Александра ОСИПОВА

Создатель приложения Be Healthy

Я родом из Ташкента, математик по образованию, училась в МГУ. Программистом я стала на втором курсе, когда решила, что нужно начинать зарабатывать. Моим первым заданием на первой работе было написать прошивку для принтера, который печатал только на китайском. Я проковырялась день, и он начал печатать на узбекском и русском. Со временем я освоила программирование мобильных приложений и думала о том, что когда-нибудь смогу сделать собственный проект.

 

Ташкент — идея

О конкурсе мобильных приложений, который в Ташкенте весной 2013 года проводила армянская фирма mLab ECA, я узнала случайно, но идея проекта пришла сразу. Я была сильно простужена, мне нужно было лекарство, и я подумала: было бы здорово узнать, в какой аптеке оно дешевле всего. Прототип Be Healthy, довольно сырой, я накидала за пару дней и подала заявку на конкурс. Я делала утилитарное приложение для Ташкента, другого мира для меня не существовало. У приложения было несколько простых функций — поиск лекарства по аптекам, напоминание о том, что нужно принять таблетку, и т.п.  

В Узбекистане на конкурс заявилось много проектов, причём инди-разработчик среди них был один — я. Остальные представляли состоявшиеся IT-компании с ресурсами, вложениями и штатными программистами. Было много социальных сетей, проект, который распознаёт мелодии, и другие сервисы, но победило моё приложение. 

Организаторы конкурса со стороны Узбекистана очень ругали меня: «И такую хрень ты повезёшь представлять страну!»

 

Конкурс проводился в нескольких странах СНГ, лучший проект из каждой страны обещали отправить в Ереван на встречу с потенциальными инвесторами для питчинга. Что означает слово «питчинг» я тогда не имела представления, но начала собираться в Ереван.

Перед встречей с инвесторами нужно было доделать и запустить приложение, подготовить презентацию и бизнес-план. Друг-дизайнер помог мне с прототипом, сестра-фармацевт рассказала кое-что об отрасли, а с презентациями и бизнес-планом помочь было некому. Организаторы конкурса со стороны Узбекистана очень ругали меня: «И такую хрень ты повезёшь представлять страну!» Я обложилась книгами, не спала сутками, и доделала всё в срок, потому что верила в проект. В Ереван мы летели с пересадкой в Москве, по дороге я читала Ричарда Брэнсона «Теряя невинность» и чувствовала, как погружаюсь в незнакомый удивительный мир.

 

Ереван — прототип

В Армению приехало 15 человек. Победители конкурса из разных стран и члены жюри, опытные предприниматели и айтишники, два дня провели вместе, ели шашлык, обменивались мыслями и идеями. Встреча с инвесторами так и не состоялась: они не приехали. Но мы нашли в Ереване кое-что получше — новых знакомых, связи, идеи, друг друга. Победители конкурса из Украины, ребята, которые делают игру X-Rift, пригласили меня в киевский инкубатор. Я подумала: «Наверное, там учат программировать». Ещё они посоветовали сделать проморолик, написать письма ангелам-инвесторам, завести страничку на AngelList

В Ташкент я вернулась с твёрдым намерением работать серьёзно, взяла большую книжку по бизнес-планированию на английском, стала продумывать монетизацию, переделывать приложение. Мы пробовали работать с телефонными справочными по аптекам Ташкента, но те оказались не готовы к технологическим изменениям, пытались выйти на крупные сети, но они не желали разглашать информацию и советовали вернуться к ним, когда у приложения будет 100 000 активных пользователей. Невыполнимое условие потому, что в Ташкенте около 10 000 активных пользователей мобильного интернета. Мы сняли ролик, сейчас его забавно пересматривать, и первое письмо инвестору я написала Игорю Рябенькому просто потому, что больше никого не знала. Он, конечно, ничего не ответил.

Инкубационный период: Почему девушка из Ташкента не смогла запустить стартап. Изображение № 1.

Киев — позиционирование

Заявку в киевский бизнес-инкубатор Happy Farm я подала в последний день. Очень боялась, что она затеряется, написала в «Фейсбуке» всем, кто как-то связан с этим инкубатором, поставила всех на уши и через два дня уже ехала в Киев по их приглашению. Начались страшные дни. Меня спрашивали: «Ваш проект виральный?» А я отвечала: «Вы же меня не знаете, зачем вы меня обижаете?» Я ходила с блокнотом, записывала все незнакомые слова и гуглила, ночами разбиралась, о чём шла речь.

К нам приезжали коучи из Москвы, из Сан-Франциско, настоящие гуру. Они спрашивали: «Кто твоя целевая аудитория? С чего ты взяла, что она пользуется мобильными приложениями?» Я действительно ничего не знала о своём потребителе и начала проводить анкетирование. Постоянно приходилось покидать зону комфорта и общаться с незнакомыми людьми.

В Ташкенте слово «стартап» очень модное, но только в Киеве я по-настоящему поняла, что оно значит, и увидела,
как работают над стартапами

 

Я приставала к пассажирам в электричках и метро, к покупателям в аптеках, говорила: «Ой мне нужно лекарство, не знаю, где его найти, а как вы ищете?» Собирала лайфхаки. Потом я снова общалась с аптеками, пыталась договориться об обмене информацией. Так прошло два месяца.

В Ташкенте слово «стартап» очень модное, но только в Киеве я по-настоящему поняла, что оно значит, и увидела, как работают над стартапами. Меня и всех остальных резидентов инкубатора постоянно критиковали. Это помогло понять: новый проект ругают всегда, это не говорит о том, что идея плохая или менторы ничего не понимают. Это не значит, что нужно всё бросить и опустить руки. Излечиться от ощущения собственной никчёмности просто — нужно залезть на TechCrunch и прочесть первые сообщения под статьёй о Twitter. Они примерно такие: «Вы что, идиоты? Кому нужны публичные эсэмэски?» Свою долю негатива получает каждый проект, нужно уметь вычленить из него конструктив и не поддаться отчаянию.  

 

Москва — пивот

Инкубирование закончилось, а меня пригласили в Москву на Challenge Cup в группу проектов о здоровье. Организаторы нашли мою страницу на  Angel.co, которую я завела после поездки в Ереван. К тому времени проект изменился. Стало очевидно: покупателю не нужно давать самую низкую цену, достаточно информации о средней цене и наличии препарата в аптеках. Приложение должно давать возможность сохранять историю болезни и историю назначений, напоминать о приёме лекарств. 

Я не работала довольно долгое время, у меня почти не было денег, но почему-то мысли о том, что в Москве негде ночевать и нечего есть, меня не испугали. Я приехала сюда подготовленной и знала, что делать. Ходила по встречам с аптеками, общалась с руководителями московских инкубаторов, съездила в «Сколково». Посещала ивенты, знакомилась с инвесторами, как могла расширяла свою базу на LinkedIn и Facebook. Сейчас у меня солидная коллекция знакомств и визиток — есть к кому обратиться.

Видение Be Healthy продолжало меняться, команда (программист и дизайнер) не успевала за мной. Мы перестали понимать друг друга, и они покинули проект, а я уехала в Ташкент в депрессии. Примерно месяц я очень переживала, а потом начала успокаиваться и поняла, что было не так. Всё это время я думала о чём угодно: об удобстве для пользователей, о том, как выразить заботу о клиентах, о том, как сделать мир лучше, и забывала про самое важное — как проект будет зарабатывать.

С того момента, как я подала заявку на конкурс стартапов в Ташкенте, прошло чуть больше года. Я снова переехала в Москву, здесь я ищу себя в бизнес-аналитике и геймификации. Проект Be Healthy заморожен, я всё ещё не знаю, как его монетизировать. Депрессия отступила, теперь провал моего первого стартапа я рассматриваю как отличный опыт. В скором времени я начну делать что-то новое, зная, какие ошибки не нужно допускать.