Александр РОДНЯНСКИЙ

AR Films

Продюсирование — подход к жизни. Продюсерством можно назвать решение любой задачи. Одна моя знакомая после удачного приёма сказала: «А ведь я была продюсером вечеринки!»

Царящая в российском кинобизнесе атмосфера развращает. Отношения здесь имеют большее значение, чем потенциал проекта, деньги добываются через связи в государственных структурах, а заработок российского продюсера чаще связан с размером бюджета, а не с успехом фильма.

Телевидение и кино в России — не первая и даже не десятая по важности для страны отрасль. Медиа, частью которых, конечно, и является кинематограф как один из инструментов влияния на сознание, нашими соотечественниками не воспринимается как серьёзный бизнес.

Мы привыкли уважать осязаемые материальные товары, а медиа производят идеи, информацию, образ жизни и торгуют ими. В основе финансового успеха медийных людей, как правило, не просто понимание бизнес-процессов, а  уникальная идея, способная увлечь миллионы.

Опыт всех успешных продюсеров говорит: никогда не закрепляйся в жизненных завоеваниях и даже в успехах, никогда не останавливайся, двигайся дальше. Если вы действительно продюсер, вы никогда не затоскуете.

Я глубоко убеждён, что именно политика и цифры решают судьбу любого телеканала. С той лишь поправкой, что в России и на территории бывшего СССР более значима политика, в мире с «давно подстригаемыми газонами» — бизнес.

Самое любопытное в IPO — люди. Ты видишь сотни людей из так называемой «мегаэлиты мира», диктующей правила большой финансовой и геополитической игры всему человечеству. Чаще разочаровываешься, иногда внутренне восхищаешься.

Есть удивительный эффект. Смотришь фильм и ловишь себя на том, что вымышленные эпизоды отражают твою реальную жизнь. В юности мне запомнился фильм французского режиссёра Клода Соте «Венсан, Франсуа, Поль и другие». Такая квинтэссенция романтики, лёгкости и движения. Моя жизнь на СТС была такой же.

Пусть в фильме о Второй мировой действуют хоть инопланетяне, но благодаря точным деталям и такой запредельный сюжет может выглядеть художественно достоверно.

В «Обитаемом острове» желание наше было очевидно — соединить в одном проекте несоединимое: диссидентскую, хоть и ставшую классикой, литературу и мейнстримового режиссёра, необычайно медийного и близкого российской власти. Наш план состоял в том, чтобы увлечь и примирить общим культурным наследием и его актуальным прочтением разные части общества. Вышло ровно наоборот: обиделись и разозлились все.

Параллели с оболванивающим массы излучателем Саракша оказались уж очень очевидными. Мой украинский опыт подсказывал: аллюзии могут быть восприняты чрезвычайно болезненно. Лишь участие в проекте Фёдора [Бондарчука], человека политически надёжного, помогло нам избежать серьёзных сложностей.

Тот факт, что «Обитаемый остров» не стал победой, был большим разочарованием и внятным уроком. После него я решил мыслить здравыми категориями, пытаться уловить зрительские потребности и соответствовать им.

Я не верю в продвижение механическое. Вы же принимаете решение посмотреть тот или иной фильм или сериал исходя из своих каких-то предпочтений. К каждому фильму мы ищем свои пути. Просто распространить информацию о фильме недостаточно, нужно создавать ощущения, какие-то базовые потребности, эмоциональные мотивы.

Я считаю принципиальным условием любого успешного фильма наличие сильной человеческой истории. Мы же сочувствуем не идеологии, даже очень правильной, а сильной идее; не призывам, а вполне конкретным людям. Вообще то, к чему мы имеем отношение, — мы создаём эмоции, впечатления. Вы идёте в кино для чего? Для того, чтобы прожить жизнь другого человека в течение двух часов.

Состояние скепсиса и раздражения по отношению к русскому кино связано с общим неверием в персонажа и условия его обитания. Мы просто не узнаём этих людей: это картонные персонажи, живущие в фанерных декорациях. Иными словами, продвижение должно исходить от героя.

Я горжусь причастностью к фильму «Елена» Андрея Звягинцева, но ради экономической объективности стоит заметить: его бюджет выше, чем бюджет драмы, обещающей стать рентабельной. Отсюда простой вывод: российское серьёзное кино не справляется без госдотаций.

Лично я выбрал путь универсализма. Путь создания фильмов, способных пересекать границы, путешествовать по разным странам и везде быть воспринятыми адекватно, в полном согласии с тем, что хотели сказать авторы.

Когда имеешь дело с профессией, не стоит бояться выдающихся примеров. Чем выше планка, тем лучше. Нужно искать ролевые модели и не стесняться мечтать о соперничестве с ними.

Я верю только в контент: фильмы, сериалы, компьютерные игры — это то, что обеспечивает будущее нашей индустрии.

Через месяц после выхода на NASDAQ у меня появилось ощущение, что я потерял что-то важное.

Каждый из нас — продюсер своей жизни.

Иллюстрация: Анна Данилова

В материале использованы цитаты из книги Александра Роднянского «Выходит продюсер» (МИФ).