Иван МИТИН

Владелец антикафе «Циферблат»

Почему не в Берлине

Да, в Берлине было бы проще. Там намного дешевле, и многие говорили, что атмосфера наиболее подготовлена для нашего проекта. Но мы выбрали Лондон как более сложную точку — это один из самых дорогих городов Земли, и здесь огромный выбор, где классно посидеть в совершенно разных атмосферах. Особенно если говорить о районе Шордич, где мы открылись.

Откройся мы в каком-нибудь унылом городишке, где некуда пойти, к нам пришли бы только из-за интерьера. А здесь хорошим интерьером никого не удивишь. Хотелось понять: сможем ли мы выжить? Сама идея здесь нужна или нет?

 

Как выбирали район

В Лондоне наиболее живые районы — бывшие депрессивные зоны, где была плохая криминогенная обстановка. Из-за этого там очень дешевое жильё, что привлекает всяких гуманитариев и художников. Постепенно накапливается их критическая масса, район становится крутым и дорожает. И начинает консервироваться, а молодёжь переезжает дальше на окраину.

Район, где мы открылись, был совсем стрёмным лет 15 назад, авангардно-художественным, турбо-хипстерским года четыре назад, теперь он стал более конформистским. Турбо-хипстеры двинулись дальше на север, а мы находимся между турбо-хипстерами и офисным планктоном в Сити. Меня устраивает, когда всё умеренно, здесь есть разные люди.

Как раз такой район я и искал — который был депрессивным и стал крутым. Поэтому помещение было довольно тяжело найти: географическое ограничение уменьшает число вариантов до 10%.

Иван Митин («Циферблат»): Как открыть антикафе в Лондоне. Изображение № 1.

Как выбирали место

Помещение надо прочувствовать. Я зашел сюда и ахнул, как круто: здесь бы я поставил это, здесь разместил бы то. Я сразу начинаю думать, как театральный режиссёр: как люди будут ощущать себя, передвигаться. Если этого не происходит, то помещение не подходит.

Единственное правило — ни одного «Циферблата» не будет в подвале, разве что тайный бункер, и это будет его фишка. Заведение должно быть гостиной для всех. В России неудачно скопировали «Циферблат»: снимают сырые подвалы, ставят плату за вход, а люди неутончённые считают, что так и должно быть.

 

Почему такие цены

Я исходил из того, что это будет очень популярное место, где всегда дофига народу и больше просто не влезет. Мы открывали кафе на 35-40 мест — правда, в последние дни там находятся 40-70 человек. Посчитав расходы, я вычислил плату за вход — 3 пенса в минуту. Если бы я ожидал 20 человек в день, мог бы поставить 10 пенсов в минуту, но тогда никто бы не пришёл.

 

Какие есть подводные камни

Я хочу посоветовать всем предпринимателям, которые будут открываться в Лондоне: ещё сидя в самолете, обдумывайте, как будете заниматься сантехническим делом. Никогда не вызывайте сантехника. К нам пришёл человек, пошерудил несколько минут и взял 120 фунтов, то есть больше 6 000 рублей. Я рад за его семью, но не за себя.

Иван Митин («Циферблат»): Как открыть антикафе в Лондоне. Изображение № 7.

О публике

В Лондоне выше процент людей, которые занимаются делом, сидя у нас, а не просто отдыхают. Кто-то пишет научные работы, кто-то делает зарисовки для художественных курсов, работает над архитектурными чертежами. Мне приятно это наблюдать, это созидание. В Лондоне в принципе что-то надо делать, здесь недостаточно быть клёвым чуваком. Город диктует такое состояние.

При этом не все упёрлись в экран, стоит гул разговоров. Это приятный гул. Представьте, что у вас большая семья: мамы-папы, братья-сестры, по пять детей, и вы собрались в гостиной, кто-то работает, кто-то спорит, дети играют на полу, кто-то сел за пианино, разучивает ноты, но при этом все настолько друг друга любят, что никто никого не раздражает.

Кстати, есть ещё одно отличие от московских кафе: здесь люди более деликатно относятся к окружающим, не позволяют себе резко нарушить сложившуюся атмосферу. Никто не вскрикнет: «Я так и знал, что ты мафия!» Гул разговоров не перебивается так резко, что ты думаешь: «Господи, что это было?!»

 

Where's the next stop

Я хочу и буду открывать «Циферблаты» по всему миру. Но открыв кафе в Лондоне, я не стал эмигрантом. Не было такого, что я попрощался со всеми, поцеловал березу... Нет, я просто уехал работать.

Нам поступает много предложений со всего мира. Думается, что следующим городом может быть Нью-Йорк, но вообще главный капитал — это люди. Так что если найдётся подходящий человек, с которым можно открывать кафе в Сызрани, откроемся в Сызрани.

 Текст: Анастасия Напалкова

Фотографии: Екатерина Никитина для RusskyLondon