Айзек Корреа

совладелец IconFood

 

Если к тебе приходит человек без опыта, но с огромным желанием работать — найми его. Ты никогда не знаешь, где найдёшь суперзвезду. 

Я не штрафую людей, это глупо. Если человек не справляется с чем-то, его нужно уволить. Это ущерб твоему собственному бизнесу. 

Нужно понимать вот что: если ты открыл ресторан, ты не начнёшь немедленно купаться в деньгах. Только год уйдёт, чтобы понять, может ли такая концепция работать. А чтобы окупиться, нужно минимум три года.

Что заставляет вернуться в ресторан? Не еда же. Мне часто посетители говорят: «Спасибо, Айзек, у тебя так хорошо, я как будто не в Москве провёл эти два часа». К такому эффекту я и стремлюсь.

 

 

 

В России люди до сих пор считают, что настоящий бургер — это бургер
из McDonald's или Burger King. С этим приходится работать.

 

 

 

Мы не пытаемся быть модными. Зайдите в Corner Burger — там нет расфуфыренных тусовщиков. Посетители, конечно, выглядят хорошо, но одеты в стиле сasual — они приходят поесть и поболтать с друзьями.

Когда я начинал делать Montalto, очень хотел иметь хорошую пиццу, а не такую, как привыкли видеть в Москве. Расстраивался, если у поваров не получалось. Требовал, чтобы гость не ковырялся в пицце с креветками с лупой в поисках этих животных, а сразу видел гору креветок. Бился, чтобы тесто делалось не два часа, как везде, а 24 часа, как положено. Мне говорили: Айзек, что ты нервничаешь, это же просто пицца. А для меня это очень серьёзно, понимаете?

В России сложно делать монобрендовые рестораны, потому что люди приходят в пиццерию и хотят суп, а в бургерной семеро из десяти не хотят бургер. Монобренд может работать в одном случае — если это какой-то модный и дешёвый фастфуд для хипстеров. Лапша, например.

Мы открыли кондитерскую UDC, когда на каждом шагу продавались французские круассаны, а американских капкейков не было. Несколько месяцев продавали только чай-кофе и сладости, а потом оборот вырос, и мы стали продавать ещё и салат, завтрак, бизнес-ланч. Ну а что — к вам приходят голодные люди, а не только те, кому захотелось сладкого.

Не тратьте деньги на рекламу. Создайте такой продукт, о котором напишет каждый журналист, который его попробует. Вот вам и реклама.

Я не ем булочки от бургера.