Николай Кононов

главный редактор H&F

Я листаю закрытый от посторонних глаз гугл-док, где в столбике указаны люди — и справа их решения с пояснением. Напротив подписавших письмо о социальном контракте предпринимателей с кандидатом в мэры Москвы Алексеем Навальным стоит yes. Большинство отказавшихся объясняют свой выбор так же единообразно. В их формулировках «подождём пару лет», «высказываемся о законах, но не политиках», «мы ничего не изменим», «не хотим публичных заявлений» сквозит: если закрыть глаза, не страшно.

Эту привычку — жить со смежёнными веками — даже прогрессивные слои русской нации вырабатывали столетиями. Вытеснение угрозы как метод борьбы с ней не задушишь, не деинсталлируешь. Партнёра осудили по липовому обвинению; приятель свалил за границу, потому что лучше низкая прибыль и спокойный сон, чем взятки и угроза шантажа; знакомые свернули компанию, потому что чиновники гнали вверх тарифы на абонентское обслуживание... Нет, пока не придут с обыском в шесть утра, лучше не думать и уютно пить чай, беседовать про образование детям, ремонты, дачи.

Ау, очнитесь, недалеко от вас творятся беззакония и материализуется прорубоно-вытягоно из писателя Сорокина. К вам, а не в соседний офис, явятся с обвинением в преступном сговоре. Инициируя абсурдные законы и надиктовывая приговоры, власть фактически развращает граждан и разрушает право.

Это уже не удобненькая коррупция. Да, цена на нефть не падает, но горожане проснулись и обнаружили, что мафия застрелила независимый суд. Проснулись и видят, как сажают того, кто не договорился со спрутом.

Послание авторов письма о Навальном очевидно: дело не в конкретном кандидате; важно учиться не переговорам с инвестором, а не отворачиваться, игнорировать. Идти и решать проблемы. Изгонять страх и фатализм. 

Эти бизнесмены тоже выбирали, как Нео из «Матрицы»: взять таблетку правды или спать дальше. Причём они поняли, что это не тот случай, когда, по Пелевину, кроме «да» и «нет» есть вариант «а пошёл ты».

 

Эти бизнесмены тоже выбирали, как Нео из «Матрицы»: взять таблетку правды или спать дальше 

 

Неудивительно, что идея с социальным контрактом озарила именно их, интернет-деятелей. Долина и IT-предприниматели выступили мощными жертвователями в пользу Барака Обамы (если что, это не сравнение с Навальным, чьи взгляды скорее в чём-то напоминают Ромни). Нетерпимость ко лжи и быстрота реакции присущи интернету изначально: сервисы, продукты меняются быстро, и если врать себе и команде, что вы в порядке, не выживешь. Провели А\В-тестирование, убедились в работоспособности модели — вперёд, внедряем.

Политик, который действует как стартап, безусловно, привлёк их внимание. Они увидели в кампании Навального компанию. Если рассматривать Навального по принципу «продукт — рынок — команда», то вопросы вызывает разве что HR. Насколько хорош как политтехнолог его начштаба Волков, пока непонятно. Менторов с громкими именами нет.

Однако рынок выжженный, а продукт рулит: у Навального хорошее образование, английский, внятность, харизма, умение формулировать и обеспечивать прозрачность сбора и расходования средств. Плюс трезвое отношение к своим слабым местам и инстинкт политика — готовность до конца биться за свои убеждения.

Я был на встрече Навального с предпринимателями, после которой они решили помочь. Когда Навального спросили «как вы представляете, что бизнесу от нас нужно?», он ответил: «Я мог бы сейчас завести разговоры про налоги, регулирование сетевой торговли, закон об интернете, но я понимаю, что не хватает одного — нормальной страны, где верховенство закона, независимый суд, принципы меритократии в действии».

Ключ к истории с письмом в том, что Навальный родом из семьи бизнесменов. Его родители основали в 90-х фабрику, выпускающую мебель из лозы. Их поколение, казалось, не упустило шанса на успех в рыночной экономике, но государство, ведомое околочекистской тусовкой, взяло другой курс. На тайной встрече в маленьком зале гостиницы Mariott Навальный не обещал бизнесменам-прагматикам ничего осязаемого, материального — один воздух.

Однако этот воздух оказался тяжелее страха «пронесёт», «подождём пару лет». Добрая половина собравшихся оставила роспись на социальном контракте.

Простите, но перед вами две таблетки.

  Иллюстрация: Анна Данилова