Как строят заводы. Изображение № 1.

Андрей Олейник

управляющий директор агробизнеса группы «Базовый элемент»

   

Как принимается решение

Когда объём производства свинины в холдинге стал значительным, мы поняли, что большую часть прибыли, которую мы отдаём переработчикам, мы могли бы оставлять себе, и решили построить свой мясоперерабатывающий завод. Кроме того, в Краснодарском крае есть дефицит мясоперерабатывающих комплексов и мяса собственного производства (край производит на 150 000 тонн мяса в год меньше, чем потребляет). Это гарантировало, что у нашей продукции будет сбыт.

Инвестиционный и строительный департаменты холдинга разработали бизнес-план проекта: в нём было прописано, какую продукцию планируется выпускать, в каком объёме, какие инвестиции нужны, каковы рентабельность проекта и сроки его окупаемости. Затем план был вынесен на рассмотрение совета директоров. Совет директоров может принять его, отклонить или попросить доработать. В нашем случае сразу было принято положительное решение.

После того как бизнес-план одобрен, начинаются поиски проектного института, который совместно с инвестдепартаментом будет разрабатывать проектную документацию, по которой работают строители и технологи. Одновременно начинается поиск финансирования и переговоры с банками. Большие инвестпроекты в основном реализуются на заёмные средства — это общемировая практика.

Рассмотрение проекта на кредитном комитете банка занимает месяц-полтора.
На поиск финансирования в лучшем случае уходит от трёх до шести месяцев, но он может длиться и несколько лет. Чтобы подготовить проектную документацию, нужен примерно год.

Мы начали подготовку строительства в 2007 году. Подготовили проектную документацию, частично оплатили оборудование, а потом начался кризис, и проект был заморожен. В 2010 году мы возобновили работу и стали искать финансирование, но деньги нашли только в 2012 году. Всего инвестиции в строительство составили 1,1 миллиарда рублей. Около 30 % — это расходы на оборудование, 40 % — на строительство и 30 % — на коммуникации. Мощность нашего завода — 8 400 тонн мяса в год; такой завод считается средним по размеру предприятием. Для понимания: такой завод может обеспечить мясом 100 тысяч человек (исходя из рациональной нормы потребления мяса в 75 килограммов на человека в год). Примерно столько как раз живёт в Усть-Лабинском районе Краснодарского края, где находится завод. Наш завод закрывает примерно 6 % дефицита мяса в Краснодарском крае

Деньги на строительство

Процесс получения кредита на реализацию инвестпроекта отличается от процесса одобрения кредита на покупку, к примеру, машины. В случае с частным лицом банк оценивает только платёжеспособность клиента. При строительстве заводов оценивается ещё и сам проект, банк требует обеспечения в виде ликвидных залогов, страховку от несчастных случаев. После одобрения кредита представители банка раз в квартал проводят аудит технологической и строительной части проекта: смотрят, строится ли завод, соответствует ли он заявленному проекту, идут ли деньги именно на стройку.

Каждый кредитный договор — это индивидуальное решение. Его условия зависят от качества заёмщика: чем лучше компания, тем ниже процент и длиннее срок кредитования. В России банки, как правило, не дают кредиты более чем на три года. Это неправильно: все проекты в сельском хозяйстве имеют длительные сроки окупаемости, поэтому сельскому хозяйству нужны «длинные» деньги.
У сельхозпроизводителей должен быть доступ к кредитам не менее чем на восемь лет, потому что любой проект в сельском хозяйстве начинает окупаться примерно через пять лет. До кризиса средняя ставка по долгосрочным кредитам составляла порядка 14 % годовых. Сейчас банки предлагают 32–35 % — понятно, что по такой цене деньги никто не берёт; проектов с рентабельностью, которая позволила бы окупить такую ставку, нет.

У нас уже был участок земли в городе Усть-Лабинске Краснодарского края, надо было получить разрешение на строительство и согласовать технические условия от разных служб. Например, я прихожу в газовую службу и говорю, что мне нужен определённый объём газа. Она соглашается, но просит что-то отремонтировать. Это входной билет, это разрешено законом. Так же обстоят дела с подключением к остальной инфраструктуре, необходимой для работы предприятий, — электричеству, водоснабжению и канализации.

После получения технических условий выбирается генподрядчик. Он несёт ответственность за всю стройку: закупает материалы, нанимает субподрядчиков, составляет график работ, контролирует сроки и качество. Мы как заказчик платим ему деньги за работу и стройматериалы, а также контролируем ход работ на площадке.

Наш завод был построен за два года. Были и нестандартные ситуации. Например, некоторые помещения, которые должны быть в конце технологической линии, проектировщик по ошибке заложил в её начале — проект пришлось переделывать уже в ходе строительства . Иногда бывало, что кабель подводили не в то место и его нужно было переносить; что часть крыши построили без снегоотбойника. Такое бывает на любой стройке.

Подготовка к работе

После завершения строительства нужно, чтобы объект приняли газовики, электрики и стройнадзор. На мясоперерабатывающих предприятиях приёмку также проводит ветеринарная служба, которая сертифицирует завод на соответствие требованиям биобезопасности. Важно, чтобы предприятие правильно утилизировало биоотходы, имело систему санитарной обработки на входе — требований много.

Параллельно с проверками на заводе идут пусконаладочные работы. Сначала все коммуникации и оборудование тестируются по частям вхолостую и без загрузки сырьём. Потом всё проверяется в комплексе: работает ли линия, есть ли неполадки. Потом на завод начинают подвозить сырьё. Сначала линии работают на минимальной мощности, потом мощность постепенно наращивают. Наш завод начал работать в январе этого года, пока он работает на половину мощности, на полную проектную мощность выйдет в мае.

Получение разрешений и пусконаладочные работы могут занять три-шесть месяцев, если нет критических ошибок. Инспектор может попросить что-то переделать и приехать для проверки ещё раз.

Поиск сотрудников

Что касается инженерного персонала, то мы принимали инженеров на работу , когда начали монтировать оборудование. Это нужно для того, чтобы специалисты знали, как монтировалось оборудование, и видели проблемные места. Набор технического персонала мы начали за полгода до запуска. Мы не использовали кадровые агентства для поиска сотрудников: рынок узкий, все друг друга знают, и смысла платить агентствам нет. Использовали рекрутинговые сайты и личные каналы. Некоторые кандидаты обращались сами, после того как узнавали о заводе.

Фактически весь персонал у нас из Краснодара, за исключением генерального директора, который решил переехать в Усть-Лабинск из другого региона.
По нашему опыту, люди соглашаются на переезд, если работа интересная.

Есть дефицитные специальности — например, обвальщик, который отделяет мясо от костей. Его работа похожа на труд хирурга. От него зависят скорость работы завода и качество мяса. Таких людей приходится искать и переманивать. Всего на нашем заводе, после того как он выйдет на полную проектную мощность, будут работать 200 человек. 70 % сырья для завода обеспечивают наши свинотоварные фермы. Остальные 30 % — это поставки из Краснодара, Курска, Белгорода. Наш завод пока занимается только так называемой первичной переработкой мяса, производит туши, полутуши и субпродукты. Мы поставляем их на мясоперерабатывающие комбинаты, которые занимаются вторичной переработкой и производят колбасу и другие изделия. Собственную вторичную переработку мы планируем наладить к концу 2015 года.