По данным отчёта «Российский венчур: версия 4.0», в первом квартале 2014 года объём российского инвестрынка упал до минимальных значений за последние два года. Сдержать падение удалось за счёт Фонда развития интернет-инициатив, созданного по поручению Владимира Путина. На его долю пришлось 42% от всех сделок.

H&F спросил основателей венчурных фондов, как они работают на рынке и чего от него ожидают. Некоторые российские инвесторы отказались от комментариев. Например, основатель фонда IMI.VC Игорь Мацанюк сказал, что «вопросом не сильно владеет», хотя сам находился в Литве, куда недавно его компания Game Insight перенесла головной офис. Западные фонды, которым H&F отправил запросы, на них не отреагировали. Инвестор, близкий к зарубежному венчурному рынку и пожелавший остаться анонимным, сообщил, что на Западе отказываются от инвестиций в Россию и прекращают сотрудничество. 

Отбойное течение: Интернет-инвесторы — о ситуации на рынке. Изображение № 1.

 

Константин Синюшин

Cооснователь The Untitled Ventures Company

Причины неблагоприятного инвестклимата можно разделить на две группы: общая ситуация в стране и временная.

К первой относится то, что у нас очень странное законодательство, отсутствует дееспособная судебная система, плохо работает полиция, чрезмерное регулирование. Но с этим всем инвесторы научились жить и мириться. Платя цену за страновые риски, они могли рассчитывать на лучшую прибыль за счёт растущего и развивающегося рынка. Динамика рынка здесь была такова, что она покрывала эти издержки. Но более полугода назад экономика перестала расти — это можно увидеть по различным признакам: в ретейле средняя сумма чека уменьшилась, в банках увеличилась просроченная задолженность, цена на недвижимость начала падать и так далее. В общем, есть много признаков, которые об этом говорят реально, хотя в полуфальсифицированных отчётах Росстата этого может быть не видно.

инвесторы сейчас более консервативно отбирают проекты, ставят  высокие требования к командам и тщательно проверяют свои гипотезы

 

В этой связи инвесторы задумались над своей стратегией. Венчурная индустрия построена по принципу пирамиды: вкладываете на ранних этапах, ожидая, что cтоимость проекта вырастет, и сможете продать дороже, чем покупали. В такой системе ничего плохого нет, кроме того, что она работает при растущей экономике. Инвесторы начали очень критически смотреть на проекты — они не понимают, что из них получится.

Временные причины — политические. Следствием является то, что с рынка начали исчезать иностранные инвесторы. То есть раньше у проекта было два реальных способа заработать: долго растить проект и выходить на IPO или продать проект стратегическому иностранному инвестору (можно ещё продать стратегическому российскому инвестору, но это очень редкий случай). Про IPO в условиях падающей экономики можно забыть, а иностранцы ушли, и денег стало меньше.

В целом инвесторы сейчас более консервативно отбирают проекты, ставят высокие требования к командам и тщательно проверяют свои гипотезы. Насколько я понимаю, значительный интерес смещается в сторону проектов, которые могут развиваться не только на локальном рынке.

 

Отбойное течение: Интернет-инвесторы — о ситуации на рынке. Изображение № 2.

 

Глеб Давидюк

Управляющий партнёр фонда iTech Capital

Инвестклимат в России я бы назвал умеренно-осторожным. Те, у кого есть деньги, инвестируют, ожидая того, что на фоне остывшего интереса от западных игроков получат лучшие условия: дисконт по оценке, дополнительную защиту собственных рисков или чего-то ещё. Таким образом, на фоне отрицательных процентных ставок и избыточной ликвидности на западных рынках капитала российский рынок смотрится, мягко скажем, убого и скупо. Иностранцы же говорят вежливое «нет», проявляя «живой» интерес к российским сделкам. Поэтому ожидать притока в страну капитала на фоне сообщений о всё новых санкциях, экономическом спаде и «инновационных» законодательных инициативах российских властей, конечно, не следует.

Из иностранных игроков в России сейчас активными остаются только институты развития вроде ЕБРР и профинансированные ими же фонды, потому что они просто должны здесь быть. Ну и конечно, на рынке возник гигантский государственный карман в виде множества российских институциональных инвесторов, и мы впервые увидели государство как активного игрока инвестиционного сообщества.

Несмотря на «серость» горизонта , у тех, кто остался на рынке, возможностей сделать интересные инвестиции сейчас несравнимо больше, чем во времена экономического роста. Мы в рынке покупателя, что открывает море возможностей тем, кто Россию понимает и готов смириться с присущими нашей стране рисками.

 

Отбойное течение: Интернет-инвесторы — о ситуации на рынке. Изображение № 3.

 

Братья Либерман

Основатели фонда BrothersVenture

Про рынок ничего не понятно сейчас. Многие инвесторы просто замерли и ждут чего-то. Когда питчишь проект, который ориентирован на рынок России, большинство его сразу откладывают. К тому же многие интерпринёры активно думают, как начать бизнес за границей, вернее, свободными от любых границ. Геймдевелоперы оказались самыми независимыми и массово стали покидать страну.

 

Отбойное течение: Интернет-инвесторы — о ситуации на рынке. Изображение № 4.

 

Дмитрий Чихачёв

Управляющий партнёр Runa Capital

Российский рынок глубже интегрировался в мировой — теперь не только стартапы ищут иностранных инвесторов, но и многие российские инвесторы обратили внимание на иностранные стартапы. В 2012–2013 годы рынок был, что называется, «перепродан» — поэтому сейчас наблюдается стабилизация/уменьшение количества сделок. Количество инвестиций выросло в десять раз за пару лет, при этом количество хороших стартапов растёт более медленными темпами. Полагаю, в этом году ситуация стабилизируется и ближе к концу года возобновится рост. 

 

Отбойное течение: Интернет-инвесторы — о ситуации на рынке. Изображение № 5.

 

Максим Штейгервальд

Инвестиционный директор ФРИИ

По всем отчётам, на российском венчурном рынке наметился спад активности. И виновата здесь не только экономическая неопределённость и стагнация в реальном секторе российской экономики. Причины кроются и в обычных бизнес-циклах.

Рынок венчурного финансирования в России активно рос начиная с 2009 года, когда профессиональных инвесторов было не больше десяти. Сейчас венчурных фондов несколько десятков, за это время было профинансировано несколько десятков проектов на стадии роста и сотни компаний на самых ранних стадиях. Деньги вложены, ставки сделаны, теперь приходит время результатов — необходимо показать эффективность вложений последних трёх-четырёх лет. Инвесторы начинают более сдержанно подходить к оценке перспектив проектов и внимательнее анализировать цифры и следить за отдачей. Всё это приводит к спаду активности. Но этот спад показывает не провал отрасли, а её взросление. Отрасль стала более зрелой и больше не готова тратить, не получив результатов от предыдущих вложений.

Говорят, время кризиса — это время творчества. Это шанс для инновационных компаний завоевать рынок. Кризис вынуждает потенциальных клиентов искать новые точки роста и более эффективные решения, которые помогают снижать расходы. Это шанс и для инвесторов — найти привлекательный и перспективный проект по адекватной оценке.

 

Фотография на обложке: Shutterstock