Роберто Панчвидзе (МDК): Как использовать веру и ложь в бизнесе. Изображение № 1.

 

Роберто ПАНЧВИДЗЕ

Основатель MDK

Когда меня заставляли читать молитвы, я дико злился. Меня просто колбасило, и я с ненавистью произносил священные слова — казалось, чем больше я повторял их, тем сильнее закипала кровь от непонимания: «Что я тут делаю, я ведь не верю?» Не знаю, зачем меня насильно водили в церковь, но все обряды вплоть до причастия оставили глубокий след — неверие буквально во всё. От этого начались мои проблемы в общении, учёбе и усвоении информации.

Прошло более 10 лет, во мне многое изменилось, и теперь я понимаю, что именно эта злобная ересь внутри меня породила веру — веру в собственный продукт и в себя.

Вера — мощнейший инструмент искажения реальности. Если что-то существует, мы в это верим. Например, что тот текст, который вы сейчас читаете, — реален. Но вдруг всё сработает наоборот? Вы верите во что-то, и это становится реальностью. Я верю, что в России жить плохо, а на Западе — хорошо. И мне совсем неважно, как обстоят дела на самом деле. Я даже никогда не проверял: не пытался получить гражданство Канады, справку об отсутствии судимости в Чехии и не снимал жильё в Берлине. Люди верят в этот факт, и мы видим огромный поток мигрантов в западные страны.

Если такой феномен присутствует в истории с миграционной политикой, почему бы ему не поработать на мой бизнес? Эти мысли посещали мою голову два года назад. Почему МDК не может перевоплотиться в какой-нибудь стартап или агентство? Я беру и начинаю в это верить и жить с этим сознанием в моей голове, перестраиваю жизнь в русле этой веры, выстраиваю догматы, по которым должен жить я и другие сотрудники. Поступаю соответственно видению, даже если оно не сходится с мнением большинства.

Можно тысячу раз говорить о вере в себя, но это вам не поможет. Хорошие предприниматели врут, великие — верят

 

Я рассуждаю так: мы лучше всех делаем контент для молодой аудитории — настолько, что пробуем убедить окружающих. Возможно, найдутся два-три человека, которых я смогу заразить верой в свой бизнес. И тогда у меня будут «мои люди», не просто наёмные рабочие, а часть той системы, которая изначально заложена в принципы создания конечного продукта.  Дальше дело техники: я пущу слух, что нечто мы делаем действительно хорошо (и тут я почти не совру), и люди потянутся, потому что все, кого они встретят, не скажут обратного. Я в это верю.

Но остаётся главный вопрос: где в бизнесе грань между верой и ложью? Ведь совершенно не факт, что то, в чём я убедил себя, есть правда. Когда я говорю, что через год MDK станет очень крутым креативным агентством в Москве, многие справедливо отвечают, что я вру. Возможно, это и так. But I trust.

Когда я наврал H&F, что 30% показов рекламы во «ВКонтакте» — это MDK, я тоже верил в то, что говорил. Но самое забавное — трафик стал расти ещё быстрее. Так где ложь, а где религиозная убеждённость в своей правоте? Всё сложно.

Можно тысячу раз говорить о вере в себя, но это вам не поможет, потому что ни в университете, ни на вебинарах этому не научат. Хорошие предприниматели врут, великие — верят.

Лгать нужно лишь тогда, когда можешь прогнозировать последствия лжи. Лишь стреляющий готов к тому, что однажды выстрелят в него. Поэтому если у вас есть хоть какое-то сомнения, стоит ли, сразу же сворачивайте проект — он не для вас.

Фанатизм — это больно. Однажды выйдя из тихой обители, вы никогда не сможете вернуться туда. Зона дискомфорта может стать для вас самым уютным местом на Земле — достаточно лишь верить в то, что вы на своём месте.

Что посеешь, то и пожнёшь. Распространяйте свою веру, а люди, которые работают бок о бок с вами, должны не просто разделять ваше видение. Они должны жить в одном информационном поле с вами, и не так важно, что выйдет в итоге, — «семья» Мэнсона или компания Apple.