуспеем? Или мы должны сразу преступать их?» Аарон Шварц не шёл на уступки и не признавал силу власти. Потому что знал, что они ожидают именно этого. Государство хотело показать на его примере, что случается, когда граждане слишком долго мешают планам правительства. Этим они не оставили ему выбора — Аарон превратился в мученика системы и заставил задуматься, что каждый способен сделать для того, чтобы мир стал чуть лучшим местом для жизни.

Фотография на обложке: Daniel J. Sieradski/Flickr