Предприниматели — о бизнес-эмиграции в Европу, США и Азию. Изображение № 1.

Илья Красильщик

издатель Medusa Project SIA

К переезду мы начали готовиться так: расчертили гигантскую таблицу с десятком названий стран — все европейские, Турция, Израиль, что-то ещё — и начали отбрасывать по одному варианты, которые нам точно не подходили. Поскольку мы — новостное издание, ориентированное на российскую аудиторию, было важно, чтобы часовой пояс не сильно отличался. Сейчас у нас разница с Москвой всего час, но даже это чувствуется, когда начинать работу нужно не в девять утра, а в восемь. Поэтому Англия, Португалия, Ирландия и некоторые другие страны отпали сразу. Также для нас было важно, чтобы уровень жизни не сильно отличался. Мы — молодой проект, и платить зарплаты на уровне стран Западной Европы нам тяжело.

С получившимся списком мы обратились к юристам, они посоветовали рассматривать Прибалтику и особенно советовали Литву. Но мы решили выбрать Латвию. Во-первых, Рига — какой-никакой транспортный хаб, здесь и аэропорт, и паром до Стокгольма, и до Москвы можно быстро добраться. Во-вторых, здесь есть русскоязычная среда. Это тоже важно в ситуации, когда впервые пытаешься создать компанию за пределами России: тебе есть к кому обратиться за помощью на родном языке. Важную роль сыграло миграционное законодательство. Везде есть те или иные миграционные ограничения; обычно для того, чтобы нанять иностранного сотрудника, нужно доказать, что в самой стране нет человека достаточной квалификации. Часто к этому добавляется ограничение на количество иностранцев, которых можно нанять на работу, в Латвии такого ограничения нет. У нас не совсем типичная история: из наших 17 сотрудников гражданин Латвии всего один — ассистент редакции.

Предприниматели — о бизнес-эмиграции в Европу, США и Азию. Изображение № 2.

Когда мы окончательно определились с выбором страны, началась стандартная процедура. Механизмы здесь довольно понятные, чёткие и несложные. Ты регистрируешь компанию, вносишь уставной капитал, заводишь счёт и можешь начинать нанимать людей. Для этого необходимо разместить объявления о вакансиях на сайте государственного агентства занятости. Там твои объявления должны провисеть месяц, в это время приходят соискатели, проходят тестовые задания, происходит своеобразный тендер. К нам тоже приходили люди на собеседования. Галина Тимченко, главный редактор, с ними беседовала, но, как мы и предполагали, людей нужной квалификации, чтобы писать новости о России для российской аудитории, в Латвии не нашлось.

Через месяц появилась возможность подать так называемый вызов в Управление по делам гражданства и миграции на сотрудника. Будущий сотрудник должен заключить трудовой договор с компанией, собрать пакет документов из анкеты, фотографий, для семейных — свидетельства о браке. Ещё один необходимый документ — справка о несудимости, её делают долго, в течение месяца. Все эти документы нужны для предъявления в посольство, чтобы получить временный вид на жительство с правом на работу в конкретной компании. Ещё в посольстве нужно оплатить пошлину и консульский сбор, размер зависит от срока рассмотрения.

Пройти все процедуры нам помогала юридическая компания из Латвии. Мы зарегистрировали Meduza в июне, а начали работу на этой неделе. К этому времени все журналисты были трудоустроены и переехали в Ригу. Весь процесс занял примерно три месяца. Это было не просто, но чётко и понятно.

 

Предприниматели — о бизнес-эмиграции в Европу, США и Азию. Изображение № 3.

Николай Евдокимов

основатель SeoPult

Я уехал из России на остров Пхукет около пяти лет назад. До этого несколько раз проводил там отпуск, потом купил дом и подумал, что проще открыть там и офис. Меня привлекала простота работы с точки зрения получения виз. Плюс сотрудников было легко мотивировать к такому переезду: в Таиланде тепло, хорошо, нет пробок и бытовых сложностей, дешёвая аренда. Вообще, возможность жить за рубежом — хороший бонус. Московский офис остался в том же составе, около 400 человек, а новые направления и проекты, связанные с мобильным маркетингом, мы стали делать на Пхукете. Всем сотрудникам мы оплачиваем жильё — около 800 долларов за небольшой домик или квартиру, поскольку они соглашались переехать без подъёма зарплаты, но с хорошим социальным пакетом. Привозить людей из России для примитивной работы с такими расходами не хотелось, так что у нас работают шесть тайцев. Но чтобы найти одного тайца, надо провести 20−30 собеседований.

 

Санкции и политика не влияют
на предпринимательство: всё-таки мы строим глобальный проект

 

В апреле этого года я переехал в США, поскольку в Таиланде в последний год всё было очень плохо: военный конфликт привёл к тому, что стало тяжело получить рабочую визу — если раньше процедура была формальной и занимала один месяц, сейчас это четыре-пять месяцев. Цены тоже изменились. Раньше мы тратили на легализацию и обеспечение одного сотрудника порядка полутора тысяч долларов в месяц (сюда входит цена визы, поездки в посольство раз в три месяца, оплата жилья), сейчас это две с половиной тысячи без учёта зарплаты. В Лос-Анджелесе пока маленький коллектив, всего пять человек, но в течение полугода рассчитываем увеличиться до пятнадцати. Рабочую визу нужно ждать долго: если в апреле мы подаём заявки, сотрудники смогут въехать только в ноябре. На компанию выделяется квота, много людей не привезти. Но теперь мы можем нанимать людей прямо в Лос-Анджелесе — это хорошие специалисты, которые отлично вливаются в коллектив.

Санкции и политика в целом не влияют на предпринимательство: всё-таки мы строим глобальный проект, у нас есть клиенты из Великобритании, Германии, Франции, Кореи, Америки. Со стороны США нет какого-то специфического отношения к россиянам — все улыбчивые и добродушные. Визы получили легко, не было никаких дополнительных проверок, хотя переезд происходил в разгар конфликтов. Специфика здесь только в визовом вопросе, всё остальное по стандартной схеме: снимаешь офис, оборудуешь его, нанимаешь людей и работаешь.

 

Предприниматели — о бизнес-эмиграции в Европу, США и Азию. Изображение № 4.

Константин Калинов

Aviasales

Мы открыли офис Aviasales в Таиланде ещё в 2010 году. Я с женой к тому времени уже пожил на Пхукете: сначала приехали перезимовать на три месяца, а остались на шесть. На следующий год приехали на шесть, а остались на девять. У меня тогда была хостинг-компания, я занимался продажами, мог находиться где угодно. Идея Aviasales родилась уже на Пхукете, так что вопрос, где создавать бизнес, не стоял. Я вёл тогда самый популярный блог на русском языке о путешествиях Kosyan.com. В какой-то момент написал маленькую программу, которая помогала находить спецпредложения авиакомпаний, вся информация добавлялась в блог. С этой игрушки всё и началось.

Когда моя жена забеременела, она решила почему-то рожать в России. Сейчас считает это самым глупым поступком в своей жизни. Пришлось ехать в Россию, я продал предыдущий бизнес и окончательно понял, что хочу заниматься Aviasales. Снял офис в Питере, но программистов нанимал тех, которые готовы будут переехать. Я изначально знал, что в России жить не буду.

В Питере отвратительная погода. В этом ужасе я прожил тридцать лет. Но город хотя бы красивый, а в Москве погода тоже дерьмо, но она ещё и сама уродливая. С одной стороны — красивый дом, а рядом стоит какая-то хрень, и за ней ещё что-то прилеплено. Этот город эстетически мне отвратителен, у меня хороший вкус и я разбираюсь в архитектуре. Плюс Москва безумная, я не выдерживаю такой ритм. В Таиланде мы живём в деревне, где отсутствует архитектура в принципе, так что ничего не смущает глаз.

Офис в Питере существовал полгода, а потом я и ещё пять человек переехали. В Таиланде запрещено иметь бизнес с полностью иностранным капиталом. Но власти борются с турагентствами, гидами и другими туркоманиями компаниями, которые отнимают их хлеб, а мы айтишники, нас никто не трогал. Позже появился закон, по которому некоторым компаниям разрешили иметь 100% иностранный капитал и не нанимать тайцев. По идее, 51 % акций должен принадлежать тайцам, а на каждого нанятого иностранца нужно брать четырёх тайцев. Мы бы и рады их взять, но все нормальные программисты — в Бангкоке и Чиангмае, там тусовка, а Пхукет для них — даунгрейд.

В последнее время тайское правительство постепенно закручивает гайки. Запретили визараны, позволяющие пересекать границу ради штампа, перестали давать длинные туристические визы. У нас с этим особых проблем нет, легальный IT бизнес, проверяющие органы BOI (Board of Investment) в восторге. 

С программистами есть такая проблема: мы нанимаем русских, но они все интроверты и из дома выходят максимум раз в неделю, а тут надо переехать в другую страну. В вакансии написано про переезд, так что это многих останавливает.

Из плюсов жизни здесь — солнце, витамины, море. Питер меня просто убивал. По-моему, одной погоды достаточно, чтобы переехать в Таиланд.

Зарплаты предлагаем московские, но аренда обходится намного дешевле. Сейчас у нас три виллы, первая на 800 квадратов при стоимости в 120 тысяч рублей в месяц. Там прибой о фундамент бьётся.

Мы платим смешной корпоративный налог — 7 %, это уже с прибыли. Тут прогрессивная шкала, так что чем больше белая зарплата, тем выше налог. Всего я плачу в среднем около 12 % — это вместе с социалкой и всем остальным. В России 13 % только подоходный, а в целом выходит 48 %. А за что платить, если приходишь в больницу, а там тебя убивают? Или идёшь по улице, а там тебя грабят. При этом, если спросить кого-нибудь в России, сколько человек заплатил в прошлом году, никто не скажет. Потому что, в отличие от других нормальных стран, налог платит работодатель. А если ты раз в год пойдёшь и заплатишь из своего кармана, то выйдешь из налоговой инспекции и спросишь: «А вы не ******?» Во всех странах люди заполняют налоговую декларацию, отдают свои деньги, поэтому думают, куда они уходят.

Предприниматели — о бизнес-эмиграции в Европу, США и Азию. Изображение № 5.

Проблем с тем, чтобы привлекать российских пользователей, никогда не возникало. Мы покупаем рекламу в интернете и на важные события иногда прилетаем. Многие удивлялись, как я подписываю контракты с партнёрами и клиентами. Обычно убеждаю их в переписке, в крайнем случае звоню по телефону. Сейчас подписывать документы можно с помощью электронной подписи, так что проблем вообще нет.

У нас два офиса — в Таиланде и Питере, планируем открывать ещё в Москве, чтобы продажникам было удобнее работать. Холдинг зарегистрирован в Гонконге. Офис в Питере появился после покупки аутсорсинговой компании, которая делала нам первое мобильное приложение. Сейчас власти принимают разные законы, нас они все не касаются. История с переносом серверов никак не заденет Aviasales, потому что мы не оперируем персональными данными. Но меня напрягает Россия в целом. В этой стране не действуют законы и не работают суды. Но если кто-то вдруг захочет меня достать, пусть попробует сделать это в Гонконге.

 

 

Предприниматели — о бизнес-эмиграции в Европу, США и Азию. Изображение № 6.

Александра Хлопушина

Сооснователь Enjoy Me

В 2008 году супруг получил приглашение на работу в Лондоне, и я была вынуждена переехать за ним. Мне позвонила подруга-дизайнер и предложила заняться поставкой английских дизайнерских предметов в Москву. Мы сходили на хипстерский рынок Камден Таун и посмотрели, что классного есть для дизайнеров. Сначала отправили в Москву несколько интересных сумок, потом добавили ручки для каллиграфов, аксессуары и запустили проект в «ЖЖ». Мы взяли в аренду интернет-магазин, открыли юридическое лицо в России и в Англии. Интересно, что в Англии сделать это гораздо проще — если есть вид на жительство или долгосрочная виза, оформление проходит быстро и онлайн.

 

Мы постарались перенести к нам европейскую культуру ведения бизнеса. У нас в компании нет понятия «собеседование» — общение происходит в формате встречи

 

Сложнее открывать расчётный счёт: в Британии внимательно следят за тем, чтобы не было финансовых махинаций. У нас появилось шесть-семь поставщиков — Suck UK, Aroma Home, Luckies. С московским офисом мы взаимодействовали через «Битрикс24». Мне приходилось постоянно ездить в Россию и общаться с партнёром, который занимался логистикой. Можно было приехать, в чём-то разобраться, уехать, а потом результат сходил на нет. В этом году я получила английское гражданство и вернулась в Москву: работы много, невозможно ездить туда-сюда. В Англии остался только агент. За время существования мы здорово выросли, и теперь по Enjoy Me у нас большие планы, скоро откроем первый офлайн-магазин подарков в «Авиа Парке» и запустим франшизу.

 

Предприниматели — о бизнес-эмиграции в Европу, США и Азию. Изображение № 7.

Александр Агапитов

Основатель Xsolla

Я несколько раз приезжал в Сан-Франциско как турист, а в 2009 году получил визу для руководителей бизнеса и снял там квартиру. В Перми тогда было около семидесяти сотрудников. Я перевёз с собой трёх человек — двух бизнес-девелоперов и программиста. Спустя год мы переехали в район Шерман-Оукс.

Началось всё с того, что я съездил на игровую конференцию и увидел масштабы индустрии. Тогда мы уже занимали значительную долю на рынке, но хотелось международного роста. Я решил, что хочу продавать игры во всём мире, а не становиться платёжным продуктом в России. Сначала мы общались с крупными разработчиками игр на тему того, насколько им интересен российский рынок, но перезвонили нам только из Valve. Следующие два-три года были не очень успешными: мы не понимали, чего хотят американцы. Было большой ошибкой пригласить коллег из России для развития бизнеса. Таких специалистов было правильнее покупать на месте.

Когда приезжаешь в другую страну, кажется, что у тебя есть представления о ней, но на самом деле ты попадаешь на другую планету. Элементарные вещи первое время давались очень тяжело. Например, нам как-то нужно было заполнить регистрационную форму на выставку — я дал это задание девочке из Перми, которая блестяще знает английский. Она подходит ко мне и спрашивает: «У нашей компании есть DOB? Что это?» Мы подняли на уши весь офис, а потом американский мальчик-интерн объяснил, что это просто дата рождения. Много тонкостей в плане исполнения контрактов. Любые сделки осуществляются с учётом того, что у человека есть кредитная история. Большая разница при найме сотрудников: у нас агентству ты платишь разово, а здесь контракты заключаются на год, сразу нужно отдать 30 % от стоимости.

Первые три года я потерял, пробуя разные вещи. В Америке стартаперы могут рассказать красивую красноречивую историю, а у нас не было такого опыта, к тому же у меня были очень большие проблемы с английским. Специфика русских стартапов в Долине в том, что у них технологии масштабнее, чем то, что они показывают в маркетинге и в пиаре. У американцев, наоборот, PR, sales, business development развиты на очень высоком уровне, а технологии могут быть пустяковыми. В Штатах, даже если у вас есть технология, но нет крутой презентации или качественной документации, — без шансов. Я сначала нанял американцев среднего уровня за 60 тысяч долларов в год, но на них далеко не уедешь. Позже пригласил специалистов за 150 тысяч долларов в год, они уже способны решать задачи, которые русским кажутся фантастическими и нереальными. У нас часто бывает, что дизайн и продукт разрабатываются в США мной и лучшими продукт-менеджерами, а осуществляются в Перми сотнями программистов.

Спустя три года провалов мы сняли большой офис и привлекли дорогих сотрудников. По три человека я перевожу ежегодно (раз в год можно получить визы H1). Первые пять лет у нас был постоянный обмен — кто-то приезжал из России на три-шесть месяцев по туристическим визам, потом уезжал передавать опыт в Россию. Но это не самый лучший метод, поскольку люди все взрослые, им так дискомфортно ездить.

 

Предприниматели — о бизнес-эмиграции в Европу, США и Азию. Изображение № 8.

 

Не все привыкают к Штатам. Была девочка, которая получила визу, дающую право работать в США долгое время, но уехала, потому что была здесь тотально несчастна. Мы таких людей в шутку называем ватниками, хотя я с уважением отношусь к тем, кто не хочет перенимать культуру другой страны. Они тут слушают русскую музыку, смотрят российское ТВ, отказываются говорить по-английски.

Проживание в другой стране сильно меняет мировосприятие человека и его кругозор. Русским американцы сначала кажутся наивными дурачками, а американцы думают, что каждый русский имеет уголовные наклонности. Русские — хакеры, они смотрят на мир и хотят его тестировать. Если говорить о каких-то бытовых вещах, то в Штатах, например, более серьёзное отношение к религии. Когда я искал дом, мне говорили: «У нас тут церковь недалеко». Я отвечал, что не церковный человек, и слышал: «А, понятно, синагога тоже недалеко». Они на полном серьёзе не понимали, как подбирать мне дом, если я неверующий человек. Отношение к наркотикам тоже другое. Я сам не курю марихуану, но здесь можно увидеть официанта, который курит травку напротив ресторана, потому что устал, и к нему все относятся с пониманием.

 

Фотографии: Shutterstock, Spikeri.lv, Tripfun.ru