Николай Кононов

Главный редактор H&F

Помните олдскульную страшилку про интернет? Будешь чекиниться, ставить геотеги, отмечать дом, где живёшь, кафе, где завтракаешь, — маньяк выследит и придушит. Страшилка не просто глупа (в интернете все знают, что ты собака, чьи страницы смотрел и где был), но вводит в заблуждение насчёт эффекта экономики доверия и взаимодействия между людьми. Недавнее исследование Джека Левайна и Джеймса Алана Фокса гласит, что серийные убийства в США сократились в последние десятилетия, а психолог Майк Амодт, изучающий серийных убийц, утверждает, что это связано с ростом экономики прямого взаимодействия между людьми.

Грубо говоря, объяснение такое. Airbnb, TaskRabbit, EatWith и прочие онлайн-сервисы — об изначальном доверии друг другу. О чём-то вроде тертуаллианова «душа по природе христианка». Конечно, случаются убийства, готовившиеся с помощью интернета, но чаще это касается анонимных сайтов типа Craiglist. В целом же распространение смартфонов и социальных приложений, в которых люди совершают транзакции без лишних посредников, испортило жизнь преступникам. Как минимум потому, что им требуется быть технически изощрёнными: иначе наследишь. Холмс изучал глину на башмаках — современным следователям легче, они имеют дело с виртуальным сбором улик.

Раз вы открываетесь миру, будьте готовы, что вместе с единорогами и радугой из вашего шкафа выскочит пара скелетов

И вся эта радость — проникновение интернета, растущие продажи смартфонов, аудиторные успехи соцсервисов — «теперь и в России». Влияние на преступность пока доказать трудно — хотя бы потому, что достоверной статистики по убийствам нет (цифры варьируются от официальных 17 000 до 50 000 в год). Но совершенно ясно, что у россиян есть все шансы жёстче почувствовать обратный эффект открытости.

Проблема даже не в государстве, которое регулирует интернет об колено и не церемонится с личной информацией. Оно пока ещё колеблется, боясь народных волнений в случае цензуры в соцсетях или какой-то подобной ерунды. А вот индустрия, использующая ваши cookies как товар, уже властвует и разделяет.

Начало цепочки — те, кто собирает data: что вы делали в интернете. Затем те, кто анализирует ваши телодвижения. И наконец деятели рекламы, которым продают якобы сгруппированных и обезличенных — без имени и фамилии — пользователей. Рекламщики используют эту информацию для более точного таргетирования, чтобы, условно говоря, предложить вам хинкали, когда вы наконец сели на диету (ну ОК, показывать только те объявления, которые по идее должны вам понравиться).

В общем, тот факт, что растущее доверие между людьми приходится оплачивать личными данными, — не новость; и раз вы открываетесь миру, будьте готовы, что вместе с единорогами и радугой из вашего шкафа выскочит пара скелетов и примется, гремя костями, гулять по сети.

А как действуют торговцы вашими данными и что они на этом зарабатывают — читайте завтра в расследовании H&F.

 Иллюстрация: Анна Данилова