Космос внутри: Почему будущее не наступило и это хорошо. Изображение № 1.

 

Роман Федосеев

Заместитель главного редактора H&F

Пилотный эпизод американского фантастического сериала «Затерянные в космосе» — менее удачливого конкурента «Стартрека» — вышел в 1965 году и рассказывал о событиях 1997 года. На космическом корабле, способном развивать близкую к световой скорость, герои летят к ближайшей к Солнцу звёздной системе — Альфе Центавра. Они одеты в обтягивающую футуристичную одежду, пользуются услугами сообразительных роботов и стреляют из лазерного оружия. В ответственный момент глава космического ведомства звонит президенту США... по дисковому телефону.

Понятно, что это крайний случай футуристического попадания в молоко, но в целом он хорошо описывает вектор заблуждений фантастов XX века. Они драматически переоценили возможности покорения космоса, развития искусственного интеллекта и транспортных средств (до летающих машин и скейтбордов из «Назад в будущее 2» осталось два года — ждём). И наоборот, недооценили значение информационных технологий, интернета и вообще коммуникаций. В реальности мы не только не летаем к звёздам, но и из пределов Солнечной системы еле-еле высунулись только в этом году. Космос сейчас, конечно, играет важную роль, но, скорее, с прикладной, обслуживающей стороны в виде множества орбитальных коммуникационных и навигационных спутников. Так что же мы имеем в качестве наступившего будущего?

Если прошлый век был одержим идеей экспансии, то нынешний подстраивается под аутистов

 

В воображении старых фантастов человек начала XXI века выглядел как одетый в скафандр покоритель дальних планет. Если бы этим мечтателям показали то, что получилось в реальности, они бы крайне удивились: ведь это полная противоположность их представлений. Ничего не замечающий вокруг, отрешённый горожанин, сосредоточенно уткнувшийся в какой-то миниатюрный прибор и не расстающийся с ним нигде, даже во время общения с друзьями в баре. Мобильный телефон — это одновременно и символ, и реальное сосредоточение текущего уровня и направления технологий. Популярная картинка про разницу между 1993 и 2013 годами на самом деле неплохо схватывает суть. Если прошлый век был одержим идеей экспансии, направлен вовне, то нынешний подстраивается под аутистов. Сервисы и технологии как будто намеренно освобождают нас от необходимости физического передвижения — скоро, наверное, уже не останется действия, которое нельзя будет осуществить удалённо, через интернет. А вершина этой тенденции — это, конечно, пресловутые 3D-принтеры, способные свести взаимодействие человека с миром реальных вещей к «распечатке» чертежей из сети.

В общем, романтическое будущее исследователей дальнего космоса не наступило. Однако его реальная альтернатива, как это ни громко звучит, носит глубоко гуманистический характер. Великие проекты космоса существовали как бы сами для себя — их существование оправдывал сам масштаб. Сегодняшние же технологии ориентированы, прежде всего, но обычного человека, они удовлетворяют пусть прозаичные и повседневные, но насущные человеческие нужды.

Чтобы создавать и внедрять научные разработки, больше не нужно быть государством

 

Более того, они резко укорачивают путь от пассивного потребителя до изобретателя, производителя. «Тинейджер создала 20-секундную зарядку для телефона» (и уже получила кучу коммерческих предложений) — новость если и не рядовая, то уже не входящая в категорию удивительных. Цена входа на рынок высоких технологий продолжает падать. Чтобы создавать и внедрять научные разработки, больше не нужно быть государством или транснациональной корпорацией. По большому счёту, для этого нужны только знания и предпринимательская смелость. В конце концов, самыми перспективными разработками в области потребительской робототехники занимаются не бизнес-гиганты, а команды из нескольких человек, и как-то даже успокаивает, что речь идёт не о мыслящих андроидах, а «умных» подставках для айфона.

Фото: Mike Kim Design